ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перед отъездом в Берлин Смит увиделся с Ханфштенглем, рассказал о своей встрече с Гитлером и посоветовал ему присмотреться к этому человеку. Вечером нацистский вождь должен был выступать на митинге, и капитан Смит передал Ханфштенглю свой журналистский пропуск. Последнего, как и многих других, поразило красноречие Гитлера; он разыскал его после митинга и вскоре стал сторонником нацизма.

Вернувшись в Берлин, где не знали о деятельности Гитлера, капитан Смит составил подробное донесение, которое 25 ноября 1922 года было направлено посольством в Вашингтон. Принимая во внимание время написания донесения, его можно считать своего рода уникальным.

Самой активной политической силой в Баварии в настоящее время является национал-социалистская рабочая партия Германии. Так как это в меньшей степени политическая партия, нежели народное движение, ее следует рассматривать в качестве баварского двойника итальянского фашизма… За последние месяцы партии удалось приобрести политическое влияние, явно не соответствующее ее численному составу…

С самого начала доминирующую роль в данном движении играл Адольф Гитлер. Не подлежит сомнению, что эта личность — один из важнейших факторов, содействующих успеху партии… Способность его воздействовать на широкие массы просто удивительна. В частной беседе Гитлер показал себя убежденным и последовательным, а в моменты откровенности производил весьма глубокое впечатление на нейтрального слушателя своей фанатичностью.

Прочитав этот текст, я долго сидел и в оцепенении смотрел на страницы книги Ширера. Неужели американский журналист сам не понял, что он написал? Или, быть может, он элементарно боялся возможных последствий? Правда о Ханфштенгле буквально кричала со страниц этого документа. Неужели я — первый, кто смог прочесть даже не между строк, а сами строки?

Итак, американский дипломат заинтересовался гитлеровским движением и дал ему весьма высокую оценку. Сравнив нацистов с итальянскими фашистами, Смит фактически предсказал их дальнейшую судьбу — ведь Муссолини в Италии уже сумел прийти к власти. Американец шлет в Вашингтон донесение, в котором советует тщательно присмотреться к этой партии. Вспомним, что Смит слыл прекрасным политическим аналитиком и к его мнению прислушивались в Госдепартаменте. А значит, уже в конце 1922 года в США рассматривали нацистскую партию как восходящее светило на немецком политическом небосклоне.

И… при всей заинтересованности США в Германии не предприняли больше никаких попыток присмотреться к этой силе. Интерес официального Вашингтона к гитлеровскому движению угасает так же внезапно, как и возник. Парадоксально, не правда ли? Может, в США искренне ненавидели нацистов? Но Гитлер на тот момент не совершил еще никаких преступлений, а праворадикальная риторика была тогда вполне обыденным и повседневным явлением. Что же тогда?

Все становится на места, если немного по-другому взглянуть на роль Эрнста Ханфштенгля. Если верить Ширеру, Смит был знаком с Эрнстом и просто так, по-дружески, посоветовал ему присмотреться к нацистам. А еще просто так, по-дружески, передал ему свой журналистский пропуск. А Ханфштенгль просто так, по-дружески, последовал этому совету… Что-то не вяжется. Если я посоветую своим друзьям прочесть хорошую книгу, я не стану отдавать им свою кредитку, чтобы они смогли эту книгу купить. Смиту было совершенно не обязательно передавать Ханфштенглю свой документ, более того: это можно назвать должностным преступлением. На такой шаг капитан мог пойти только в одном случае: если он оставлял Ханфштенгля в качестве своего преемника наблюдать за нацистским движением.

Но почему именно Эрнст? По многим причинам: во-первых, семья Ханфштенгля была тесно связана с воротилами американского бизнеса. Во-вторых, имелись выходы и на политическую элиту. В-третьих, Эрнст, в силу своего смешанного происхождения, был «своим» и для немцев, и для американцев. В-четвертых… похоже, никого другого под рукой просто не оказалось.

Подведем итог: в конце 1922 года Ханфштенгль по сути становится неофициальным наблюдателем Вашингтона при нацистской партии. Но нейтральную позицию он занимает недолго. Вскоре Эрнст начинает активно помогать Гитлеру. Уже в первый год их знакомства он оказывает фюреру две неоценимые услуги. Во-первых, он предоставляет нацистам тысячу долларов (большие деньги по тем временам) на покупку газеты «Фелькишер Беобахтер», которая становится главным рупором партии. Значение этого поступка невозможно переоценить: без собственного средства массовой информации нацисты были обречены на прозябание в безвестности. Во-вторых, Ханфштенгль вводит Гитлера в «высший свет», знакомит его с людьми, которые способны оказать реальную — в том числе финансовую — помощь нацистскому движению. Как бы красноречив ни был фюрер, без денег его партия лишена перспектив, и это прекрасно понимают как Ханфштенгль, так и сам Гитлер. С этого времени нацисты начинают постепенно обзаводиться состоятельными спонсорами, готовыми жертвовать деньги на их процветание.

Дальше — больше. В ноябре 1923 года Гитлер предпринимает попытку захвата власти в Мюнхене, так называемый «пивной путч». Попытка с треском проваливается. Именно Ханфштенгль — который, кстати, к идее путча относился крайне неодобрительно — приютил Гитлера в своем доме. И третье — самое главное: именно Путци отговорил нацистского вожака от самоубийства. Известно, что после провала путча фюрер находился в крайне депрессивном состоянии и хотел застрелиться. Ханфштенгль сумел переубедить своего неуравновешенного друга и тем самым фактически спас ему жизнь.

Затем над Гитлером состоялся процесс, на котором его приговорили к крайне мягкому наказанию — нескольким годам тюремного заключения в замке Ландсберг. В реальности фюрер отсидел чуть больше года. За это время Ханфштенгль неоднократно посещал его в тюрьме, по некоторым данным, именно он посоветовал Гитлеру написать «Майн Кампф» и помог издать ее…

Пожалуй, хватит. По-моему, я привел достаточно фактов, для того чтобы показать: именно Ханфштенгль спас нацизм, помог ему окрепнуть и встать на ноги. Если бы не Путци — НСДАП, скорее всего, так и осталась бы маленькой сектой. А теперь самый главный вопрос: по чьей инициативе действовал Ханфштенгль? По своей собственной?

Возможно. Но гораздо более обоснованным выглядит предположение, что Путци был представителем американских политических и деловых кругов, предпочитавших держаться в тени. И может быть, далеко не случайно то обстоятельство, что общество «Друзья Германии» было создано вскоре после того как в Вашингтоне получили доклад Смита. Смита, оставившего в качестве своего заместителя Ханфштенгля, который, в свою очередь, через некоторое время стал представителем FG в Третьем рейхе. Все это наводит на одну необычную, отчасти даже шокирующую мысль.

А что, если общество «Друзья Германии» изначально создавалось для поддержки нацизма?

Кто конкурировал с «Туле»?

Однажды я уже искал ответ на вопрос о том, каким образом фюреру удалось прийти к власти. Действительно, это довольно странное явление — маленькая партия, одна из сотен ей подобных, в течение какого-то десятка лет становится сильнейшей в стране и потом получает власть! Историки до сих пор ищут удовлетворительное объяснение этому явлению — и не могут найти. Обычно все списывают на «демоническую личность» Гитлера, который якобы своим магнетизмом притягивал к себе людей. Версия эта представляется мне настолько бредовой, что не заслуживает никакого опровержения.

Вторая любопытная версия: Гитлер мастерски владел искусством пропаганды. Это так, но только до некоторой степени. Фюрер мог ораторствовать в заполненных табачным дымом пивных в начале 20-х годов, мог заражать своей энергией толпу, мог интуитивно находить нужный тон, нужные слова. Из него получился бы прекрасный политик местного значения, который, возможно, после наступления «периода стабильности» в середине 20-х годов был бы успешно забыт. Но этого не случилось. Глава НСДАП быстро вышел на общенациональный уровень, приобрел популярность во всей стране. Для этого ему нужно было стать не просто талантливым оратором. Ему нужно было в совершенстве освоить технологии, позволявшие подчинить умы и души миллионов людей. А такие технологии стоили тогда — и стоят сейчас — больших денег. Откуда они могли взяться у маленькой нищей партии?

9
{"b":"111501","o":1}