ЛитМир - Электронная Библиотека

Минутку… Что-то начало всплывать на поверхность… Ближе… Еще ближе… Внезапно она вспомнила!

Фигура в полутьме узкого переулка на другой стороне канала, когда они с Тарой и Джанни выходили из дома Анджелы Спинелли! Конечно, она не могла видеть ничего, кроме общих очертаний, но была сейчас почти уверена, что именно тот самый человек подходил к ней только что возле статуи Крылатого Льва… Не напрасно же она столько тренировалась в запоминании не только внешних черт людей, но и походки, и каких-то других отличительных признаков.

«Да, это точно тот самый человек», — решила Нэнси. Но что из этого следовало, она пока еще не знала и даже не могла решиться на какие-то предположения…

Расплатившись с лодочником, она вбежала по лестнице к главному входу и приятно удивилась, увидев, что дверь открыта и Доменик встречает ее.

— Синьорина Иган уже приехала? — первым Делом спросила Нэнси и успокоилась, услышав утвердительный ответ.

Она поднялась в их комнату, взглянув по дороге на часы и подумав, что хорошо бы уже доставили маскарадные костюмы.

Открыв дверь, она замерла на пороге в изумлении и растерянности… Что случилось?!

В комнате все было перевернуто вверх дном!

Ящики старинного комода, куда горничная уложила их вещи, вывернуты, одежда разбросана. Даже платья сдернуты с вешалок. Полный разгром!

Тара сидела, скорчившись, в кресле, бледная и испуганная.

— Привет, — сказала Нэнси, изображая бодрый тон. — Что случилось? Кража? Обыск?

— Откуда мне знать? — жалобным голосом ответила Тара. — Я застала это, когда пришла. Господи, что же происходит?!

— Ты говорила кому-нибудь? — спокойно спросила Нэнси.

— Еще нет. Я так напугалась и расстроилась… просто не знала, что делать… Я и складывать ничего не стала, как видишь. Подумала, может быть, так легче обнаружить какие-нибудь следы.

— А костюмы для маскарада? Их принесли?

— Я и забыла про них. Да, вон они, — Тара показала на две картонные коробки, лежащие на кровати. — Они стояли в нижнем холле, когда я пришла, и я захватила их с собой.

Нэнси положила свои покупки на свободный стул и присела, чтобы собраться с мыслями. Тара тем временем говорила о каких-то возможных свидетельствах, которые могли оставить те или тот, кто здесь побывал в их отсутствие, но Нэнси ничего не увидела, даже когда со вздохом снова поднялась и начала ходить по комнате в поисках каких-либо улик… Их не было. Оставалось только собираться с мыслями и думать, думать… Вспоминать… Сопоставлять… Анализировать…

Для чего кто-то мог обыскивать комнату? Что искал? Что хотел найти? Что у них с Тарой могло заинтересовать его? Деньги? Драгоценности?.. Смешно!.. Но что же тогда?

— Ты проверяла свои вещи, Тара? — на всякий случай спросила она. — Что-нибудь пропало? Тара покачала головой.

— Насколько я могу судить — ничего.

— Деньги? Что-нибудь ценное?

— Деньги у меня в основном в чеках, да и сколько их… Но они все в моей сумке, которая была со мной. Колечко и часы тоже. Что еще?

— Что-нибудь принадлежащее твоему отцу?

Или каким-то образом имеющее к нему отношение?

Тара немного испуганно посмотрела на нее.

— Я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду. Если какие-то документы, то я не привезла сюда ничего отцовского… Да их у нас, наверное, и нет. Какие?.. Вот только передник, который мне подарила Анджела, — добавила она с беспомощной улыбкой.

— Он здесь? Ты видела его?

— Да, вон в том перевернутом ящике…

Нэнси медленно подошла к окну, раздвинула шторы, задумчиво уставилась на открывшийся перед ней Большой канал… Тот, кто переворошил их вещи, был твердо уверен, что у них имеется что-то очень важное для него. Это несомненно. Иначе для чего рисковать? Но что? Что он искал?..

«…А теперь подумаем о так называемом призраке, — сказала себе самой Нэнси. — Что искал он? Ведь не просто так, в гости, наведался он прошедшей ночью! Тоже хотел что-то найти… Обнаружить… Может быть, это он вторично заглянул сюда в их отсутствие? И, как видно, страшно торопился — иначе зачем было устраивать такой кавардак? Если, конечно, не со злости или для пущего эффекта. А может, просто опасался, что его узнает тот, кто может вот-вот появиться? Горничная или кто-то еще из прислуги?..»

Это напомнило Нэнси о том, что произошло только что с «другом Р.», который поспешил скрыться — если ее предположение, конечно, правильно, — лишь завидев приближающегося Джанни Спинелли.

Внезапно еще одна мысль четко вырисовалась в ее мозгу. Она вспомнила, как посетивший их призрак, прежде чем выйти из комнаты (что он не так уж и торопился сделать), задержался там и остановил взгляд — по крайней мере, ей так показалось — на чем-то в глубине комнаты… Впрочем, что тут такого? Но сейчас ей казалось, это было не случайно: он что-то увидел при свете зажженной ею настольной лампы.

Что это могло быть?

Нэнси быстро подошла к двери, пытаясь поставить себя на место «призрака».

— Что с тобой? — испуганно спросила Тара.

— Ничего. Просто провожу следственный эксперимент. Подожди…

«Значит, так, — продолжала она разговаривать сама с собой. — Он, кажется, повернул голову в эту сторону… Так… Получается, его взгляд был направлен на тот туалетный столик, и, возможно, что-то на нем привлекло его внимание…

Что именно?»

Там сверкало всеми красками радуги стеклянное пресс-папье, которое она купила в подарок своей тетушке Элоизе для ее коллекции. Помимо пресс-папье, на столике стояли туалетные принадлежности обеих девушек, которые, безусловно, не представляли вообще никакого интереса.

Значит, если пришельца и заинтересовало что-то, находящееся там, это могло быть только пресс-папье… Ну, и что из этого?..

Видя, с каким напряжением наблюдает за ней Тара, Нэнси не могла не поделиться с подругой своими мыслями, но убедилась, что та еще меньше, чем она сама, понимает, какие из всего этого могут следовать выводы и заключения.

— Разве оно такое дорогое? — спросила Тара.

— Не думаю, — ответила Нэнси со смехом. — Иначе я вряд ли купила бы его…

«Если мои заключения правильны, — подумала она, — то единственный вывод, какой можно сделать: призрак и тот, кто рылся недавно в их комнате, не одно и то же существо. В противном случае стеклянное пресс-папье не стояло бы там, где оно стоит».

Не отдавая себе полностью отчета, зачем она это делает, Нэнси схватила эту вещь и спрятала, после короткого раздумья, в носок своих спортивных туфель, снова вызвав недоумение Тары.

Как ни странно, Нэнси почувствовала себя намного спокойней после произведенной работы мысли и некоторых действий, сопряженных с этим. Посмотрев на часы, она воскликнула:

— Ох, уже восьмой час! Нужно одеваться к маскараду.

— Даже не очень хочется, — с тоской сказала Тара. — А не надо все рассказать хозяину дома?

— Сейчас ему не до того. Да и что он теперь может сделать? Подождем еще немного, — ответила Нэнси. — Постарайся хоть немного развеселиться, подружка!

19
{"b":"111504","o":1}