ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да вот же он, прямо перед нами! — сказала Лиззи.

— Я вижу, просто мне захотелось сказать это по-итальянски, — объяснил Билл.

— Погляди, какие пышные бюсты и зады у здешних девушек! — округлив глаза и оглядываясь по сторонам, прошептала на ухо Барри Фиона.

— А по-моему, они очень даже симпатичные, — ощетинился Барри. Это была его Италия, с тех пор как он приезжал сюда на Чемпионат мира, и он не позволит никому порочить ее!

— Я же не говорю, что это плохо, — объяснила Фиона. — Я просто хотела бы, чтобы на это посмотрела Бриджит Данн. Она все время скулит, что у нее слишком полные бедра.

— Попроси ее отца, чтобы он рассказал ей об этом, — предложил Барри и тут же понял, что смолол чепуху.

— Ты что, с ума сошел! Как я могу? Она же сразу догадается, чья это работа. Кстати, Бриджит говорила, что отель для нас заказан вполне приличный, и мы не будем разочарованы.

— Уж я-то точно не буду разочарован, — весело сказал Барри и обнял Фиону за талию.

— Я тоже. Я в своей жизни только один раз останавливалась в отеле — когда была на Майорке. Но там так галдели, что никто из нас не мог уснуть, поэтому мы просто встали и снова отправились на пляж.

— Вы, наверное, останавливались в какой-нибудь дыре, — предположил Барри, с ужасом подумав, что кто-то из их группы станет вот так же отзываться о его любимой Италии.

— Но отель, в котором мы остановимся здесь, тоже один из самых дешевых. Так мне Бриджит сказала.

— А сама она почему не захотела с нами поехать?

— Не смогла.

— Ну, и ладно.

Они вышли из тени под палящие солнечные лучи, и начался пересчет голов: «Uno, due, tre…»[86] Старшие групп подошли к этой задаче весьма ответственно.

— Ты когда-нибудь жила в гостинице, Фрэн? — спросила Кэти, когда автобус, набирая скорость, уже лавировал по улицам между другими машинами. Водители здесь все до одного были чрезвычайно нетерпеливы и темпераментны.

— Дважды, но с тех пор прошла уже целая вечность.

— Ты мне об этом ни разу не рассказывала, — не унималась Кэти.

— Это было в Корке. Мы ездили туда с Кеном. Да ты же знаешь!

— А, это когда ты сказала родителям, что отправляешься туда со своей школьной подругой?

— Да, мне не хотелось, чтобы они думали, будто я решила родить еще одного ребенка, которого тоже придется растить им, — сказала Фрэн и весело толкнула Кэти в бок.

— А сейчас ты для этого уже слишком стара, верно?

— Знаешь, что я тебе скажу? Если я встречусь в Америке с Кеном, я запросто смогу произвести для тебя на свет маленькую сестричку или братика, чтобы потом мы все вместе вернулись домой.

— Или остались там, а? — спросила Кэти.

— Не забывай, у нас ведь есть обратные билеты!

— А ты не забывай, что дети за одну ночь на свет не появляются, — парировала Кэти.

Обе засмеялись и стали указывать друг другу на виды, открывавшиеся за окном. Вскоре автобус затормозил у здания на Виа-Джолитти.

Синьора о чем-то оживленно спорила с водителем.

— Синьора доказывает ему, что он должен высадить нас у самой гостиницы, а не здесь, на конечной остановке автобуса, — сообщила Сьюзи.

— Откуда ты знаешь? — поразился Лу. — Ты ведь не ходила на наши занятия!

— Ну, когда работаешь официанткой, рано или поздно начинаешь понимать все что угодно, — пояснила Сьюзи, а потом, посмотрев на Лу, добавила: — Ты же сам все время говоришь что-то по-итальянски, вот я и нахваталась у тебя разных слов.

Такое объяснение показалось ему гораздо более правдоподобным. А Сьюзи оказалась права. Взревев мотором, автобус сорвался с места и через некоторое время высадил их возле «Albergo Francobollo».

— Отель «Почтовая марка», — перевел Билл. — Это будет легко запомнить.

«Vorrei un francobollo per l'lrlanda»,[87] — громко прокричала вся группа, и Синьора тепло улыбнулась своим ученикам.

Она без всяких неприятных приключений довезла их до Рима, в отеле подтвердили, что номера забронированы, значит, здесь тоже не ожидается никаких сюрпризов, и все участники группы пребывают в прекрасном расположении духа. Волнения позади. Теперь можно расслабиться, и она вновь сможет наслаждаться красками и звуками прекрасной Италии. Ей даже дышать стало легче.

«Albergo Francobollo» был далеко не самым роскошным, но чрезвычайно гостеприимным отелем. Его владельцы — синьор и синьора Буона Сера[88] — были приветливы и не переставали восхищаться тем, как хорошо их гости владеют итальянским языком.

— Bene, bene benissimo! — то и дело восклицали они, бегая вверх и вниз по лестницам от комнаты к комнате.

— А как нам с ними здороваться: «Добрый вечер, мистер Добрый Вечер»? — спросила Фиона у Барри.

— А ты вспомни, какие в Ирландии встречаются имена. Например, Рэмсботтом. А у нас в супермаркете есть постоянный клиент, которого зовут мистер О'Луни.[89]

— Да, но у нас нет людей, которых звали бы миссис Доброеутро или мистер Добрыйвечер! — не сдавалась Фиона.

— Зато в Ирландии есть местечко под названием Иффин. Люди постоянно говорят о футбольной команде Иффина, о хоре Иффина, который будет петь во время одиннадцатичасовой мессы, и так далее… Как, по-твоему, это звучит для постороннего уха, а?[90] — воинственно спросил Барри.

— Я люблю тебя, Барри, — неожиданно сказала Фиона. Они уже находились в своем номере, и миссис Добрый Вечер услышала только эту фразу.

— Ага, любовь! Очень, очень хорошо! — пробормотала она себе под нос и побежала устраивать остальных постояльцев.

Конни аккуратно повесила свою одежду в левый угол маленького платяного шкафа. Из окон виднелись крыши высоких домов, выстроившихся вдоль узеньких улочек, что вели к площади Чинквеченто. Конни умылась над маленькой раковиной, установленной прямо в комнате. Она уже не помнила, когда в последний раз останавливалась в гостиничном номере без ванной комнаты. Но никогда она не путешествовала с таким легким сердцем. Конни вовсе не чувствовала какого-либо превосходства перед этими людьми лишь потому, что у нее больше денег, не испытывала ни малейшего желания взять в аренду автомобиль, хотя могла бы сделать это в любую минуту, или, отделившись от своей группы, поужинать в ресторане пятизвездочной гостиницы. Наоборот, Конни горела желанием принять участие в осуществлении всех планов, которые с такой заботой составили для них Синьора и Эйдан Данн.

Как и любой другой участник вечерних курсов, Конни чувствовала, что отношения между двумя этими людьми куда глубже, нежели просто профессиональные. Наверное, именно поэтому никого не удивило то, что жена Эйдана не поехала вместе с ними.

— Signor Dunne, telefono,[91] — позвала из коридора синьора Буона Сера.

Эйдан в этот момент пытался внушить Лэдди, что тому не стоит немедленно приниматься за чистку медных дверных ручек, и что, возможно, это лучше сделать хотя бы через несколько дней.

Услышав голос хозяйки отеля, Лэдди оживился.

— Наверное, звонит кто-нибудь из ваших итальянских друзей? — спросил он.

— Нет, Лоренцо, у меня нет друзей в Италии.

— Но вы же бывали здесь раньше!

— Четверть века назад, так что меня в Италии никто не помнит.

— А у меня здесь есть друзья! — с гордостью сообщил Лэдди. — И у Бартоломео тоже — итальянцы, с которыми он подружился во время Чемпионата мира.

— Это великолепно! — сказал Эйдан. — А теперь я, пожалуй, пойду и выясню, кому я мог тут понадобиться.

— Папа! — послышался голос в трубке.

— Бриджит? У вас там все в порядке?

— Конечно! А вы, значит, уже на месте?

— Как видишь. Все до единого. Вечер просто изумительный. Мы собираемся прогуляться до пьяцца Навона и немного выпить.

вернуться

86

Один, два, три (итал.).

вернуться

87

Мне нужна марка, чтобы отправить письмо в Ирландию (итал.).

вернуться

88

Buona sera (итал.) — добрый вечер.

вернуться

89

Ramsbottom (англ.) можно перевести как «баранья задница», Looney (англ.) — как «полоумный».

вернуться

90

«Effing» — слэнговый эвфемизм для слова «fucking», одного из самых грубых ругательств в английском языке.

вернуться

91

Синьор Данн, вас к телефону (итал.).

109
{"b":"111506","o":1}