ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Buona sera, — сказала она.

Крепко скроенный молодой человек с черными волосами поднял глаза.

— Signora? — сказал он. Потом на секунду зажмурился и, открыв глаза, повторил изумленным тоном: — Signora? — На его лице отражалось смятение, борьба чувств. — Signora… Non е possible![96] — проговорил он и шагнул по направлению к ней, вытянув вперед руки. Это был Альфредо, старший сын Марио и Габриэллы. По странному стечению обстоятельств Синьора зашла в принадлежащий ему ресторан.

— Е un miracolo,[97] — сказал молодой человек, расцеловав ее в обе щеки и усадив на стул.

Синьора села и крепко ухватилась за стол. От неожиданности у нее закружилась голова, и она боялась потерять сознание.

— Stock Ottanta Quattro, — сказал Альфредо и налил ей целый стакан крепкого итальянского бренди.

— No grazie… — Она поднесла стакан к губам и сделала глоток. — Это твой ресторан, Альфредо?

— Нет-нет, Синьора, я здесь только работаю. Мне нужны деньги.

— А как же ваша гостиница? Гостиница твоей матери? Почему ты работаешь не там?

— Моя мать умерла, Синьора. Уже полгода, как ее нет на свете. А ее братья — мои дядья — во все вмешиваются, решают все за меня, хотя ничего не понимают. Нам там больше нечего делать. Энрико, правда, в Аннунциате, но ведь он еще ребенок, а вот мой брат, который уехал в Америку, написал, что больше не вернется. Я же приехал сюда, в Рим, чтобы чему-нибудь научиться.

— Значит, твоя мама умерла… Бедная Габриэлла! Отчего она скончалась?

— У нее был рак. Его обнаружили уже через месяц после гибели отца. Она сгорела как свечка.

— Я так тебе сочувствую! — проговорила Синьора. — Ты не представляешь, как мне жаль!

И вдруг внутри нее прорвалась какая-то плотина. Это было уже чересчур: Габриэлла, которая умерла теперь, вместо того чтобы исчезнуть много лет назад, обжигающий бренди в горле, неудача с ужином для группы, Марио в своей могиле рядом с Аннунциатой… Она рыдала и рыдала, не в силах остановиться, а сын Марио гладил ее по волосам, пытаясь успокоить.

Конни лежала на постели, обернув усталые ступни махровыми салфетками, пропитанными холодной водой. Почему она не взяла в поездку бальзам для ног или хотя бы свои мягкие, словно перчатки, туфли? Наверное, потому, что не хотела демонстрировать далекой от всего этого Синьоре косметичку с роскошными кремами, а товарищам по поездке — обувь, которая стоит больше, чем каждый из них зарабатывает в месяц. Ну вот, а теперь за щепетильность приходится расплачиваться. Завтра она сможет ускользнуть от группы, поехать на Виа-Венетто и в качестве компенсации за свои теперешние мучения купить пару прекрасных итальянских туфель. Никто этого и не заметит, а если даже заметит — пусть! Эти люди не одержимы страстью к шмоткам и не страдают комплексом неполноценности. Они не такие, как Гарри Кейн.

Как странно — думать о нем и не испытывать при этом никаких эмоций! В конце года Гарри уже должен выйти на свободу и, как говорил ей старый мистер Мерфи, собирается перебраться в Англию, где у него остались друзья. Интересно, поедет ли с ним Шивон Кейси? Конни думала о них так, как обычно думают о персонажах телевизионных сериалов или о незнакомых людях, которые ничего для тебя не значат. Впрочем, она слышала, что между Гарри и мисс Кейси все кончено. Он отказывался видеть ее, когда она пыталась навестить его в тюрьме. Видимо, во всем случившемся он винил именно свою бывшую любовницу.

Услышав об их разрыве, Конни не почувствовала ни радости, ни удовлетворения. В какой-то степени ей было бы даже легче думать, что он начал новую жизнь с женщиной, с которой был связан на протяжении столь длительного времени. Интересно, бывали ли они здесь вместе — Шивон и Гарри? Тронул ли их своей красотой этот изумительный город, как бывало с каждым, кто сюда приезжает — будь он влюблен или нет? Об этом она уже никогда не узнает, да это уже и не важно.

В дверь деликатно постучали. Должно быть, вернулась Синьора. Однако нет, это была маленькая, суетливая синьора Буона Сера.

— Вам письмо, — сказала она и протянула Конни конверт. Внутри него оказалась обычная почтовая открытка. Надпись на ней гласила: «Ты можешь легко погибнуть в автомобильной катастрофе в Риме, и никто о тебе не заплачет».

Настало время отправляться на ужин. Старшие групп пересчитывали своих подопечных. Все были на месте за исключением троих: Конни, Лэдди и Синьоры.

Синьора и Конни живут в одном номере и, наверное, появятся с минуты на минуту, но куда запропастился Лэдди? Занятый подготовкой лекций к завтрашним экскурсиям в Колизей и Форум, Эйдан сидел в вестибюле гостиницы, снова и снова просматривая свои записи. Может быть, Лэдди уснул? Эйдан взбежал по лестнице и распахнул дверь гостиничного номера, однако тот оказался пуст. В это время появилась Синьора — бледная, как полотно. Она сообщила, что ужин состоится не в том ресторане, где для них первоначально были заказаны столики, а в другом, но цены на обслуживание остаются приемлемыми. Это сицилианский ресторан под названием «Катанья».

Синьора выглядела уставшей и расстроенной, и Эйдан, не желая волновать ее еще больше, не стал рассказывать об исчезновении Лэдди. В этот момент по лестнице сбежала Конни, рассыпаясь в извинениях. У нее тоже было бледное лицо и встревоженный вид. Глядя на двух женщин, Эйдан подумал, что им, возможно, не под силу переутомление, жара и обилие новых впечатлений. Да нет, наверное, ему просто показалось. Сейчас главное — отыскать Лэдди, а уж потом он присоединится ко всем остальным. Не забыть только взять у Синьоры адрес ресторана!

Синьора протянула ему визитную карточку «Катаньи». Рука ее заметно дрожала.

— Ты в порядке, Нора? — спросил Эйдан.

— В полном порядке, — солгала она ему.

Весело болтая, все пошли вниз по улице, а Эйдан бросился на поиски Лэдди.

Конечно, синьор Буона Сера знает синьора Лоренцо, тот предложил свои услуги, чтобы протереть окна. Очень приятный господин и, кстати, у себя на родине, в Ирландии, он тоже работает в гостинице.

— К нему кто-нибудь приходил?

— Приходили, но не к нему. Принесли письмо для кого-то из вашей группы. Жена сказала. Синьор Лоренцо, узнав об этом, очень обрадовался и сказал, что это, наверное, то самое письмо, которого он с таким нетерпением ждал.

— Но это письмо действительно было адресовано ему? Он его получил?

— Нет, синьор Данн, моя жена сказала, что отдала письмо одной из леди, и тогда синьор Лэдди заявил, что это — ошибка, что оно, без сомнения, адресовано ему. А потом он сказал, что это неважно, что он знает адрес своих друзей и сам отправится к ним.

— Боже Всемогущий! — простонал Эйдан. — Стоило мне отлучиться ненадолго, и вот, пожалуйста, — он решил, что его чертовы друзья прислали ему приглашение! Ох, Лэдди, дай мне только до тебя добраться, я тебе шею сверну!

Эйдану пришлось отправиться в ресторан, где вся группа, предварительно сфотографировавшись на фоне красочного лозунга с надписью «Привет гостям из Ирландии», уже расселась за столиками.

— Мне нужен адрес Гаральди, — прошептал он на ухо Синьоре.

— Он что, отправился к ним? Не может быть!

— Похоже на то.

Синьора в волнении посмотрела на Эйдана.

— Лучше, если туда поеду я, — сказала она.

— Нет, я сам. А ты оставайся здесь и проследи за тем, чтобы хоть ужин прошел без сюрпризов.

— Эйдан, я лучше знаю язык, я писала им!

— Тогда поехали вместе.

— А кого мы оставим здесь за главного? Констанс?

— Не надо, она чем-то расстроена. Дай-ка подумать. Назначим ответственными Франческу и Луиджи.

Они объявили о том, что Франческа и Луиджи остаются вместо них, а сами отправились на поиски Лоренцо.

— Почему это они назначили старшими этих двоих? — пробормотал кто-то.

вернуться

96

Этого не может быть! (итал.)

вернуться

97

Это чудо (итал.).

111
{"b":"111506","o":1}