ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И все же ему очень хотелось увидеться с ней до Рождества, чтобы преподнести маленький подарок. Эйдан приготовил для нее медальон, внутри которого находилось изображение Леонардо да Винчи. Это была недорогая, но очень элегантная вещица. Он положил подарок в коробочку и упаковал ее в золотистую бумагу с надписью Buon Natale. Дарить подарок после праздника — это уже совсем не то.

А еще ему хотелось поговорить с ней — хотя бы недолго. Как-то раз Синьора сказала ему, что часто смотрит на горы и думает о том, как переменилась ее жизнь, и что «vista del monte» теперь означает для нее название школы. Может быть, она и сейчас там?

Эйдан Данн пошел по улицам, на которых царила предпраздничная суета. В окнах горели огни на рождественских елках, посыльные развозили заказчикам упаковки с пивом. Наверное, все это в диковинку для Синьоры, которая прошлое Рождество провела в маленьком сицилийском городке.

Она действительно сидела у ограды в конце улицы — тихая и неподвижная, и, увидев его, казалось, нисколько не удивилась. Эйдан присел рядом с ней.

— Я принес тебе подарок на Рождество, — сказал он.

— А я приготовила подарок для тебя, — ответила она, протянув ему большой сверток.

— Может, посмотрим их прямо сейчас? — Его снедало любопытство.

— Почему бы и нет!

Они развернули подарки. В свертке оказалось большое итальянское блюдо, раскрашенное золотым, желтым и фиолетовым цветами. Оно идеально подойдет к интерьеру его комнаты. Они поблагодарили друг друга за подарки, похвалили их, а затем просто сидели, как подростки, которым некуда пойти. Потом стало холодно, и они, не сговариваясь, поднялись.

— Buon Natale, Синьора, — сказал он и поцеловал ее в щеку.

— Buon Natale, Эйдан, саго mio,[56] — сказала она.

Накануне праздника работы в магазине электротоваров было невпроворот. И почему люди тянут до последнего, чтобы за несколько часов до Рождества начать скупать все подряд — электролобзики, видео и электрические чайники? Лу трудился в поте лица с утра до вечера, а перед самым закрытием в помещение склада вошел Робин с квитанцией в руке. Лу почему-то ожидал его прихода.

— Счастливого Рождества, Лу!

— Buon Natale, Робин!

— Что-что?

— Это — на итальянском, который ты заставил меня учить. У меня теперь на английском даже думать не получается.

— Ну, ладно, полиглот, я пришел тебе сказать, что ты можешь бросить это дело, когда пожелаешь, — сказал Робин.

— Что?!

— Что слышал. Мы подыскали другой склад, но ребята тебе очень благодарны — ты нашел отличное место, которым мы пользовались в последнее время.

— А последняя партия? — Лу был бледен как мел.

— Что с ней такое?

— Но она же до сих пор находится там! — выдавил Лу.

— Ты что, шутишь?

— Какие там шутки! В четверг никто не приходил и ничего не забирал.

— Эй, там, пошевеливайся! Поскорее выдавай товар! — окликнул Лу начальник склада.

— Давай мне свой чек, — прошипел Лу.

— Это телевизор для вас со Сьюзи.

— Я не могу его взять. Она сразу поймет, что он ворованный.

— Он не ворованный. Я только что заплатил за него.

— Ты понимаешь, о чем я. Я погружу его тебе в багажник.

— Я хотел отвезти тебя к ней домой. С рождественским подарком.

Взглянув на чек, Лу понял, что это был самый дорогой телевизор из всех, какие продавались в магазине. Техника высшего класса. Если втащить такую штуковину в квартирку Сьюзи, она не поверит никаким объяснениям.

— Послушай, у нас сейчас есть гораздо более важные проблемы, чем приобретение телека. Подожди, пока мне оплатят сегодняшний рабочий день, а потом мы подумаем, что делать с коробками, оставшимися в школе.

— Я надеюсь, ты уже предпринял какие-то шаги?

— Какие-то — предпринял, но, возможно, не те, что нужно. Лу вышел в соседнее помещение и присоединился к другим работникам. Им выдали деньги, заработанные за сегодняшний день, праздничную премию и по стаканчику выпивки. Затем он вышел на улицу. Робин уже сидел в своей машине, а сзади возвышалась огромная коробка с телевизором.

— У меня есть ключи от школьной пристройки, но там в любой момент может появиться какой-нибудь полоумный сторож и станет дергать двери, проверяя, заперты они или нет, директор школы постоянно следит за этим.

И Лу продемонстрировал Робину ключ, с которым не расставался с того самого дня, как снял его с брелока Синьоры.

— Светлая у тебя голова, Лу!

— Уж светлее, чем у тех, кто не предупредил меня, как поступать, если вдруг не появится этот придурок в куртке с капюшоном.

Сейчас Лу испытывал и страх, и злость одновременно. Он сидел в машине с уголовником прямо возле магазина, где работал, а в ней находился гигантский телевизор, который Лу просто не мог принять в дар. Он украл ключ от школы, в которой хранился груз наркотиков, причем по его милости. Он чувствовал себя не «светлой головой», а полным идиотом.

— Конечно, люди часто подводят, — проговорил Робин. — Значит, ему с нами больше не работать.

— А что с ним будет? — со страхом спросил Лу. Перед его внутренним взором уже возникла жуткая картина: проштрафившийся мужчина в куртке с капюшоном медленно опускается на дно реки Лиффи, а ноги его вмурованы в бетонный блок.

— Я уже сказал: он больше не будет с нами работать.

— А может, он не смог приехать потому, что попал в аварию или его ребенка увезли в больницу?

С какой стати Лу решил защищать человека, с которым ни разу и словом-то не перемолвился, даже наоборот, испытывал к нему сильнейшую неприязнь? Если бы не этот дурак в куртке, Лу больше не находился бы на крючке Робина, поскольку уголовники уже подыскали для себя новый «склад». В голове Лу родилась мысль, удивившая его: а ведь он может продолжать занятия в группе, тем более что они ему нравятся. Он может даже поехать вместе со всеми в Италию, куда Синьора собирается вывезти группу следующим летом. И уже не нужно будет притворяться, дрожать от страха. Никто ничего не сможет доказать. Кладовка в пристройке, где проходили занятия итальянским, оказалась идеальным местом для хранения незаконного товара. Никто ничего не заметил бы и не узнал, а ему не предъявили бы никаких обвинений, — одним словом, все сошло бы гладко, если бы этот идиот в куртке с капюшоном забрал оставшиеся коробки в прошлый четверг.

— Его наказание будет заключаться в том, что он больше никогда не получит работы. — Робин с сожалением покрутил головой.

И тут для Лу забрезжил свет в конце туннеля. Он понял, как выбраться из тупика и навсегда отделаться от Робина. Нужно заключить с ним сделку, предложив: «я выручу тебя в последний раз, а потом ты навсегда оставишь меня в покое». Выполнить это, конечно, непросто, но необходимо. Тем более что у Лу есть ключ от пристройки.

— Робин, это твоя машина?

— Конечно, не моя, и ты это знаешь. Я одолжил ее у друга, чтобы привезти телевизор вам с Сьюзи. А ты вот ломаешься. — Громила сидел за рулем надувшись, словно обиженный ребенок.

— В таком случае полицейские сейчас за тобой не следят, — констатировал Лу. — У меня родилась мысль. Возможно, из этого ничего не выйдет, но попробовать надо.

— Выкладывай, — приказал Робин, и Лу рассказал ему свой план.

Была почти полночь, когда Лу въехал в школьный двор. Задним ходом он подогнал «форд стейшн» к пристройке, огляделся по сторонам и вошел внутрь. Четыре коробки стояли там, где и раньше, — в кладовой. Они выглядели так, будто в них и впрямь угнездились бутылки с вином, хотя на них не было никакой маркировки. Одну за другой Лу осторожно вынес их на улицу, а потом, кряхтя от натуги, извлек из багажного отделения огромный телевизор и втащил его в класс. Этот аппарат со встроенным видеомагнитофоном был настоящим произведением искусства. На ящике цветными карандашами, купленными в круглосуточном магазине, он написал послание: «Виоп Natale a Lei, Signora, е a tutti».[57]

вернуться

56

Веселого Рождества, Эйдан, дорогой мой (итал.).

вернуться

57

Счастливого Рождества вам, Синьора, и всем остальным (итал.).

61
{"b":"111506","o":1}