ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
ДНК. История генетической революции
Потрясающие приключения Кавалера & Клея
Мужчина из стали и бархата. Как научиться понимать свою женщину и стать идеальным мужем
Звёздный Волк
Давай начнем с развода!
Закрыть сделку. Пять навыков для отличных результатов в продажах
Соседи
Змеиный король
Время не властно
A
A

Со временем они перестали стесняться друг друга, их все больше объединяла общая мечта — совершить следующим летом поездку в Италию. Конни, которая, в принципе, могла бы свозить туда всю группу за свой счет, с таким же энтузиазмом, как и все остальные, принимала участие в бурных дискуссиях о том, как сэкономить деньги, сделать поездку подешевле, получить скидку на авиабилеты для группы. Конни решила: если поездка все же состоится, она непременно поедет вместе со всей группой.

Конни замечала, что школа хорошеет буквально с каждой неделей. Ее здание покрыли слоем свежей краски, во дворе навели порядок. Ржавые и поломанные навесы для велосипедов убрали.

— Вы творите со школой просто чудеса, — одобрительно сказала Конни симпатичному директору, мистеру О'Брайену, который время от времени заглядывал в пристройку, чтобы посмотреть, как идут дела на курсах итальянского.

— Адская, доложу я вам, работенка, миссис Кейн. Вот было бы здорово, если бы вы смогли замолвить за нас словечко перед денежными мешками, с которыми общаетесь вы и ваш супруг!

Ему было прекрасно известно, кто она такая, ей же было приятно то, что он не проявляет ни малейшего любопытства и не пытается выяснить, что ее сюда привело.

— Это бессердечные люди, мистер О'Брайен. Они не понимают, что в школах куется будущее страны.

— И не говорите, — вздохнул директор. — Я полжизни провожу в банках, заполняя десятки всяких анкет и форм. Я уже забыл, что такое учить детей.

— А у вас есть жена, семья, мистер О'Брайен? Конни сама не понимала, зачем она задала столь личный вопрос. Лезть в чужие дела было не в ее характере. Проработав долгое время в гостинице, она давно поняла, что гораздо мудрее — слушать, а не говорить.

— Нет, как-то не удосужился, — просто ответил Тони О'Брайен.

— Что ж, может, это и правильно. Зато вы можете уделять больше времени школе. Некоторым мужчинам лучше вообще не жениться. Мой муж — один из них.

Директор удивленно вздернул бровь, и Конни поняла, что для невинного и ни к чему не обязывающего разговора она зашла слишком далеко.

— Извините, — рассмеялась она, — я не изображаю из себя заброшенную жену, просто констатирую факт.

— Я бы с удовольствием женился, и это тоже факт, — сказал он. Это было очень мило с его стороны: Конни доверила ему нечто очень личное, и он ответил ей тем же. — Беда только в том, что я долго не встречал женщину, на которой смог бы жениться, а когда это случилось, оказалось, что я уже слишком стар.

— Вы ничуть не старый! — возразила Конни.

— Старый, учитывая то, что она еще сущий ребенок. Дочь мистера Данна, если уж быть до конца откровенным, — сказал О'Брайен, мотнув головой в сторону пристройки, в которой Эйдан Данн и Синьора прощались с учениками.

— А она вас любит?

— Думаю, да. По крайней мере, хотелось бы в это верить. Но я для нее не подхожу — слишком старый. Да и других проблем хватает.

— А что думает об этом мистер Данн?

— Он ничего не знает, миссис Кейн. Конни глубоко вздохнула.

— Да, теперь я понимаю, что вы имеете в виду, говоря о «других проблемах», — сказала она. — Что ж, не буду вам мешать разбираться в них.

Он ухмыльнулся, довольный тем, что она не стала донимать его расспросами.

— Ваш муж — безумец, что уделяет своему бизнесу больше внимания, чем вам.

— Благодарю вас, мистер О'Брайен.

Она села в машину и поехала домой. С тех пор как Конни пришла на вечерние курсы, она узнала о людях больше, чем за всю предыдущую жизнь, и зачастую это были самые невероятные вещи.

Элизабетта, красотка с вьющимися волосами, сказала ей, что Гульельмо, ее парень, в следующем году поедет в Италию и возглавит тамошнее отделение банка, в котором работает, поэтому ему и понадобился итальянский язык. Луиджи спросил ее, может ли обычный человек распознать, сколько стоит кольцо. Эйдан Данн спрашивал, не знает ли она, где можно купить подержанные ковры светлых тонов. Бартоломео интересовало, не приходилось ли ей встречаться с людьми, которые однажды пытались свести счеты с жизнью, и не склонны ли такие люди повторять подобные попытки. При этом он несколько раз повторил, что эта информация нужна для одного его друга. Катерина, то ли сестра, то ли дочь Франчески, — понять это было невозможно, — сообщила Конни, что как-то раз обедала в «Квентине», и артишоки были «просто потрясными». Лоренцо постоянно твердил Конни, что семья, в которой он будет гостить в Италии, очень богатая, и он боится, как бы не опозориться. А вот теперь мистер О'Брайен признается в том, что у него роман с дочерью мистера Данна.

А ведь еще пару месяцев назад ей ничего не было известно не только о жизни этих людей, но и об их существовании.

Иногда, когда шел дождь, Конни развозила своих соучеников по домам, но старалась делать это не слишком часто, чтобы ее не стали воспринимать в качестве эдакого бесплатного такси. Правда, она жалела Лоренцо, которому, чтобы добраться до отеля своего племянника, приходилось ехать двумя автобусами. Он работал там ночным портье, там же и жил. Все остальные после занятий отправлялись кто куда: либо домой, чтобы лечь спать или смотреть телевизор, либо в кафе. А Лоренцо шел работать. И сочувствуя ему, Конни регулярно подвозила Лоренцо от школы к отелю.

Конни узнала, что его настоящее имя Лэдди, но во время занятий они все называли друг друга на итальянский манер — так было проще. Оказывается, какая-то итальянская семья пригласила Лэдди погостить у них в Риме. Лэдди был большой, простоватый и жизнерадостный мужчина лет под шестьдесят и не находил ничего необычного в том, что богатая женщина везет его на роскошной машине в отель, где он наденет ливрею и заступит на пост ночного портье.

Иногда он заводил разговор о своем племяннике по имени Гас, сынишке сестры, который работал как каторжный, но, несмотря на это, едва не лишился своей гостиницы. Дело в том, что он вложил все свои сбережения в какую-то страховую компанию, а она возьми да и лопни. Но, слава Всевышнему, в последний момент все утряслось, и Гасу удалось вернуть свои деньги. Сестра Лоренцо жила в приюте для престарелых, и в те черные дни едва не умерла от горя. Однако Бог милостив, и она прожила достаточно, чтобы узнать, что ее ненаглядный Гас не станет банкротом. Она умерла счастливой.

Лоренцо рассказывал эту историю, и Конни слушала его, прикусив губу. Вот они, те самые люди, через которых хотел переступить Гарри.

А Лоренцо тем временем продолжал рассказывать. Он плохо разбирался в финансовых тонкостях, но очень переживал за племянника. Гас, по его словам, находился на грани разорения и перепробовал уже все средства, чтобы поправить свои дела. Гостиница нуждалась в ремонте, пожарная инспекция заявляла, что из-за старой проводки возможно возгорание, и грозилась закрыть ее, а денег на то, чтобы разрешить все эти проблемы, уже не было. Стремясь любой ценой выкрутиться, Гас вложил все оставшиеся средства в какую-то фирму, открывшуюся на Багамах. Ее хозяева сулили невиданные прибыли.

Конни резко нажала на тормоз, и машина, взвизгнув шинами, остановилась у обочины.

— Расскажите мне об этом поподробнее, Лоренцо, — выдавила из себя Конни. Она была бледна как мел.

— Я не силен в финансах, Констанца.

— Могу я поговорить с вашим племянником? Пожалуйста!

— Ему может не понравиться, что я распространяюсь о его делах, — замялся Лоренцо. Он был уже и сам не рад, что завел этот разговор.

— Прошу вас, Лоренцо!

Во время разговора с Гасом Конни так волновалась, что попросила налить ей бренди. То, что она услышала, было столь омерзительно, столь гнусно! Через пять лет, прошедших с того времени, как ее деньги спасли Гаса и множество других таких же, как он, этих людей убедили вложить деньги в две новые компании, зарегистрированные во Фрипорте и Нассау.

Сквозь слезы, стоявшие в глазах, Конни читала рекламную брошюру. Директорами этих компаний значились Гарольд Кейн и Шивон Кейси. Гас и Лоренцо смотрели на Конни, ничего не понимая.

78
{"b":"111506","o":1}