ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может, она имела в виду не то, что я сам буду заниматься спортом, а то, что я буду им очень интересоваться?

— Вполне возможно, — соглашался Гас. Он был очень привязан к своему доброму дяде, который уделял ему так много времени.

Никто из них никогда и словом не обмолвился о той злосчастной ночи. Иногда Роз задумывалась: а много ли из того, что тогда произошло, помнит Гас? Ему ведь было шесть лет — вполне достаточно, чтобы сохранить воспоминания. Однако в детском возрасте он не страдал от ночных кошмаров, а когда подрос, мог без всякого смущения слушать разговоры о своем отце. Правда, он никогда не расспрашивал о том, каким человеком был Шей, и это заставляло задуматься. Другие дети наверняка бы поинтересовались. Но, может быть, Гас и без расспросов знал достаточно много?

Гостиница, в которой работал Лэдди, принадлежала пожилой супружеской паре. Старики сообщили ему, что скоро собираются на покой, и это привело его в сильнейшее волнение. Не первый год эта гостиница была для него домом. А тут еще Гас повстречался с Мэгги, девушкой своей мечты — живой и веселой, остроумной и уверенной в себе. По профессии она была поваром. Роз считала, что молодые люди идеально подходят друг другу, и всячески поощряла их взаимоотношения.

— Мне всегда казалось, что я буду ревновать, когда Гас найдет себе девушку, а тут, гляди-ка, ничего подобного! Я счастлива за него.

— А я всегда думала, что в качестве свекрови мне достанется какая-нибудь летучая мышь — вампир с окровавленными клыками, а тут — вы! — весело отзывалась Мэгги.

Разумеется, молодые люди мечтали работать вместе. Они даже подумывали о том, чтобы купить какое-нибудь небольшое заведение и перестроить его по своему вкусу.

— А ты не могла бы купить для ребят гостиницу, в которой я работаю? — спросил у сестры Лэдди. Это было бы как раз то, что нужно, но, разумеется, Гас и Мэгги не могли позволить себе столь дорогое приобретение.

— Если вы предоставите мне там комнату, я дам вам деньги, — просто ответила Роз.

Невозможно было лучше распорядиться деньгами, которые она скопила, и теми, которые получит от продажи своей дублинской квартиры. Гостиница станет домом для Лэдди и Гаса, позволит молодоженам начать свой собственный бизнес. А ей будет где приклонить голову, когда нагрянет болезнь, предсказанная много лет назад. Роз знала, что верить в предсказания судьбы — грешно и глупо, но все же тот день, когда они повстречали цыганку Эллу, до сих пор жил в ее памяти вплоть до мельчайших деталей. Ведь, помимо всего прочего, это был тот самый день, когда ее изнасиловал Шей.

Начать свой бизнес оказалось непросто. Молодые днями напролет изучали счета и платили больше, чем зарабатывали. Лэдди чувствовал, что дела идут не очень хорошо, и, горя желанием помочь, предлагал:

— Давайте, я буду таскать на верхний этаж еще больше угля?

— Вряд ли это поможет, Лэдди. Какой смысл разводить огонь, если номера пустуют! — Мэгги очень хорошо относилась к дяде Лэдди.

— Послушай, Роз, — предлагал Лэдди, — давай выйдем на улицу и устроим рекламу нашей гостинице. Я буду человек-сандвич: надену на себя плакаты с ее названием, а ты станешь раздавать прохожим рекламные листовки.

— Нет, Лэдди, это гостиница Гаса и Мэгги. Они сами что-нибудь придумают. Я уверена, что скоро здесь будет не протолкнуться от постояльцев.

Так со временем и случилось.

Молодая супружеская чета работала круглые сутки. Им удалось найти постоянных клиентов, которые теперь останавливались только у них. А новым постояльцам Мэгги говорила:

— У нас есть друзья, говорящие на французском, немецком и итальянском.

Это было правдой. Среди их знакомых действительно были немец-переплетчик, преподаватель французского в школе для мальчиков и итальянец — хозяин дешевого магазинчика. Если Гасу и Мэгги требовался переводчик с того или иного языка, эти люди с готовностью помогали им.

У Гаса и Мэгги было двое детей — девочки, хорошенькие, как ангелочки, и Роз чувствовала себя самой счастливой бабушкой в Ирландии. Часто по утрам, когда ярко светило солнце, она брала своих ненаглядных внучек, и они отправлялись в парк святого Стефана кормить уток.

Один из постояльцев поинтересовался у Лэдди, нет ли поблизости бильярдного зала, и Лэдди, горя желанием помочь, нашел такое заведение.

— Не сыграете ли со мной партию? — спросил гость. Это был заезжий бизнесмен из Бирмингема, и в незнакомом городе он чувствовал себя одиноко.

— Боюсь, я не умею играть в эту игру, сэр, — виновато ответил Лэдди.

— Я научу вас, — пообещал мужчина.

Предсказание гадалки полностью сбылось: у Лэдди обнаружился врожденный дар бильярдиста. Бирмингемец не мог поверить, что гостиничный портье никогда прежде не держал в руке кия. В считанные минуты Лэдди освоил правила игры и легко, один за другим, укладывал шары в лузы. Вокруг их стола собралась толпа зрителей, которые восхищенно аплодировали каждому удару новичка.

Так вот в каком виде спорта цыганка предсказала ему небывалый успех!

На него делали ставки, но сам Лэдди никогда не играл на деньги. Заработок доставался ему слишком тяжело, чтобы рисковать деньгами, которые были столь необходимы и Роз, и Гасу, и Мэгги, и маленьким девочкам. Зато он одержал победу на соревнованиях по бильярду, и его снимок появился в газете. Его пригласили вступить в бильярдный клуб, и вскоре Лэдди превратился в звезду местного значения.

Роз с гордостью наблюдала за всем этим. Наконец-то ее брат стал важной персоной! Ей даже не придется просить Гаса присматривать за Лэдди, когда самой ее не станет. Она знала, что теперь в этом нет необходимости. Лэдди будет жить с Гасом и Мэгги до конца своих дней. Она сделала фотоальбом — что-то вроде летописи всех его бильярдных побед, и часто они вдвоем листали его.

— Как ты думаешь, Шей гордился бы мной? — спросил Лэдди сестру однажды вечером. Он уже давно не упоминал имя покойного Шея Нейла — человека, которого много лет назад он убил одним могучим ударом кулака.

Роз ошеломленно посмотрела на брата и медленно заговорила:

— Думаю, ему было бы приятно. Но, знаешь ли, он был очень замкнутым человеком, мало говорил, и мне никогда не удавалось понять, что у него на уме.

— Почему ты вышла за него, Роз?

— Я хотела, чтобы у нас была полноценная семья, — бесхитростно ответила она.

Такое объяснение, казалось, вполне удовлетворило Лэдди. Насколько было известно Роз, сам он никогда не помышлял о браке и мало думал о женщинах. Наверное, как и любому другому мужчине, ему были присущи желания и потребности сексуального характера, но внешне это никак не проявлялось. Теперь же, судя по всему, его интересовал только бильярд.

К этому времени Роз выяснила, что женские недомогания, которые одолевали ее уже какое-то время, требуют немедленной гистерэктомии,[67] а потом оказалось, что и операция не решила проблем. Роз приняла приговор спокойно.

Врач был удивлен ее реакцией.

— Мы сделаем все, чтобы боли доставляли вам как можно меньше страданий, — пообещал он.

— О, я в этом не сомневаюсь, доктор. Но вот чего мне хотелось бы больше всего, так это переехать в хоспис и остаться там до конца. Это возможно?

— Но ведь у вас есть любящие родственники! Они наверняка позаботятся о вас.

— Так-то оно так, но у них и без меня хлопот хватает. Им нужно заниматься гостиницей, и я не хочу быть им в тягость. Пожалуйста, доктор, отправьте меня в хоспис. Я буду помогать, чем смогу.

— Хорошо, — ответил доктор и громко высморкался.

У Роз, как и у любого другого человека, случались минуты, когда ею овладевала злость, даже ярость, но она никогда не выплескивала эти чувства ни на родных, ни на соседей по хоспису. Большую часть времени мысли ее были заняты тем, что необходимо сделать за недолгое время, оставшееся в ее распоряжении.

вернуться

67

Частичное или полное удаление матки.

85
{"b":"111506","o":1}