ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Капкан для MI6
Мировое правительство
Почти касаясь
Тайное место
Безмолвные компаньоны
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Точка наслаждения. Ключ к женскому оргазму
Наш темный дуэт
Мелодия во мне
Новое море - pic5.png

— Ну, спасибо! — сказала она.

Лицо ее вспыхнуло. Она смущенно поправила прядь волос, выбившуюся на влажный лоб.

— Еле доставил, — улыбаясь, сказал дядя Федя. — Удрать от меня хотел!

— Удрать хотел? — недоверчиво спросила она, снова обхватив Пташку и прижимая его к себе.

И все время, пока Пташка рассказывал про дорогу, про Власьевну, про школу, она не отпускала его.

— Настя, — сказал Пташка, — а ты совсем даже огня не боишься? Это настоящий огонь или нет?

— Конечно, настоящий. Видишь, я им каркасы свариваю для облицовочных щитов — ими плотину покрывать будут. Понял? Ну да потом разберешься!

— Так ты уж отведи его домой, — попросила она дядю Федю, гладя Пташку по волосам. — Я сегодня до пяти работаю.

Простившись с ними, она опять вставила в держатель новый электрод, прикрыла лицо щитком, и белая молния вспыхнула снова в ее проворных руках.

МАЛЬЧИК С МОРСКОГО ДНА

Настя жила на Пристанской улице.

Хотя улица называлась Пристанской, но пристани здесь еще не было. Не было и воды. Домики стояли в ряд вдоль некрасивой, изрытой лощины. Впрочем кое-где уже были вбиты деревянные сваи будущих причалов. За сваями шла насыпь железнодорожного пути. По нему то и дело передвигались составы со строительными грузами. Эта дорога шла по дну будущего моря: она была временная.

Тут вообще было много временного, созданного только на период стройки: деревянные столбы с проводами, бараки, проволочный забор, бетонные заводы…

Но зато дома были не временные. Они строились прочно, красиво и были выкрашены в разнообразные тона: то в фисташковый, то в золотисто-солнечный. Только крыши у всех домов одинаковые — черепичные. И одинаковые застекленные террасы с крылечками.

Возле домов росли деревья — молодые акации, липы, тополя. Редкая их листва еще совсем не давала тени. Эти деревья сами нуждались еще в защите от строительной пыли и знойных степных ветров. Но все понимали, что пройдет еще несколько лет — и деревья окрепнут, раскинут ветви, и под широкой их сенью будет много свежести и прохлады.

Когда дядя Федя с Пташкой вошли во двор, там никого не было, кроме смуглого мальчугана, похожего на галчонка. Вооружась саблей, выструганной из палки, он воинственно рубил крапиву, росшую у низенького забора.

— Послушай, Сева, — крикнул ему дядя Федя, — дома кто есть?

— Мама ушла, а я Вовку караулю: он спит, — ответил мальчик, перестав махать саблей и поправляя свои короткие штаны на лямках. — А вы к нам?

— Вот что… — Дядя Федя слегка подтолкнул Пташку вперед. — Этот мальчик — брат тети Насти. Он теперь с ней будет жить. Мама придет — скажешь. Понял?

Сева, кивнул головой и молча уставился на Пташку.

— Ну, я пойду, — сказал дядя Федя Пташке, — у меня дела много, а вечером увидимся. Я рядом живу.

— Знаю, ты откуда приехал, — сказал мальчик, когда они остались одни. — Спорим, знаю. Нам тетя Настя про тебя говорила. Ты с Волги, правда ведь?

— Правда, — сказал Пташка, кладя свои узелки на крыльцо.

— А зовут тебя Митя. Что — угадал?

— Угадал. Только меня все больше Пташкой зовут.

— Пташкой? — удивился мальчик. — Как же так — Пташкой? Ведь пташка — птица, а ты человек.

— Ну и что же! На самом деле я человек, а зовут меня Пташка. Меня еще и Митей зовут, только редко.

Сева казался озадаченным.

— А у нас, — сказал он, подумав, — тоже есть один дяденька, почтальоном работает, его зовут Зеленый, а на самом деле он совсем даже и не зеленый, а такой же, как все люди, и лицо у него красное — вот как этот кирпич.

С минуту оба молчали.

— А мы сюда тоже недавно переехали, — сказал Сева. — Мы раньше вон там жили, в пойме… — Он неопределенно махнул рукой. — Там уж больше никто не будет жить, там ведь морское дно теперь.

— Морское дно? — удивился Пташка. — Так ты разве с морского дна? Как же вы там жили?

— Вот чудак! Ты думаешь, мы там под водой жили? — усмехнулся Сева. — Там такая же степь и есть. Только теперь там морское дно будет. Оттуда и все хутора переехали.

— И вы переехали?

— Переехали.

— И все дома, и огороды, и яблони? — спросил Пташка.

— Все переехало, спорим! — настаивал Сева. — Даже виноградники и те выкопали и туда вон перенесли, на взгорье.

— Там они высохнут, — сказал Пташка.

— Так к ним море подведут. Вот чудак! Спорим!

Позади Пташки послышался какой-то шорох. Он оглянулся и увидел перебирающегося через порог террасы заспанного толстого карапуза, в короткой ночной рубашке. Несмотря на свою полноту, он был так похож на Севу, что сразу было ясно: это его брат.

— Что ж, я чихаю, чихаю, а «будь здоров, Вова» никто не говорит! — обиженно заявил малыш, надувая губы и готовясь заплакать.

— Будь здоров, Вова! — быстро крикнул Сева и, подбежав к своему братишке, стал вытирать ему нос концом рубашки.

Увидев Пташку, Вова насупился, замолчал и, отдуваясь, двинулся было обратно, за порог.

Но Сева остановил его:

— Не бойся. Скажи мальчику, как тебя зовут.

Вова еще раз внимательно посмотрел на Пташку и, сделав очень важное лицо, довольно разборчиво процедил:

— Вова Дмитриевич Стафеев.

— Видел? — гордо спросил Сева. — Он у нас частушки петь умеет. Спорим!

Но частушки петь Вова так и не стал — очевидно, у него не было настроения.

Все вместе они пошли в дом — сначала в спальню, где в углу стояла Бовина кроватка с белой веревочной сеткой. Тут Сева надел на братика лифчик и штаны. Вова был еще такой маленький, что носил лифчик.

Потом Сева стал показывать Пташке все самое удивительное, что у них было.

Он достал из угла за шкафом охотничье ружье с двумя похожими на сучки курками; приложившись, прицелился в синевшее за окном небо и осторожно поставил ружье обратно.

— Настоящее, — сказал он. — Спорим!

Но спорить тут было нечего: Пташка и сам видел, что настоящее.

— А я папе скажу, что вы ружье трогали! — вдруг ехидно пропел Вова.

— Скажи только — я тебя возьму и застрелю! — пообещал Сева. — Скажешь? — грозно спросил он, делая вид, что опять берется за ружье.

— А вот и не застрелишь! — Вова засмеялся и побежал прятаться за кровать.

Но старший брат больше не обращал на него внимания.

Он повел Пташку в ванную и выдвинул из угла небольшой Продолговатый ящик. В нем были уложены разные молотки, клещи, гаечные ключи, плоскогубцы и даже крошечные слесарные тиски.

— Видел? — гордо сказал Сева. — Папа мне все разрешает брать. Только, говорит, на место клади.

Он задвинул обратно ящик и повел Пташку в небольшую комнату, соседнюю по коридору.

Тут все было тщательно прибрано. Узкая, кровать покрыта белым, как только что выпавший снег, покрывалом. На тумбочке с кружевной салфеткой в синей граненой вазе стояли свежие цветы. В углу — крошечный столик с аккуратной стопкой книг. Над ним на стене — большой лист белой бумаги с надписью, как на плакате:

ГОВОРИ ПРАВИЛЬНО!

— Это тети Настина комната, — сказал Сева. — Вот тут ты будешь жить, правда?

Пташка с удивлением рассматривал комнату. Все вещи были ему еще незнакомы. Только маленькая рамка из речных ракушек была ему давно и хорошо известна. Он взял ее со стола и увидел на вложенной в рамку фотографии тетю Власьевну в белом платке и стриженого мальчика в длинных штанах с большой бляхой на ремне. Этот мальчик был он сам — Пташка.

— Смотри-ка, чего тут написано! — воскликнул Сева, указывая на большой лист.

Пташка увидел под надписью «Говори правильно!» длинным столбиком написанные слова:

Киломéтр, а не килóметр.

Слýчай, а не случáй.

Срéдства, а не средствá.

Навéрх, а не нáверх.

Звонúт, а не звóнит… —

7
{"b":"111517","o":1}