ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вцепился в катившийся по нему БТР и полз вдоль корпуса, а затем вырвал люк и перерезал всех внутри. Потом он вырвал сидение водителя из креплений, чтобы поместиться за рулем, и поехал к позициям Воинства.

–Я видел, как ты говорил с Корифеем, - сказал Первый Послушник.

Буриас оглянулся, а Мардук приподнял бровь.

–Да, Первый Послушник?

–О чём вы говорили?

–О малозначащих вещах, - сказал Буриас, - О размещении отрядов опустошителей, использовании рабов…

Глаза Мардука сузились. Несущий Икону что-то скрывал. Он был изворотливым змеем, и Первый Послушник не сомневался, что Буриас предаст его, если получит от этого выгоду.

–Темный Апостол идет! - Разадалось восклицание одного из боевых братьев, и Мардук отвернулся, его мысли улетели от Буриаса, и он склонил голову перед появлением своего владыки.

Тот вылетел из бурлящего черного покрова разрываемых молниями облаков, окруженный сверкающим нимбом света, медленно спускаясь вниз словно величественный ангел. Ярулек стоял на дискообразном демоническом скакуне, держа одной рукой покрытую шипами ограду впереди. Вокруг него вертелись демоны, наполняя воздух резкими воплями и описывая сложные фигуры вокруг Темного Апостола.

Эти демоны были благословлены Тзинчем, Великим Изменяющим Пути, их тела были длинными и гладкими, обрамленным тысячами зазубренных колючек. Охотники Эфира, они напоминали существующую в океанах бессчетных миров рыбу-луч, гладкую и смертоносную. Форма их тел была овальной, они размахивали длинными шипастыми хвостами, рассекая воздух, их мясистые крылья-плавники двигались обманчиво медленно. Цвета переливались на их темных телах, отбрасывая радужные тени. Каждый был длины трех человек, они неслись по воздуху в смертельном танце, падая по спирали в отвесное пике, а затем штопором взлетая вверх, пересекая пути других своих сородичей.

Меньшие подобия демонов-лучей, не больше человеческой руки в длину, метались вокруг Темного Апостола, носясь по спирали вокруг него словно плотный косяк разъяренных катачанских пираний.

Ярулек воздел крозиус темных богов высоко в воздух, а собравшееся Воинство издало приветственный рев.

"Он хорошо знает, как обставить своё появление" - скривившись, подумал Мардук.

"Перед Воинством ты должен выглядеть всевышним, Первый Послушник, - вспоминал он, как учил его Ярулек, - Ты всегда должен излучать ауру авторитета и религиозного страха. Мы превыше боевых братьев легиона, мы избраны богами, возвышены в глазах Лоргара и вознеслись над массами простых воинов. Они почитают нас. И почему? Мы всегда должны выглядеть возвышенными и величественным, вызывать в Воинстве абсолютный почет. Наполненный верой воин бьется с силой и ненавистью, в два раза более великими, чем у тех, кто не полон ей, и он будет сражаться тогда, когда в другом случае он был бы мертв. Темный Апостол должен всегда вызвать такой почет в своей пастве, - говорил Темный Апостол с полными веры и страсти глазами, - Поэтому нам и нужен Корифей, Мардук. Темный Апостол должен быть отделен от Воинства, чтобы вызывать полную преданность у боевых братьев. Он должен быть не одним из них, но превыше их. Корифей военный лидер Воинства, но также он канал, сквозь который святой лидер может узнавать чувства обычных боевых братьев. Когда ты примешь мантию Темного Апостола, ты должен будешь отделиться от Легиона. Ты всегда должен излучать святую ауру, которая вызывает фанатичную верность и почет"

Слова Темного Апостола всплыли в памяти Мардука, ощутившего, как поднялся дух Воинства, когда Ярулек спускался на спине адской конструкции.

Демоническая кафедра была работой безумного гения, созданной из светлых мечтаний Темного Апостола и родившейся в Имматериуме, а затем призванной в материальный мир, чтобы служить ему. Её скелет был сделан из черного железа, а ребра металлического каркаса образовывали восьмиконечную звезду под его ногами. Между ними была живая, ярко-красная плоть и мускулы, на которых стоял Ярулек.

Вся демоническая машина имела форму диска, из краев которого торчали бритвенно острые железные шипы. На носу марионетки поднимались ребристые железные шипы, расходящиеся по обе стороны от Темного Апостола словно в древней колеснице, а в их зазоры заполняла живая окровавленная плоть. Перед ним лежала написанная на человеческой коже древняя открытая книга, а пара пылающих лампад оставляла за ним следы из благовонного черного дыма.

Он широко развел руки, принимая восхваления Воинства, на его поднятом лице застыла хищная усмешка. Он спускался вниз, пока не начал парить прямо над головами боевых братьев, и заговорил своим шелковым голосом.

–Пусть неверные почитатели Трупа Императора узрят могущество истинных богов! - сказал он, его слова легко разнеслись над гулом битвы, хотя он даже не повысил свой голос, - Покажите им силу воителей истинной веры! Не позвольте им осквернить святую башню Гехемахнет! Перебейте их со словами благословенного Лоргара на устах! Ощутите, как по вам течет мощь богов! Убейте их, воины мои! Боги жаждут нашей жертвы!!!

Темный Апостол выставил свой оскверненный крозиус арканум в направлении врагов, а его демоническая марионетка полетела над головами воинов. Демонические скаты Тзинча проносились вокруг него, описывая смертоносные восьмерки и сияя радужным светом.

Вокруг Темного Апостола разрывались снаряды, но он остался не вредим, защищаемый окружающим его нимбом света.

Все как один Несущие Слово издали полный ненависти и веры рев, а затем ринулись вперед. Позади заурчала Гехемахнет, а Мардук ощутил присутствие тысяч демонов, пытавшихся порваться в материальный мир. Их время почти настало.

Не было славы в ожидании смерти за стенами. Нет, последняя битва будет решительной атакой на врага. Отделении опустошителей будут удерживать свои позиции на четвертом валу, но остальные выжившие воины атакуют врага одной могучей волной и встретят врага лицом к лицу.

Мардук выхватил демонический меч, ощущая как его мощь растет по мере приближения пробуждения Гехемахнет, и перепрыгнул через баррикаду.

–Очистите их от ереси! - взревел он - Смерть почитателя трупа Императора.

Воинство бежало к врагу следом за рабами, стреляя из болтеров. Мардук был доволен тем, что многие рабы выхватывали оружие у погибших солдат и стреляли в своих недавних союзников. Некоторые поворачивались и стреляли в Несущих Слово, но их было мало, этих повалили на землю и убили другие рабы.

Мардук всегда был рад тому, что бывшие языческие почитатели Ложного Императора обращались к Хаосу, принимая истину и становясь новообращенными, прозелитами истинных богов. Некоторые назвали бы это совращением невинных, но он знал, что это гораздо более достойное дело. Мардук видел просветление, нисходящее на укрытых целую жизнь покровами лжи и обмана. Это было спасением и освобождением.

Демонические машины, к которым были привязан рабы, выли и рычали, царапая землю и наполняя воздух потоками снарядов, пламени и ракет. Они врезались в пехоту врага и начали рвать их на части и давить. Сотни рабов были ранены, когда их тащило по полю брани, а их цепи сильно натянулись между машинами, спутав их с врагами.

Воинство приблизилось, стреляя в это безумие, не заботясь, кого они убили. Под рев болтеров пали тысячи, а когда цепи раскололись и рухнули на землю, Несущие Слово перешли на бег. Они врезались в ряды рабов и врагов, разрывая и рубя цепными топорами и мечами, ударяя прикладами болтеров и сжигая ревущими огнеметами.

Мардук видел, как перед ним вступил в битву Ярулек, стреляя с парящей кафедры из чудовищного демонического болтера, вызывающего жуткие мутации при попадании. Свистящие демоны Тзинча проносились через ряды врагов, их бритвенно острые тела отрезали руки от тел и отрывали головы. Меньшие демоны клубились вокруг Темного Апостола, превращая осмелившегося подойти близко в груду ошметков.

Мардук видел, как солдат размахнулся, чтобы метнуть гранату в Темного Апостола, но его руку начисто оторвало, когда он уже собирался бросать. Она рухнула у его ног. Мардук захохотал от дикой паники в глазах человека, прежде чем от силы взрыва он взлетел в воздух. Двое вопящих демонических скатов пронеслись по воздуху и врезались в летящее тело, словно играясь с новой игрушкой. На землю упали мелкие клочья.

57
{"b":"111520","o":1}