ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец, Диос очнулся и слабо улыбнулся Солону. Поняв, что мальчику не угрожает немедленная опасность, Солон дал себе впасть в вызванную истощением спячку. Ветер бился о полог шатра…

Когда Солон проснулся, Диос выглядел энергичным, как и раньше, и двое употребили небольшую часть пищевого рациона, имеющегося в каждом защитном костюме. Сухой протеиновый обед был черствым и несвежим, но был вкуснее любого блюда, которое когда-либо ел Солон, хотя он и сел мало.

С водой проблем не было. С опреснителем воды и множеством снега и льда вокруг, её запас был неограничен. Однако с едой было другое дело. У них остался лишь один рацион, и, хотя Солон поделил его на равные доли, он знал, что этого не хватит даже на два дня. Без еды они будут уставшими и вялыми, а для путешествия до космопорта Форкис им потребуется вся энергия.

В сердце Солон знал, что это невозможно, но когда он увидел улыбку Диоса, первую улыбку за всё это время, то ощутил воодушевление и прилив сил.

Они выкопались из-под шатра, занесенного пяти футовым слоем снега. Оказавшийся вновь на поверхности луны Солон был вымотан, но его настрой был странно высоким. Он ощущал почти эйфорию, что, скорее всего, было лишь побочным эффектом истощения и недостатка сна, но Солона это не волновало.

Положив на плечо улыбающегося Диоса, чтобы точно не потерять мальчика из виду, он начал новый день путешествия.

Солон проклянет себя, если поддастся усталости раньше, чем мальчик окажется в безопасности.

–Тридцати процентный боезапас, - прорычал Помазанник Акхар, заметив перед глазами мерцающую икону. Дым шел от двух дул его орудия, но он раскачивал им в разные стороны, ища цель.

По коридору неслась новая волна инопланетных хищников, перескакивающая через разорванные останки сородичей, а Акхар вновь вдавил тяжелый курок автопушки «жнец», посылая вперед сотни крупнокалиберных снарядов, разрывая на части ксено тварей…

–Температура оружия зашкаливает, - сказал терминатор.

–Понятно, - буркнул Кол Бадар. Знаками мерцающих энергетических когтей он построил выживших воинов полукругом вокруг коридора, а затем сжатой командой приказал Акхару отступить.

Помазанник медленно зашагал назад, все ещё стреляя, дула его крупнокалиберного орудия раскалились докрасна.

–Ждать, - сказал Кол Бадар, когда автопушка Акхара замолчала. Во внезапной тишине было ясно слышно шипение инопланетных тварей, а когтистые лапы громко лязгали по полу и стенам.

–Ждать, - повторил Корифей. Радиус поражения автопушки «жнец» был гораздо больше, чем у болтеров и комби-болтеров других боевых братьев, а сохранение боезапаса уже стало серьезной проблемой.

–Сейчас! - взревел Корифей, когда первая ксено тварь проскользнула из коридора в комнату, с нечеловеческой скоростью устремившись вперед. Воины открыли огонь, разрывая хищников на части. За двенадцать секунд погибло множество тварей, их кровь и мозги забрызгали стены.

Мардук рискнул оглянуться, посмотрев на огромного Дариока-Гренд'аля, работающего над взрывной дверью. Лазерный резак, венчавший одну из серворук, раскалился до бела, пробиваясь сквозь тридцати сантиметровую заслонку, но магос успел разрезать её лишь наполовину. Первый Послушник разочаровано зарычал, а затем развернулся и всадил болт в лоб одной из ксено тварей.

Хищники яростно атаковали, они неслись к Несущим Слово, но их встречала концентрированная волна выстрелов. Но в комнату вбегали все новые твари, гора тел у входа в коридор все росла.

–Пусть твоя комнатная собачка - Механикус поторопиться, - крикнул Мардук Кол Бадар. - У нас не бесконечные патроны!!!

Первый Послушник не ответил. Никакие слова не могли ускорить методичную работу магоса, но он знал, что Корифей прав; если враг продолжит так же атаковать, они не устоят.

Раньше, чем эта мысль оформилась в его голове, одна из тварей дорвалась до линии воинов легиона. Две её руки оторвали выстрелы в упор, но она не упала, но бросилась вперед и вбила когти в лицевую часть шлема одного из боевых братьев, проколов череп как перезрелый фрукт.

Ревущий цепной топор Кхалаксиса разрубил ксеноса от плеча до паха, а затем цепной меч ветерана, взятый у одного из павших братьев, разрубил её пополам.

–Держать строй, - взревел Кол Бадар, но Мардук уже десятки раз видел жажду крови Кхалаксиса и понимал, что слова едва ли прорвутся сквозь захлестнувший воина кровавый дурман.

С залитой кровью пришельцев броней ревущий Кхалаксис ринулся на ничейную землю, раскрутив оба цепных оружия, разрубив на четыре части тело ксеноса, отброшенного назад выстрелом болтера.

Не желая, чтобы его превзошел озверевший от крови чемпион, Буриас-Драк'шал ринулся вперед, взмахом иконы вбив в стену одного ксеноса, а другому разорвав морду когтями.

Простреливаемой зоны больше не было, а выстрелы в сечу могли попасть в Несущего Икону или Кхалаксиса. Мардук проревел оглушительный боевой клич и бросился в битву, размахивая тяжелым демоническим цепным мечом.

Остальные боевые братья бежали следом, не думая о своей безопасности, стреляя из болт-пистолетов в упор и разрубая тварей цепными мечами.

Кол Бадар тяжело шел вперед, он пристрелил одну из тварей, а затем обратным взмахом силовых когтей сорвал голову с плеч второй. За Корифеем шагали Помазанники, энергия гудела вокруг их силового оружия. Один из них выстрелил из комби-болтера, послав белый от жара поток плазмы в лицо генокрада, сжегший плоть и зажаривший кости.

Однако, ксено твари были поразительно быстрыми, а их сила ужасала. Мардук сражался с контролируемой яростью, гнев и напряжение последних месяцев наполнили каждый смертельный удар цепного меча.

–Это не моё время! - кричал он. Его болт-пистолет бессильно лязгнул, истратив боезапас, и Первый Послушник в бешенстве швырнул его на пол. Когти хлестанули по его нагруднику, оставив в святой силовой броне глубокие трещины и разорвав плоть. Мардук сжал меч обеими руками, наполняясь жаждой крови демона, и вонзил меч в широко распахнутую пасть бросившегося на него ксеноса.

Первый Послушник пробил мечом клыки, мускулы и мясо, забрызгав все вокруг осколками зубов и кровью, и выдернул меч, оторвав нижнюю челюсть твари. Из её глотки вырвался булькающий нечеловеческий вой, она дико затряслась, брызгая кровью и разрывая броню Мардука.

Удар сорвал левый наплечник, расколотый почти пополам, а три когти лапы схватили его за шею, круша доспехи и плоть, пытаясь сломать его тяжелый позвоночник. Из раны хлынул фонтан крови, Мардук пополз назад, отбиваясь от агонизирующей, яростной атаки ксеноса. Тот прыгнул вперед, но был повержен сокрушительным ударом силовых когтей Кол Бадара. Затем Корифей оборвал его вопли, раздави череп тяжелым сапогом.

Кхалаксис ударил другую тварь ногой, расколов череп, а затем оторвав ей дверь руки опустившимся цепным топором. Когти оставшихся рук ударили в его грудь, пробив нагрудник как бумагу и разорвав плоть до сплавленных ребер, но кровавая ярость придала чемпиону силы, и ударом цепного меча в живот он выпотрошил ксеноса. Из раны вывалились мерзкие розовато-пурпурные кишки.

Брат Акхар размахнулся автопушкой «жнец» словно булавой, отбросив к стене прыгнувшего на него ксеноса. Пока тот пытался подняться, размахивая лапами, очередь Помазанника разорвала его в клочья, крупнокалиберные снаряды разорвали тело твари и застучали по кабелям и трубам на стене, из которых а залитую кровью комнату выплеснулся пар.

Но сзади на Помазанника уже прыгнул генокрад, вонзив когти в обе стороны шлема и превратив череп в кашу.

Буриас-Драк'шал вцепился в визжащую тварь, оторвав её от Акхара, который был уже мертвым и падал, и вцепился в продолговатый затылок, пробив когтями череп. В его рот хлынула черная кровь, и одержимый воин отшвырнул прочь труп, слизывая шершавым языком кровищу с губ и щек.

Внезапно атака прекратилась, хотя пульсирующий ауспекс показал, что новая волна чужих собиралась вдали коридора. Уцелевшие Несущие Слово быстро перезарядили оружие и вновь открыли огонь.

41
{"b":"111521","o":1}