ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Опасные игры
Вьюрки
Коктейльные вечеринки
Десятое декабря (сборник)
Илон Маск: изобретатель будущего
Хищник. Официальная новеллизация
Осень Европы
Точка наслаждения. Ключ к женскому оргазму
A
A

Полторасыч заявил, что против волейбола и футбола ничего не имеет — пусть играют. А за перетягивание каната не ручается. Настоящего манильского троса у него нет. Сплести же трос из бельевых веревок он не позволит — нечего народное добро переводить!

Начальник успокаивал физруков, просил доктора быть снисходительным и не рушить дружбу народов, а Полторасычу коротко приказал веревок выдать, сколько потребуется!

Радио сообщило, что утвержден график предстоящих встреч. Начнутся они после полдника.

Долетая до гор и отражаясь от них, гремела музыка: радист крутил пластинки с Турецким маршем, Арабским танго и спортивными песнями.

Пантелей нервничал. Суматоха вокруг делала ощутимее его волнение.

Встревоженная Ирина Родионовна ни на шаг не отпускала ребят из своего отряда. Усадила их под деревьями, возле полосы препятствий. Физруки, воспользовавшись тем, что матчи состоятся во второй половине дня, затеяли-таки военизированную игру.

Пока полоса препятствий была пуста, ребята из младших отрядов норовили влезть на снаряды. Санька Багров и Олег Забрускин перемигнулись и одновременно поднялись, побежали к проволочному тоннелю.

Полторасыч, охранявший кучу ручных гранат (обрезки труб с деревяшками для захвата), выволок Олега и Саньку из тоннеля.

Пантелей схватил гранату и, скрывая свою истинную цель, предложил:

— Пока война далеко, давайте покидаем, кто дальше!

Орионовна испугалась:

— Покалечите друг друга!

Валерий Васильевич взял это дело на себя. Организовал безопасную тренировку по гранатометанию.

Пантелей улучил момент и незаметно зашвырнул одну гранату в кусты. Ею, разумеется, никого не подорвешь, но в темноте напугать нарушителя или радистку вполне можно.

«Бой» подкатил к полосе препятствий внезапно, и Полторасычу некогда было считать гранаты.

Вооруженные деревянными автоматами и трещетками, ребята похватали гранаты, забросали ими траншею «противника».

Хорошо бы такой автомат раздобыть! Ночью он тоже сослужит добрую службу.

У атакующих были «потери». «Медсестры» перевязывали и уносили «раненых». «Истекающие кровью» бойцы не оставляли автоматов, сжимали их в руках, как в настоящем сражении. Хоть бы один уронили, вояки! Что этой ораве один автомат? А Пантелею он — огромное подспорье!

После игры победителей построили на поле. Физруки провели разбор сражения, объявили благодарность самым смелым и расторопным.

В это время прозвучало новое сообщение: «зарубежные гости» так спланировали свое время, что смогут остаться в лагере на ужин.

Малыши обрадовались, захлопали в ладоши, загалдели, полезли в свои карманчики. Кто измятую конфету достал, кто камешек яркой раскраски, кто еловую шишку, в общем, всякие ребячьи драгоценности, которые можно от всей души подарить гостям. Ребята постарше вслух перебирали запасы иностранных слов, щеголяли друг перед другом знанием английского, немецкого, французского и даже итальянского.

Полторасыч с физруком собрали автоматы и гранаты, попросили ребят из пятого и шестого отрядов отнести все это добро в кладовку. Пантелей раньше всех кинулся к «оружию» и столько навьючил на себя, что под тяжестью качался из стороны в сторону, но не жаловался. За другими он угнаться не мог — шел последним. Проходя мимо куста, он огляделся и «уронил» один автомат в самую гущу — случайный глаз ни за что не увидит.

Предчувствие предчувствием, встречи с гостями встречами, а задуманное дело не должно страдать. Когда понадобятся автомат и граната и понадобятся ли — неизвестно. Важно, чтоб они были в его распоряжении. А там — видно будет.

14

Не успел отзвучать сигнал «подъем», как во всю мочь заиграло радио, наверное, по ту сторону Черного моря, в Болгарии и Румынии, слышно:

— Важная встреча приближается! Гости уже выехали к нам!.. Всем надеть парадную форму!.. Трубачи и барабанщики переходят под команду плаврука Эммануила Османовича!

Перед большими торжествами все мелкое забывается, в крайнем случае, отходит в сторону. Большие общие торжества сплачивают и организуют людей. Так и в пятом отряде случилось. Никогда прежде не удавалось Ирине Родионовне так легко и ловко управляться с ребятами. Каждый стал в тысячу раз послушнее и расторопнее. Одно слово воспитательницы — и ее понимают, спешат выполнить просьбу. Девчонки отбросили старые распри и взялись гладить рубашки и шорты для мальчиков. А мальчики, отрекаясь от вечной вражды с девчонками, просят у них гребешки и расчесывают свои коротенькие волосы.

Как и все другие, Пантелей наряжался, причесывался, оттирал сандалии мокрой тряпочкой.

Когда построились, видик у отряда был — хоть на плакат зарисовывай. Образцовый видик: все в белых рубашках, в синих шортах, в красных пилотках, в белых носках и вычищенных сандалиях и тапочках. У каждого на груди по два алых языка шелкового пламени.

Орионовна нервно запихивала под пилотку волосы, а в глазах уже светилось удовлетворение: отряд все-таки удалось привести в порядок, не стыдно иностранцам показать. Валерий Васильевич смотрел на ребят и будто не узнавал их, столь приятно изменившихся.

На полдник пошли чинно. За столами сидели прямо, ели аккуратно, чтоб не капнуть на рубашку.

Образцовое поведение ребят на полднике было особенно удивительно потому, что куда-то подевался начальник, который обычно наблюдал, как кормят ребят, как держатся за столом едоки-непоседы. Исчезли доктор, физруки, толстый музыкант Толик. Лишь молчаливый и строгий Полторасыч стоял у входа в столовую. На миг появился плаврук, прошелся вдоль столов, напоминая, что трубачам и барабанщикам сразу после полдника надо явиться в пионерскую комнату.

Пантелей торопливо дожевал пирог и побежал за своим барабаном.

Эммануил Османович плотно закрыл дверь пионерской комнаты и таинственным голосом предупредил:

— Приготовим сюрприз для гостей. Времени мало, и мы должны постараться.

Сначала он показал партию горнистов. Это было что-то отрывистое и пронзительное:

— Дзнру!! Дзнру… Дзнру-дзнру-дзнру!!!

Как бы создавая подходящий фон для этих звуков, барабанщики должны были выбивать дробь. «Долгое и ровное туше», — сказал Эммануил Османович и даже присел и пригнулся, проведя по воздуху ладонью, словно приглаживая что-то.

Горны скоро замолкают и барабаны переходят на ритмичный и редкий стук: ду!.. Ду… Ду-ду!.. Ду…

Репетицию прервали крики высланных на дорогу дежурных:

— Едут!.. Едут!.. Едут!..

Непрерывно сигналя, машина с гостями свернула с автомагистрали и уже ехала по лагерю.

Голубой автобус сделал круг по футбольному полю и, металлически заскрежетав, резко затормозил перед волейбольной площадкой. В окнах — никого. Шофер дядя Витя, которого все ребята хорошо знали — он привозил с почты письма и посылки с конфетами, — вылез из машины, обошел ее, выстукивая ногой колеса — не упало ли давление в баллонах? Он так был занят этим делом, что не обратил внимания на многочисленных зрителей.

— А где же гости? — растерянно спросил плаврук.

Дядя Витя оглядел автобус:

— Все тут были…

И тотчас же послышались крики, поднялась возня, в окнах замелькало что-то пестрое. Автобус трясло, словно в нем топталась сотня слонов.

Плаврук и дядя Витя испуганно отскочили от автобуса.

Дверка распахнулась, и один за другим стали вываливаться на траву невообразимо одетые мужчины. Не поймешь кто это: слуги испанских грандов, турецкие янычары, пираты с берегов Атлантики?

Ошеломленный Эммануил Османович подал запоздалый знак, барабанщики и горнисты недружно заиграли.

Ррррррррррр!.. Ду… Ду… Раааааа! — захлебывались барабаны.

Дзнру!.. Дзнру!.. — надрывались горны.

Гостей не смутила жуткая музыка — они заплясали.

Эммануил Османович схватил за руку невысокого и очень полного иностранца. Голова у него была повязана красной косынкой. Узел сбоку, концы падают на плечо. Глаз прикрыт черной нашлепкой, лицо перечеркнуто огромными усами, желтая жилетка расстегнута, синие спортивные штаны в заплатах, на ногах тяжелые кирзовые сапоги.

26
{"b":"111524","o":1}