ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Противостояние
Стамбул Стамбул
Жизнь в моей голове: 31 реальная история из жизни популярных авторов
Лето второго шанса
Любовь со второго взгляда
Судьба из другого мира
Революция. Как построить крупнейший онлайн-банк в мире
Почувствуй,что я рядом
Без надежды на искупление
Содержание  
A
A

Брауэр и его школа полагали, что эта концепция действительного числа и функции лишь маскирует опасности, таящиеся в понятии бесконечности, изобилует порочными кругами в рассуждениях и претендует на чрезвычайную общность, что неизбежно приводит к противоречиям… Чтобы поставить математику на правильный, по их мнению, путь, надо было опираться на интуицию — отсюда идёт и название этого направления в науке — интуиционизм».

И далее: «Придирчивой критике интуиционисты подвергли самую логику, которой пользовались все математики XIX века, да и предшествующих столетий. В частности, они категорически отвергли один из основных законов аристотелевой логики, а именно закон исключенного третьего, который состоит в том, что любое высказывание является либо истинным, либо ложным. По мнению интуиционистов, этот закон был выведен из наблюдений над конечными совокупностями предметов и имеет место лишь для утверждений, касающихся таких совокупностей… Таким образом, из арсенала интуиционистов выпало столь сильное средство доказательства, как доказательство от противного».

Вся математика получила в руках интуиционистов иной вид. Например, в их анализе нет разрывных функций, а в их арифметике из равенства нулю произведения ещё не следует обращение в нуль хотя бы одного из множителей. Интуиционист, Сколем заявил: «Я не считаю неприкосновенными все теоремы из обычных учебников». Заканчивается книга Виленкина утверждением: «Следует отметить, что за последние десятилетия интерес к интуиционизму снова возрастает, причём многие выдающиеся логики явно или неявно примыкают к этому течению математической мысли».

Теперь становится более наглядным смысл хитрости марксистской трактовки «основного вопроса» философии. По большому счёту, если интуиционисты правы, то само понятие «диалектика» можно ставить на полку архива. Как исчерпавшее себя… Поскольку кроме материалистического или идеалистического выбора в этом случае возможны и прочие равноценные описания природы, одинаково не имеющие склонности ни к тривиальному материализму, ни к тривиальному идеализму…

…Вспомним, жительница Трои, прорицательница Кассандра говорила, кричала согражданам об опасности, грозящей их городу и скрытой в троянском коне! Перечитывая «Иллиаду», задумываешься об этом не раз… Но над ней насмехались, её не принимали всерьёз. Результат известен — Троя в течение тысячелетий оставалась только легендой.

А теперь вспомним восточную притчу.

Странствующий мудрец на берегу реки в жаркий летний день увидел двоих рассерженных людей, которые что-то выкрикивали в лицо друг другу. Он остановился и спросил, в чём причина их спора. Один из споривших, узнав, что перед ними мудрец, ответил так: «Почтенный, реши наш спор. Вот он говорит, что вот это пальма!» И указал на полоску тени от дерева. Тогда другой закричал: «А этот несчастный утверждает, что вот это настоящее дерево!» И указал на отражение пальмы в реке. Подумал странник и сказал: «Вы спорите уже целый час. И, судя по вашему настроению, можете шуметь до глубокой ночи… Но когда зайдёт Солнце, не будет тени, и отражение в воде тоже исчезнет. Останется только пальма, которая и давала и отражение, и тень…».

Вот вам и «диалектика» Востока! Можно достаточно легко показать, что бессмысленность постановки «основного вопроса философии» была ясна посвящённым ещё тысячи лет назад…

Если же отбросить лирические мотивы, то следует сделать следующий вывод.

Феномен НЛО создаёт серьёзные предпосылки для понимания насущной необходимости формирования иного, адекватного философского и естественно-научного мировоззрения.

Но возникает и совершенно естественный вопрос: «Неужели же в арсенале человечества за истёкшие тысячелетия не наработано ничего, что вполне согласуется с этим, пусть несколько гипотетическим мировоззрением?».

Были ли на протяжении известной истории люди, воспринимающие Мир иначе? Более адекватно? И если да, то кто Они? Что Они оставили нам?

Век двадцатый, жестокий и страшный,

Две войны, самовластье рабов.

И наука в кровавом пожаре

Из безверья воздвигнет богов.

Эти строки были написаны человеком, чьё имя и по сей день синоним исторической загадки. Его имя — Мишель Нострадамус. Мировую многосотлетнюю известность принесли ему его «Центурии», или «Столетия», включающие 942 стиха — четверостишья с пророчествами. Эти пророчества простирались…до 3797 года. Первое издание появилось в 1555 г. А в «Большом Апокалипсисе» он пишет: «И в октябре вспыхнет великая революция, которую многие сочтут самой грозной из всех когда-либо существовавших. Жизнь на Земле перестанет развиваться свободно… И продлится это 73 года и 7 месяцев».

Заметим, что «Центурии» были включены в составленный католической церковью Индекс запрещённых книг. Истины ради, скажем, что при советской власти упоминать Нострадамуса тоже не рекомендовалось. О наследии Нострадамуса сейчас пишет много авторов. В газетных статьях, журналах, книгах. Астрологи причисляют его к своему ведомству. Медики — к своему. Он был исключительно многогранным человеком. Ещё ребёнком он поражал своих учителей и родных, поскольку, прочитав единожды текст, мог цитировать наизусть целые главы.

Он был честный и очень мужественный человек. Он ездил по охваченному чумой Провансу (1525 г.) и лечил людей, используя изобретённое им противочумное средство. Много жизней сохранил Нострадамус этой вакциной. Хронологи писали, что, когда он двигался по югу Франции, его встречали восторженнее, чем любого из королей!

В одной из передач по американскому телевидению, которая демонстрировалась трижды в сутки, утверждалось, что он, предсказавший за четыреста лет гибель братьев Кеннеди, был способен проникать в самые сокровенные глубины Мироздания!.. Правда, сам Мишель Нострадамус очень неуважительно высказывался об…астрологии.

Но одно у исследователей наследия Нострадамуса уже не вызывает никаких сомнений — потрясающая способность предвидения грядущего у него действительно была.

В конце XVIII века на острове Маврикия жил ещё один удивительный человек — Этьен Боттино. Как отмечал историк Н.Непомнящий, сведения об Этьене Боттино отыскивать оказалось очень и очень непросто. Запросы в крупнейшие библиотеки мира ничего не дали. США — библиотека Конгресса отказалась дать о нём информацию. Англия. Библиотека Британского музея — отказ. На том основании, что нет сведений. Париж — в каталогах нет!

Документы об этом человеке сохранились в Государственном национальном архиве Маврикия. Чем же он интересен этот человек, родившийся в 1739 году во французском городке Шантосо и умерший на Маврикии в 1813 году?

А вот чем. «В 1763 году Этьен Боттино прибыл на Иль-де-Франс (Маврикий) и годом позже получил должность инженера» Но немного ранее: «В 1762 году на борту одного из судов королевского флота пришла ему в голову идея, будто бы движущиеся корабли должны производить в атмосфере определённый эффект».

Итак… некая идея. И вот уже инженер Боттино проводит некие опыты. Через шесть месяцев он настолько преуспел в тренировках, что стал заключать пари. «Вовсе без подзорной трубы он предсказывал за два-три дня появление на горизонте любого судна».

В 1780 году Боттино сообщил о своих способностях морскому министру Франции маршалу де Кастри. Тот отдал распоряжение о регистрации всех наблюдений Боттино в течение двух лет. Они начались 15 мая 1782 г. Итак, от идеи до стадии, когда оказалось возможным подвергнуть её авторитетному контролю, прошло… восемнадцать лет!

Первые же несколько экспериментов подтвердили возможности Боттино. Свой секрет он сам оценил в 100 000 ливров (!) плюс ежегодное пособие в 1200 ливров, поскольку за период 1778–1782 гг. он предсказал приход 575 судов за четыре дня до их появления в пределах видимости. Денег, правда, ему не дали. Но зато вручили рекомендательное письмо и отправили Боттино во Францию. И на корабле, и впоследствии Э.Боттино не раз развлекал публику демонстрацией «наускопии». Именно так он назвал своё искусство. Слово это означало — «морское видение».

50
{"b":"111527","o":1}