ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Беззаботные годы
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Счастливы по-своему
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Скажи, что ты моя
Ничего не возьму с собой
Киберспорт
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
Лесовик. В гостях у спящих
A
A

«Разве это нормально? – усмехнулся Крис. – Нормально. А что вообще нормально? Я в жизни не встречал ни одну нормальную семью».

Глава 5

Алекс Морс подъехала на своей «тойоте-королле» к стоянке отеля «Дейс инн», остановилась перед номером 125 и выключила мотор. Открыв дверь своей комнаты, она услышала, как кошка ее сестры мяукнула в темноте и бесшумно спрыгнула на ковер. Алекс платила лишние пять долларов в сутки, чтобы держать Мэгги в номере. После похорон она взяла кошку Грейс к себе, поддавшись на уговоры Джеми. Мальчик знал, что отец не любит Мэгги, и боялся, что, как только Алекс вернется в Шарлотту, он утопит ее в ближайшем пруду. Морс не сомневалась: Билл Феннел вполне способен на такой поступок, и со вздохом взвалила на себя этот груз. Странно, но пятнистая и желтоглазая соседка помогла ей скрасить одиночество следующих пяти недель. Сняв наплечную кобуру, Алекс помассировала влажное пятно на том месте, где она вдавилась в ребра, опустилась на колени и почесала Мэгги за ухом. Она наполнила пластиковую миску возле ванной комнаты, и кошка с жадностью набросилась на еду.

Морс переехала в этот в номер пять дней назад и постаралась устроить из него нечто похожее на дом. Ноутбук тихо жужжал на письменном столе, на экране мелькали фотографии, какие они с Грейс сделали во время туристической поездки, устроенной на тридцатилетие сестры. Рядом с компьютером пристроилось фото Джеми. Он стоял в баскетбольной форме Джексоновской академии – щуплый десятилетний паренек с копной каштановых волос, веснушками по всему лицу и глубокими глазами, в которых сквозила отчаянная неуверенность.

Глядя на снимок, Алекс вспомнила, как тосковал Джеми на следующее утро после смерти матери, когда она объяснила, что ей придется отвезти его назад к отцу. Их бегство из больницы после смерти Грейс было безрассудным шагом, а в глазах закона – настоящим похищением. Если бы Алекс не вернула Биллу сына, он ни на минуту не усомнился бы потребовать ее ареста. Вероятно, сделал бы это в ту же ночь, если бы сумел найти ее. С тех пор Алекс не раз жалела о том, что отдала Джеми, но сознавала, что успешное похищение ребенка требует большого опыта и хорошей подготовки. В последние пять недель Морс уже предприняла кое-какие шаги в данном направлении. Если ее попытки доказать участие Билла в убийстве Грейс закончатся провалом, – а без помощи доктора Шепарда так и будет, – Алекс перейдет к более решительным действиям.

На низкой тумбочке рядом со столом лежали стопки документов и бумаг, связанных с болезнью матери. Списки медикаментов и лекарств для химиотерапии; схема их приема; счета, оплачиваемые страховой компанией; счета от частных докторов, которые не входили в договор по страхованию; результаты анализов из университетского медицинского центра и лабораторий других практикующих онкологов; и, само собой, обширная переписка Грейс со специалистами по опухолевым болезням в разных концах света. Грейс поступила с болезнью матери так же, как с любой другой проблемой: она объявила ей войну. И вела ее неуклонно и настойчиво, как генерал Шерман,[9] прокладывавший путь на Юг. Горе тому страховщику, который совершил ошибку, выставляя счет для Маргарет Морс! Возмездие Грейс было быстрым и неотвратимым. Но сейчас вся кампания перешла в руки Алекс, и по сравнению с Грейс она проводила ее плохо.

Главная ошибка? Алекс находилась далеко от матери. Вместо того чтобы сидеть у ее кровати, она разбила лагерь в сотне миль к юго-востоку в городе Натчес, штат Миссисипи, оставив больную на руках у платных – и совершенно незнакомых! – сиделок в Джексоне. А что Алекс делала в Натчесе? Тратила сбережения и рисковала карьерой, тщетно пытаясь поймать убийцу Грейс. Сестра наверняка нашла бы, что сказать по этому поводу. Однако именно она просила Алекс спасти Джеми от его отца. И поскольку Билл Феннел автоматически стал опекуном сына, единственный способ вызволить Джеми заключался в том, чтобы доказать вину Билла в смерти его матери.

Алекс подошла к широкому ломберному столику, который купила в «Вэл-марте» специально для того, чтобы разместить на нем материалы дела. Столик являлся мозговым центром ее расследования. Внешне все выглядело довольно примитивно: отрывочные записи, результаты слежки, цифровые снимки, мини-кассеты, – но отец всегда говорил Алекс, что нет таких вещей, которые могут заменить пешую прогулку или поездку на машине. Ни один компьютер в мире не поймает убийцу, если ты будешь торчать в офисе. На ломберном столике стояла рамочка с фотографией отца – святого покровителя ее нераскрытых дел. Точнее, даже не фотография, а газетная статья с двумя снимками Джима Морса. На одном он был изображен новичком-патрульным в 1968 году, на другом – усталым, но решительным детективом убойного отдела, который в 1980 году раскрыл крупное убийство в Джексоне.

Отец поступил в полицию сразу после армии, вернувшись домой после двух сроков службы во Вьетнаме. Участвовал в боевых действиях, но никогда не говорил на эту тему и не демонстрировал, что армейское прошлое оставило на нем какой-то след. Работая в военной полиции в Сайгоне, Джим Морс несколько раз сталкивался с расследованием убийств. Очевидно, опыт оказался удачным, потому что, оставшись после службы не у дел, Морс подал документы в полицейскую академию в Джексоне. Из него вышел неплохой патрульный, и он стал сержантом раньше других выпускников. В двадцать шесть Морс сдал экзамены на детектива и прославился блестящей следственной работой и способностью говорить начистоту с любым человеком, кем бы он ни был. Если первое качество могло быстро продвинуть его по служебной лестнице, то со вторым все обстояло наоборот. Алекс всю жизнь боролась с той же проблемой, и в основном успешно. Но ее отцу пришлось с горечью смотреть на то, как его обходят юнцы и карьеристы, у которых не было ни его способностей, ни его заслуг.

Выйдя на пенсию, Джим организовал детективное агентство вместе со своим партнером, бывшим раввином, – смекалистым южанином Уиллом Килмером. Вольная жизнь в частном агентстве пришлась им по вкусу, и они охотно брались за любые дела, какие подворачивались под руку. Алекс подозревала, что именно яркие впечатления детства, связанные с увлекательной работой отца, заставили ее отказаться от заманчивых предложений после юридической школы и выбрать карьеру агента ФБР. Отец одобрил выбор, а мать… Маргарет отреагировала так же, как на все попытки Алекс уклониться от обычного пути женщины-южанки, – немым упреком.

Алекс кольнуло чувство вины, сменившееся приступом горя. Желая чем-нибудь отвлечься, она стала перебирать снимки Криса и Торы Шепард. Среди них было очень мало фотографий, на которых Морс застала супругов вместе. Шепарды производили впечатление обычной зажиточной семьи, где все слишком заняты своими повседневными делами, чтобы тратить время на что-нибудь еще. Крис проводил дни на работе, а Тора чередовала спортивные занятия с развлечениями и досугом. Алекс не знала, как далеко жена Криса зашла в своих развлечениях, но кое-какие подозрения у нее возникли. Она даже припасла небольшую коллекцию записей и фото, решив продемонстрировать ее доктору Шепарду, когда тот оправится от первого шока. Но пока еще рано.

Разглядывая снимки Торы, Алекс ощущала легкую неприязнь: после шестимильной пробежки эта женщина выглядела лучше, чем иные после двух часов в салоне красоты. Она вызывала смесь раздражения и зависти. По сравнению с ней Крис внушал куда больше доверия – не смазливый мальчишка, а серьезный и практичный мужчина вроде Генри Фонды.[10] Может, чуть помускулистее Фонды, но с тем же основательным характером. Чем-то он напоминал ей собственного отца – спокойного, посвятившего всю жизнь работе.

Среди снимков Торы и Криса попадались изображения Бена, которые она сделала во время тренировок школьной команды по бейсболу. Бен Шепард был всего на год младше Джеми, и в его глазах сквозила та же затаенная тревога. «Видимо, они все такие в этом возрасте, – подумала Алекс. – А может, дети сразу чувствуют, если в семье что-то не так».

вернуться

9

Генерал армии северян во время Гражданской войны в США.

вернуться

10

Генри Фонда (1905–1982) – голливудский актер с характерной американской внешностью: высокого роста, поджарый, с обаятельной улыбкой.

12
{"b":"111535","o":1}