ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алекс крутанула руль влево, прибавила оборотов на небольшом подъеме, опять повернула налево – тут было что-то вроде аллейки под низкими кронами деревьев – и увидела, как из темноты вырос просторный дом, точно материализовавшийся из какого-то старого кино. Казалось, на широкой веранде вот-вот появятся офицеры в парадной форме и нарядные дамы в кринолинах. Она притормозила у поднимавшихся наверх ступенек, затем снова прибавила ходу и обнаружила еще перекресток. Очевидно, это была та же самая дорога, с которой Алекс свернула раньше, только сделавшая петлю вокруг особняка и вернувшаяся с обратной стороны. Пока Алекс раздумывала, куда направиться дальше, начал нарастать свет приближавшихся сзади фар.

Решив, что левый поворот вернет ее обратно на Либерти-роуд, она резко повернула руль направо и помчалась по широкой кривой, которая постепенно разворачивалась на 180 градусов. В самом конце она свернула влево, затем вправо и сбросила скорость. Фары остались далеко позади, но они не собирались отставать. Теперь это было совершенно ясно.

Алекс миновала еще ярдов тридцать и импульсивно свернула на длинную аллею, уходившую к одноэтажной ферме. Дорога поворачивала дальше за низкий дом, стоявший в стороне от проезжей части. Она заглушила мотор, выскочила из «тойоты-короллы» и бросилась под навес для машин, где стояли два американских седана. В голове промелькнуло: как бы не проснулись жильцы, – но окна в доме остались темными.

Морс сняла предохранитель на «глоке» и стала ждать.

Фары промелькнули на дороге и сделали поворот, не замедлив хода. Алекс прислонилась к дощатой стене, чувствуя, как громко колотится сердце. Что она делает? Ее левая рука нашарила в кармане телефон. Кому звонить? Крису? Но у него Бен. В любом случае его не следует в это впутывать. Уилл Килмер далеко. Черт, даже если она вызовет «девять-один-один», толку будет немного. Она не сумеет точно описать, где сейчас находится. За последние десять минут Алекс нарушила едва ли не все правила агента ФБР.

– Ты заслужила пулю, – пробормотала она себе под нос.

Фары больше не появлялись. Чтобы убить время, Алекс стала отсчитывать удары сердца: семьдесят пять в минуту. Неожиданно ей пришло в голову, что водитель фургона, вероятно, хотел лишь убедиться, что ее нет на месте, прежде чем напасть на Криса.

– Проклятие, – прошептала она, схватившись за телефон.

Алекс набрала номер доктора, и, к счастью, на сей раз он ответил.

– С тобой все в порядке? – спросил Крис.

– Нет. Слушай внимательно. С тех пор как я от тебя уехала, за мной следует белый фургон. Сейчас я стою у машины где-то возле Либерти-роуд, минут пять назад он проехал мимо. До тебя он добраться еще не мог, но, похоже, направляется в твою сторону. Ты в студии?

– Да.

– Оружие при тебе?

– Держу в руке. Мне вызвать полицию?

– Пожалуй. Скажи, что видел подозрительных людей.

– Я им однажды звонил. Раньше чем через двадцать минут никто не появится. Это загородная местность.

– Звони прямо сейчас.

– Ладно.

– Я перезвоню через несколько минут.

– Что ты будешь делать?

– Постараюсь найти фургон. Если кто-нибудь попытается подобраться к студии, стреляй без предупреждения.

– Алекс…

– Все, я заканчиваю.

Она сунула руку в карман и вдруг почувствовала неладное. Никаких движений или звуков, ничего особенного – и все-таки Морс застыла на месте. Пока она говорила по телефону, что-то изменилось. Сознание не заметило перемены, но инстинкт уловил сигнал опасности. Адреналин хлынул в ее кровь таким бурным потоком, точно где-то в глубине забил неисчерпаемый источник. Ей пришлось напрячь все силы, чтобы не поддаться панике. Не будь у Алекс богатого опыта и тренировок, она просто бросилась бы бежать, но сейчас бегство было равносильно смерти.

Пульс мгновенно участился. Впереди виднелась узкая полоса асфальта, на которую падал смутный отблеск от дальних фонарей. У ближайших домов горели тусклые лампочки над входом, луна не светила. Все вокруг казалось черно-серым. Алекс пригнулась и быстро переместилась в дальний угол навеса, водя по сторонам дулом пистолета. Ей очень хотелось позвонить в дверь, но она подавила этот импульс усилием воли.

Слух был настроен на малейший звук, но она слышала лишь ровный рокот кондиционеров, разгонявших ночную духоту. А потом… резкий шорох и стук, будто по асфальту покатились камешки. Дуло пистолета метнулось к открытому проему в сторону аллеи. Алекс напряженно вглядывалась в темноту, как шахтер, которого завалило в штольне. Нервы были натянуты до предела, и она едва не упала в обморок, когда ее горло сдавила рука в кожаной перчатке.

Прежде чем Алекс успела дернуться, другая рука с размаху шмякнула «глок» об стену. Алекс напрягла все силы, пытаясь ослабить мертвую хватку, но бесполезно. Она даже не видела противника; он навалился на нее всей массой, заслонив свет. Морс попробовала ударить его коленом, но положение лишь осложнилось. Нападавший прижал нижнюю часть ее тела к стене. Она хотела крикнуть, но воздух застрял у нее в горле.

«Думай, думай! Что делать? Каким оружием? Свободная рука…»

Алекс начала со всей силы бить туда, где, как ей казалось, находилось его лицо, – слепыми, дикими ударами, – но от них не было никакого толку. Кулак неистово врезался в плоть и кости, но противник даже не пытался уклониться от атак.

Он хотел ее просто задушить. Еще пара секунд, и Алекс потеряет сознание. Волна страха накатила с непреодолимой силой. Страх превратился в парализующий ужас. Алекс попыталась нащупать глазницу невидимого врага, но тот запрокинул голову. Ей послышалось что-то вроде одобрительного смешка. На глаза навернулись слезы ярости. Темная улица еще больше затуманилась и поплыла…

Послышался скрежещущий звук металла, бьющегося о металл, потом злобный рык. В конце улицы на железную сетку накинулась огромная собака. Она не могла перебраться через ограду, но оглушительный лай разнесся по округе. Хватка на горле Алекс на мгновение ослабла, и пригвоздивший ее к стене человек отодвинулся. Собрав все силы, она распрямилась как пружина и вонзила правое колено в нижнюю часть маячившей впереди фигуры.

Сокрушительный удар угодил в пах; из темноты раздался глухой стон. Пальцы на шее ослабли еще больше, и Алекс закричала – хриплым, пронзительным голосом испуганной девчонки. Даже собака сразу смолкла. Но Алекс не успела воспользоваться этим шансом: перчатка с удвоенной силой сомкнулась на ее горле, и вторая рука скользнула к «глоку».

«Если он возьмет мой пистолет, мне конец…»

Враг методично вырывал у нее оружие. В отчаянии она сунула левую руку в карман – рядом с телефоном лежали ключи от машины. Стиснув их в ладони, Алекс стала с размаху колотить сверху вниз, как Норман Бейтс в «Психо». «Глок» уже выскочил у нее из пальцев, но последний удар попал во что-то податливое и мягкое, и нападавший вскрикнул от боли. Молясь о том, чтобы это оказался глаз, Алекс отвернулась от смотревшего на нее дула.

В следующее мгновение под навесом вспыхнул свет.

Она увидела перед собой не человека, а нечто несуразное – огромное бесформенное пятно на необъятных плечах. За спиной распахнулась дверь. Послышался чей-то громкий окрик, одновременно в лицо ей полыхнула странно медленная вспышка выстрела, и все померкло.

– Эй, мисс! С вами все в порядке?

Алекс заморгала и открыла глаза – над ней склонился какой-то лысый парень в пижаме. В правой руке он держал дробовик, а в левой – ее черный «глок».

Морс ощупала ладонью лицо. Кровь, много крови. На миг она словно перенеслась в Федеральный резервный банк; тогда ее тоже опрокинуло на спину, но в ушах стояли треск и грохот от автоматных выстрелов и шумовых гранат, а не протяжный голос лысого южанина.

– Меня ранили? – спросила она. – Я слышала выстрелы.

– Нет, не ранили, – ответил человек с дробовиком. – Этот парень успел один раз пальнуть, но когда я высунул в дверь свой «ремингтон», он решил не продолжать. Только шарахнул вас по голове рукояткой пистолета. Тут я взял его на мушку, и он удрал, бросив пистолет.

48
{"b":"111535","o":1}