ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Контрзащита
Подземные корабли
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Капитан жизни. История self-made миллионера, который встал у руля своего успеха
Смерть перед Рождеством
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Такая дерзкая. Как быстро и метко отвечать на обидные замечания
A
A

– Почему вы спрашиваете?

– Вы говорите, как янки, но я слышу южный акцент.

Агент Морс улыбнулась – точнее, слегка раздвинула губы, что могло сойти за слабую улыбку.

– У вас хороший слух. Я выросла в Джексоне. Но сейчас живу в Шарлотте, Северная Каролина.

Врач обрадовался, что чутье его не подвело.

– Я готов выслушать вашу историю.

Женщина села на стул, где стояла ее сумочка, скрестила ноги и бросила на Криса холодный взгляд.

– Пять недель назад моя сестра умерла от кровоизлияния в мозг. Это произошло в университетском медицинском центре Джексона.

– Мне очень жаль.

Агент Морс кивнула, будто все уже осталось в прошлом, но Крис заметил боль в ее глазах.

– Ее смерть была быстрой и внезапной, но перед кончиной сестра успела сообщить мне нечто очень странное.

– Что именно?

– Она заявила, что была убита.

Доктору показалось, что он ослышался.

– То есть кто-то ее убил?

– Вот именно. Конкретно – муж.

Крис задумался.

– Что показало вскрытие?

– Кровяной сгусток в левой части мозга, рядом с мозговым стволом.

– У нее были болезни, которые могли стать причиной инсульта? Например, диабет?

– Нет.

– Ваша сестра принимала противозачаточные средства?

– Да.

– Это негативный фактор. Курила?

– Нет. На самом деле вскрытие не обнаружило ничего такого, что могло спровоцировать удар. Необычные лекарства, яды – ничего похожего.

– Муж вашей сестры не возражал против вскрытия?

Агент Морс понимающе кивнула.

– Нет.

– И все-таки вы ей поверили? Вы действительно считаете, что муж пытался убить ее?

– Сначала нет. Я решила, что это какие-то галлюцинации. Но позднее… – Агент Морс отвела взгляд от доктора, и тот покосился на ее шрамы. Следы от битого стекла. Хотя точечные пятна свидетельствовали о чем-то другом. Может, малокалиберные пули?

– Агент Морс?

– Я не сразу уехала из города. – Женщина сосредоточилась на Крисе. – Осталась на похороны. В эти три дня я постоянно размышляла над словами Грейс. Она считала, что муж завел роман на стороне. Он богатый человек – куда более богатый, чем я думала, – и Грейс утверждала, что у него есть любовница. Она сказала, что муж решил убить ее, чтобы не потерять деньги при разводе. И заодно сохранить опекунство над сыном.

Крис взвесил эти обвинения.

– Что ж, женщин часто убивали по таким причинам. Да и мужчин тоже.

– Вот именно. Даже вполне нормальные люди признают, что во время развода у них возникает влечение к убийству. В общем, после похорон я заявила ее мужу, что возвращаюсь в Шарлотту.

– Но вы этого не сделали.

– Нет.

– У него действительно есть связь на стороне?

– Да. И смерть Грейс ничуть ему не помешала. Скорее, наоборот.

– Продолжайте.

– Назовем этого человека Биллом. Так вот, обнаружив, что Билл встречается с другой, я не сказала ему ни слова. Вместо этого стала собирать о нем сведения по каналам ФБР. О личной жизни, о бизнесе, обо всем на свете. Теперь я знаю о Билле почти все – кроме одной-единственной детали, которую мне нужно доказать. Мне известно о нем намного больше, чем знала Грейс, и гораздо больше, чем его любовница. Например, изучая его дела, я обнаружила, что у Билла обширные связи с местным адвокатом.

– Адвокатом в Натчесе? – спросил Крис, пытаясь сообразить, как это может быть связано с ним самим. В отличие от его коллег он имел немало друзей среди юристов.

– Нет, он практикует в Джексоне.

– Ясно. Дальше.

– Билл занимается строительным бизнесом. В Джексоне он возводит новый ледовый дворец. Естественно, большинство юристов, с которыми он ведет дела, специализируются по операциям с недвижимостью. Но только не этот адвокат.

– Вот как?

– Его специальность – семейные отношения.

– Разводы?

– Верно. Конечно, в какой-то мере он участвует и в сделках с недвижимостью. Завещания, дарственные и все такое.

– Вы думаете, что Билл консультировался с данным адвокатом по поводу развода с вашей сестрой?

Агент Морс шевельнулась в кресле. Крису показалось, что ей хотелось встать и пройтись по кабинету, но в помещении было мало места. Наверное, она пыталась скрыть возникшую нервозность.

– Я не могу это доказать, – ответила женщина. – Пока не могу. Но уверена, что так оно и было. Хотя нет никаких свидетельств, что Билл связывался с этим адвокатом раньше, чем через неделю после смерти моей сестры. Именно тогда они начали вместе вести дела.

Крису хотелось задать еще несколько вопросов, но он вдруг вспомнил, что его ждут пациенты.

– Очень интересная история, агент Морс, однако я не понимаю, как она связана со мной.

– Скоро поймете.

– Нам следует поторопиться, если вы не хотите отложить нашу беседу. Меня ждут больные.

Женщина бросила на его хмурый взгляд, словно хотела сказать: «Надеюсь, ты не воображаешь, будто ты здесь главный?»

– Узнав о связи между Биллом и его адвокатом, – продолжила она, – я расширила круг поисков. Выяснилось, что существует сеть довольно сложных деловых связей, в которых не так-то просто разобраться непосвященному. Мне известно, что такое подставные фирмы, доктор Шепард. Моя карьера начиналась в южной Флориде, и я хорошо разбираюсь в отмывании денег.

Крис мысленно возблагодарил небеса за то, что в свое время проявил осторожность и не поддался уговорам друзей, предлагавших ему «кое-какие инвестиции» на Каймановых островах.

– У этого адвоката есть интересы практически во всех областях бизнеса, – произнесла Морс. – Он деловой партнер многих состоятельных людей штата Миссисипи.

Крис пожал плечами:

– Что странного в том, если богатый адвокат – а я предполагаю, что он богат – желает разнообразить свою практику?

– На первый взгляд ничего. Но деловая активность началась всего лет пять назад. И присмотревшись к ней повнимательнее, я не увидела причин, почему наш адвокат мог оказаться ее участником. В ней замешан узкий круг людей, связанных родственными узами. Только он не причастен к данной группе – ни по крови, ни через брак. Порой его приглашают в качестве консультанта, но далеко не всегда.

Крис опять взглянул на часы.

– Но к чему это нас ведет?

Агент Морс посмотрела на него в упор, и так резко, что доктору стало не по себе.

– Девять человек из тех, с кем адвокат ведет свой бизнес, имеют между собой нечто общее.

– Что же? Они мои пациенты?

Морс покачала головой.

– Каждый из них был женат, и их жены неожиданно умерли в последние пять лет. В большинстве случаев это были молодые женщины.

Доктор пытался проанализировать информацию, чувствуя, как внутри его зарождается дрожь – смесь возбуждения и страха.

– Более того, – добавила Морс, – их смерти умещаются в интервал двух с половиной лет.

– Вам это кажется необычным?

– Дайте мне закончить. Все жены были белыми, практически здоровыми и имели состоятельных мужей. Я могу вам показать актуарные таблицы. Плюс копии медицинских карт.

Криса невольно захватила ее неумолимая логика.

– Значит, вы хотите сказать, что адвокат помогает своим клиентам избавиться от жен, вместо того чтобы платить им при разводе?

Женщина кивнула и скрестила руки на груди.

– Или получить полную опеку над детьми. Именно это я имела в виду.

– Ладно. Но почему вы сообщаете об этом мне?

– Потому, – медленно произнесла она, – что на прошлой неделе ваша жена ездила в Джексон и провела два часа у того самого адвоката.

У доктора отвисла челюсть. Он почувствовал, как по его телу прокатилась холодящая волна, будто ему вкололи много лидокаина.

Глаза агента Морс превратились в щелки.

– Вы этого не знали, верно?

Доктор был слишком ошеломлен, чтобы ответить.

– В ваших семейных отношениях все благополучно, доктор Шепард?

– Да, – пробормотал он, радуясь, что может хоть что-то сказать наверняка. – Хотя это не ваше дело. Но послушайте… если моя жена ездила к тому адвокату, то развод тут ни при чем. У нас счастливый брак.

5
{"b":"111535","o":1}