ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Договорились? Я у тебя в долгу.

Он спрятал в карман телефон, подошел в стильной барной стойке, поставил на нее два стакана с толстыми донышками. В один налил виски, в другой — минеральную воду. Виски выпил, наполнил бокал снова, подошел к мужчине и вылил на него алкоголь.

— Спиртом разит и к девушкам пристает, — сказал он весело — Нехорошо, дружок.

Потом вернулся за стаканом с минералкой и, встав над девушкой, и стал лить воду ей на лицо тоненькой струйкой. Если бы кто-нибудь наблюдал за ним со спины, можно было подумать, что он мочится.

* * *

— Ты циничный подонок, — сказала Маша, открыв один глаз. — Думаешь, я совсем отрубилась?

— Всего-навсего привожу тебя в чувство, — хмыкнул Ники.

— Он не умрет? — она уже успокоилась.

— Надеюсь, — Ники пожал плечами. — В противном случае придется замуровать труп в стене.

— Прекрати, — застонала Маша.

И словно в ответ застонал раненый мужчина.

— В вашем поведении наблюдается некоторая синхронность, улыбнулся Ники. — Спрячься куда-нибудь, — посоветовал он, услышав звонок в дверь. — Доктор может оказаться любителем рекламы нижнего белья и твоим поклонником. Лучше, если он не будет знать, кто пырнул нашего друга.

— Я только защищалась, — возразила она…

* * *

— …Ты хочешь сказать, он все это время проведет здесь? — у Маши округлились глаза.

— А что ты предлагаешь? Выкинуть его на улицу? — раздраженно спросил Ники. — Мы даже не знаем, где он живет, а после той лошадиной дозы, которую вкатил ему наш лекарь, бедняга проспит до завтра. И не забывай, у него в кармане обнаружилась лицензия на частную сыскную деятельность, а это уже скверно. Может, он вообще — мент? Вот завтра и выяснишь, с какой стати он снова приперся, а заодно и уговоришь его не обращаться в милицию по поводу штопора. Ты ведь умеешь уговаривать, малышка?

— Ты во всем прав, Ники, — Маша вздохнула. — Ты умный, а я дура, — сообщила она не очень убежденно.

— Это потому, что я старый. Знаешь, что сказал врач? — Ники показалось это забавным. — Всадить штопор с такой силой мог только мужик. Попади на полсантиметра ниже, а не в ребро, и медицина была бы бессильна. По-моему, он решил, что ударил я, а про девушку выдумал. Ты ведь пряталась на кухне…

Пришлось заплатить премиальные, чтобы не слишком задумывался, кто попортил пациента.

— Я тебе должна кучу денег…

— Ничего ты не должна, — ответил он серьезно.

— Слушай, а где ты их зарабатываешь? — поинтересовалась Маша. — Где ты берешь деньги?

— Ну, я получил наследство и еще иногда дирижирую большим симфоническим оркестром.

— А если серьезно, Ники?

— Детка, зачем тебе серьезно?

— Я любопытная. Скажем, каким ты был в детстве, лопоухим? — продолжала Маша. — Где ты вообще родился, жил… Сколько раз женился, есть ли дети…

— Тебе что, анкету заполнить? — Ники недовольно поморщился.

— Не сердись. Ты мне нравишься, вот я и интересуюсь.

— Есть такая история про песочного человека. Про существо, которое было «нечто неопределенное». Ты, наверное, книжек не читаешь, — не спросил, а констатировал он. — Так вот. Стоило кому-нибудь назвать это существо любым именем, как оно становилось тем, что видели в нем посторонние. Вот и я — нечто неопределенное. И даже снялся в рекламе зубной пасты, чтобы все видели во мне белозубого красавца,

— Ники выпучил глаза и оскалился в придурковатой улыбке.

Маша засмеялась.

— Хотелось бы мне, чтобы хоть что-то из того, что ты сказал, было серьезно, — она покачала головой.

НЕКОТОРЫЕ ПРЕДПОЧИТАЮТ ПОГОРЯЧЕЕ

— Что за ерунда? — Маша вертела в руках видеокасссету, которую обнаружила.

После ухода Ники она почистила зубы и собиралась заснуть, но вместо этого целый час так пролежала, уставившись в темноту и прислушиваясь в звукам в соседней комнате. Тогда и решила, что необходимо выпить. Она и раньше знала, где ее соседка прячет бутылку «Мартини», только никогда — принципиально — не лазила по чужим вещам. Но учитывая сложившуюся ситуацию…

В нише за ящиком для обуви, в той нише, где Катя прятала от нее «Мартини», лежала и эта кассета: без маркировки.

— Интересно, — она повертела кассету в руках, вернулась в комнату и задвинула в магнитофон.

* * *

Сначала замелькали титры, потом гнусавый голос произнес название фильма:

— «Шоу двойников».

— Вот оно что! — Маша хмыкнула.

«Тайна в том, — прогнусавил голос за кадром. Фильм не дублировался, но был озвучен по принципу «overvoice», — что звезды питаются человеческой любовью.

Лестница природы такова: звезды дают свет, растения вдыхают свет и отдают кислород; люди дышат кислородом и отдают из себя любовь. Любовь человеческая для звезд то же, что солнечный свет для растения и кислород для людей…» — Наверняка, цитата из классики, — догадалась Маша.

Сначала ей показали протуберанцы на Солнце. Потом, как из семечка вырастает подсолнух. Все происходило очень быстро, даже не успело надоесть. Наконец, на экране появилась репродукция картины, где женщина занимается любовью с лебедем.

Женщина лежала на спине, согнув ноги в коленях, а лебедь растопырил хвостик.

— Порнушка, — вздохнула она. — Бедная Катя.

«Но когда звезды погасли и мир окутала тьма, — продолжал гнусавый голос, — ученые Земли клонировали самых красивых и великих людей в истории, и заставили их заниматься любовью…» — Маразм, — решила Маша. — При чем здесь звезды?

И, словно отвечая ей, голос за кадром продолжил:

— Звезды рода человеческого должны были возжечь заново свет на звездах Вселенной.

— Никогда не слышала подобной ерунды, — вздохнула единственная зрительница.

В кадре появился мужчина. Он был наряжен в нечто среднее между рыцарем и космонавтом. Во всяком случае, шлем на нем — явно мотоциклетный. Мужчина стоял спиной к камере.

Медленно, нарочито позируя, он принялся снимать с себя «доспехи», и был уже обнажен по пояс, когда на экране появилась партнерша, не в пример одетая современно, в коротком черном платье с золотыми молниями наискось.

Мужчина делает шаг навстречу и кладет ей руку на плечо. Затем он поворачивается в профиль, но длинные волосы, длиннее, чем принято носить мужчинам в этом сезоне, закрывают его лицо. Он наклоняется к ней… Рука сдвигает одну из бретелек, на которых держится платье. Губы перемещаются на обнаженное плечо, в то время как рука движется вниз, скользит по маленькой груди с бледным твердым соском, партнеры поворачиваются так, что теперь женщина стоит спиной к камере, вот платье падает вниз, а мужская ладонь сжимает круглую ягодицу.

Женщина держится в кадре несколько напряженно. Заметны мурашки на ее коже, особенно на бедрах.

Мужчина продолжает тискать попку, так, что полоска бикини натягивается, как струна. Партнерша чуть откланяется назад, а он тем временем, зацепив указательным пальцем узкую полоску ткани, делает резкое движение, словно выдергивает чеку из гранаты. Маша была уверена, что именно так выдергивают, и именно чеку… Взрыва, правда, не последовало, но потому, как изогнулась женщина, как рельефно напряглись мышцы вдоль позвоночника, и обтягивающая их кожа стала казаться тонкой, словно папиросная бумага, можно догадаться, какой вопль огласил студию во время съемок.

— Банальное порно, — Маша поморщилась.

Она поморщилась не оттого, что была ханжой. Просто любила, когда все делают профессионально.

Маша выключила видик, встала и подошла к бару. Раньше квартиру занимал какой-то крутой мужик, он и устроил бар, укомплектовав его от стаканов до бутылок. Мужика потом грохнули конкуренты, во всяком случае так объяснила Катя, когда уговаривала пожить вместе.

«Вместе веселее» — намекнула она.

«Обхохочешься», — согласилась с ней Маша.

Маша взяла бутылку «Мартини», и сделала глоток прямо из горлышка. Знакомые всегда говорили, что у нее замашки подворотни. Но это — неправда. Она выросла в интеллигентной семье.

25
{"b":"111539","o":1}