ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выходят все жители после основной работы, а к ним присоединяются посланцы приисков, Егор и его сокурсники по горному техникуму бредут по пояс в снегу и тащат на плечах мёрзлые брёвна к станции. День и ночь густой дым рвётся из труб над тайгой.

Перемешались в едином порыве: комсомольцы, партийцы, беспартийные и спецпоселенцы, ещё недавно стрелявшие в таких же активистов из обрезов, поджигавшие колхозные амбары. Строится подвесная дорога в дальние распадки, летом сплавляется пятьдесят тысяч кубометров брёвен.

И всё равно присуждается рогожное знамя, слышатся укоры и сомнения. Красноармейцы ГПУ уводят Павловского и посменно дежурят у машин.

Сколько лошадей переломало ноги в каменных россыпях! Сколько их пало от надрывной работы, сколько затрачено труда и сил — не счесть вовек.

Но драги начали ритмично и неутомимо работать, работать, работать. Чёрная ночь. Грязь. Дождь. А они светятся, грызут полигоны, и струёй льётся желанное золото в ларь пятилетки.

— Враги? Чёрт с ними! Лишь бы не задохнулась станция. Шахты под угрозой затопления, если остановим подачу дровишек, подачу тока. Ты коммунист? Нельзя спать в такое время, выспимся на том свете.

Лошади опять тонут в болоте и кричат страшными человеческими голосами, они истощены, как люди, ползущие рядом в освободившихся постромках. За ними тянутся залепленные грязью брёвна: свет, жизнь, золото…

И вдруг! Кулак из дальней соловьиной губернии раскатисто смеётся и хлопает Егора по мокрому плечу и блаженно орёт: «Ешкина мать! Ведь я вконец тут опролетаризировался, ну его к лешему, дом, тут житуха веселей!»

У сучкобоя Маруси выпал топор из скрюченных кровяными мозолями пальчиков. Она горько плачет от злости и дырявым сапогом крушит сучки, наваливается на крупные ветки всем телом, её отбрасывает, как белку.

Наконец, пушистая ветка сосны покоряется, ломаясь гулким выстрелом. А драги работают, лезут настырно вверх по ручьям. И вот, уже вместо трёх кубометров, лесоруб успевает дать пять, десять. Налажена подвесная дорога, пришли на подмогу тракторы и грузовики.

Механический колун пластает метрового диаметра чурки, как семечки, открыты магазины и столовые на лесоделянах, в просторных домах посёлка Селигдар светло, сытно, открыта школа.

Прорыв ликвидирован. Напряжённая горячка спадает. К чёрту рогожное знамя! Над станцией реет красное полотнище, отвоёванное в бою.

Уже планируется строительство Якокутской станции на паровых турбинах, из камня и бетона, с паркетным полом, в десятки раз мощнее энергетического первенца Алдана. На Селигдаре уже пыхтят семь машин.

Из них две — отечественные, построенные на своих заводах, не уступающие ни в чём иностранным. Аварий почти не стало. Научились. Набили шишек, набрались опыта, знаний. Появились свои инженеры и механики…

В Незаметном появился Эйнэ. Слух о нём мигом разнёсся среди гоняющих почту тунгусов и якутов. Они собрались большой толпой за посёлком на лесной поляне. Игнатий случайно узнал об этом и пошёл поглядеть. Вокруг огромного костра камлал шаман, тряс лохмами и диковинным бубном над головой.

— Чисто леший, прядает, — пробормотал Игнатий. Толпа сидела вокруг огня в глухом молчании, повесив головы. Игнатий опустился на мох рядом со знакомым эвенком и тихо спросил: — Чё он орет, как дурной, никак не пойму?

— Шаман просит духов, чтобы они давали много золота на делянах, — страстно прошептал тунгус. — Эйнэ великий шаман!

Игнатий засмеялся, а эвенк обиженно засопел и отвернулся. С любопытством глядел на ополоумевшего старика и вдруг разобрал, что тот яростно призывает уходить с приисков, мешать лючи губить тайгу. Велит поджигать их дома и ломать машины, опять стать свободным таёжным народом.

Парфёнов такого измывательства не потерпел, поймал своими грабастыми ручищами Эйнэ и прямиком — в ГПУ. Несколько человек кинулись отбивать шамана, но, увидев наган со взведённым курком, спасители приотстали.

До самого вечера вся толпа гудела у ворот здания, отпрашивая своего посредника с духами, посылала делегации, умоляла отпустить.

Эйнэ порядком струхнул, когда Игнатий заговорил с ним на эвенкийском языке, клятвенно обещал убраться навсегда с приисков и больше никогда не агитировать против Советской власти.

И Игнатий отпустил колдуна на все четыре стороны. Ликованию тунгусов не было предела. Эйнэ важно вскинул руку над собой, дождался тишины и проговорил:

— С этого дня я главный советский шаман. В Верхнем мире была революция, и Бордонкуя прогнали, как белого царя. Велю вам славить могучего Эйнэ, отныне красного шамана.

— Хватит брехать! — неучтиво прервал его Игнатий. — Катись в тайгу и читай свои проповеди медведям. Ишо раз поймаю, дроворезом определю в домзак. Давай, давай, проваливай, попил из них кровушки, будя…

На следующий день будто и впрямь наколдовал шаман беду. Два фельдъегеря — сотрудники ГПУ Самодумов и Петров — везли в центральную приёмную кассу золото. Более двух пудов. Пекло жаркое солнце.

Лошади, отгоняя хвостами паутов, мерно шли под седлами. И вдруг из кустов ударили выстрелы. Петрова как ветром сдуло, он сиганул через кювет в ближайшие кусты и пропал. Самодумов поспешно вырвал наган из кобуры и принял бой, но тяжёлый жакан из охотничьего ружья сбил его с ног.

Расстреляв патроны, он потерял сознание. Только к вечеру его подобрали вооружённые партийцы с прииска, оповещённые случайным прохожим.

Когда в больницу подоспели на легковом автомобиле сотрудники ГПУ, Самодумов умирал. Успел только промолвить: «Петров трус, его надо судить, если бы он не сбежал, мы бы отбились».

Что тут началось на приисках, трудно вообразить! Похороны Самодумова вылились в мощную демонстрацию разгневанных горнорабочих.

Они требовали введения революционного террора в отношении преступников, выяснилось, что одна и та же шайка произвела до этого ряд убийств на других приисках и ограбила почту в Томмоте.

Ясно, что это — не случайная, а намеренная вылазка классового врага, создавшего кулацкую контрреволюционную банду, чтобы запугать людей.

Над гробом Самодумова выступил Горячев.

— Классовый враг выбивает подлым образом лучших рабочих Алдана. Всего год назад окружком ВКП(б) откомандировал в наши ряды товарища Самодумова. Трудный жизненный путь достался крестьянину деревни Конява Могилёвской губернии.

Он был батраком, железнодорожником, два года загибался в окопах империалистической войны, где, по воле царизма, гибли тысячи ни в чём не повинных рабочих и крестьян.

В девятнадцатом году он уже командует на Алтае партизанским отрядом, не раз был ранен, а с приходом Красной Армии стал политруком Первого Алтайского полка.

По приходу в наши ряды, он обладал стойкостью и выдержкой настоящего чекиста, партийца с двадцатого года. Товарищ Самодумов был политически развитым и хладнокровным борцом за дело народа.

Он получил закалку не только в партизанских отрядах и будучи политруком Красной Армии, но и в борьбе на гражданских фронтах с классовым врагом.

Он не отступил перед бандитами, которые достойны смерти за подлое посягательство на жизнь и золото народа.

Клянусь вам, что мы найдём их и будем судить по высшим законам социальной защиты. Смерть не пощадила борца-партийца, вырвала навсегда из наших чекистских рядов. Он погиб смертью достойных.

Спи, дорогой товарищ, твоя погубленная жизнь будет отомщена! — Горячев махнул рукой, и раздался залп винтовок, печально заиграл духовой оркестр.

Тут же возникло стихийное собрание и была предложена резолюция:

«Общеприисковое собрание трудящихся прииска Незаметного, заслушав сообщение о дерзком бандналете на сотрудника окротдела ГПУ и героической смерти товарища Самодумова, над его могилой постановило: объявить месячник общественной борьбы с преступно-уголовным элементом на Алдане, взяв на себя обязательство беспощадной борьбы и всемерной помощи органам ГПУ, милиции, угрозыска в деле выявления преступного элемента.

Бороться со всякого рода кулацкими, рваческими настроениями, шинкарством, притоносодержательством, развратом и картёжной игрой — этими неотделимыми спутниками бандитизма и родной стихией уголмира.

Общее собрание трудящихся Незаметного ещё раз подчёркивает, что в ответ на гнусно-предательские удары из-за угла пятилетку выполним в четыре года!

Что не покладая рук трудящихся на опыте борьбы с классовым врагом будут ежеминутно закалять своё классовое сознание, учить и воспитывать классовую стойкость вновь приходящих молодых горняков, чтобы, по первому призыву партии, стать на защиту завоеваний диктатуры пролетариата от посягательств, в какой бы форме эти посягательства не применялись.

Наряду с этим, общее собрание трудящихся поручает следственным органам, в наикратчайший срок, изловить бандитов, судить их показательным судом и просить окружком партии обратиться в высшие судебные органы с просьбой применения к бандитам высшей меры социальной защиты, с приведением её исполнения на Алдане, как ответный удар по уголовно-преступному миру.

В ответ на бандитский налёт, с целью хищения добытого золота мозолистыми руками трудящихся Алдана, необходимого для обеспечения темпов индустриализации страны, ответим сплочением рядов вокруг Коммунистической партии и, на смену погибшим, дадим лучших, преданных делу революции ударников.

Объявим беспощадную борьбу уголовникам, бандитам, протягивающим руки к золоту в момент бурного роста социалистической стройки, и отобьём горняцкой кайлой руки тем, кто попытается в будущем посягнуть на мирный труд, на преданных бойцов, стойких большевиков.

Для пополнения золота, похищенного бандитами у товарища Самодумова, мы обязуемся добыть золото, путём отработки в день отдыха и призываем последовать нашему примеру рабочих всех приисков.

Окажем материальную помощь семье погибшего сбором денег по подписному листу. В ответ на убийство и бандитский налёт, ответим массовым вступлением в ударные бригады и ответим врагу своими успехами в работе!»

101
{"b":"111541","o":1}