ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зафод вспоминал сегодня и тот день, когда вдруг, абсолютно неожиданно прекратилась связь с Землей. И прекратилась не оттого, что у них вышла из строя связевая аппаратура, не из-за внешних космических факторов, не из-за влияния неведомых внешних сил… Нет – связь пропала оттого, что на Земле произошла какая-то глобальная катастрофа. Что это было – никто на корабле не знал до сих пор. Понятно было только то, что обмен ядерными ударами всё-таки состоялся. То, чего человечество боялось всегда, после появления ядерного и водородного оружия, то, что уже с течением времени казалось просто сдерживающими факторами, не позволяющими сильным мира сего начать всё уничтожающие войны – состоялось. Ядерный конфликт был слишком мощный и, судя по всему – абсолютно необоснованный и поэтому неожиданный. Зафод хорошо знал многочисленные системы безопасности, которыми были оплетены все эти убийственные вооружения. Многочисленные перестраховочные и дублирующие системы, которые, казалось, гарантируют землянам полную безопасность от несанкционированного применения оружия, случайных срабатываний, сбоев оборудования, ошибок персонала. Что же произошло?

Экипаж занимался этими гаданиями уже много дней с тех пор, когда осознал, что отказ оборудования произошел на Земле. И только потому, что большая часть земной цивилизации просто перестала существовать. Были долги мучения и споры – лететь ли на Марс или срочно вернуться назад? Зачем лететь к Марсу, говорили одни. Кому нужна на Земле нынче гордость за то, что человек впервые ступил на далекую иную планету? Нам? Нам тоже не нужно. Ведь ступить на далекую планету, даже походить по ней, побегать, повеселиться, а потом лечь и умереть во славу земной цивилизации, нужно ли это кому-то и в первую очередь – нам? А нужно ли возвращаться на Землю? Ведь совсем не понятно – сохранится ли там жизнь? Есть ли там условия для выживания хоть части людей и сможем ли мы там выжить? Может просто направить ракету на столкновение с ближайшим куском вещества или направить ее к Солнцу и сгореть в нем? Проклиная свою горькую судьбу и не состоявшуюся славу? Даже если на Земле не осталось живого, возражали третьи, что было совершенно невозможно, потому что планета огромная и уничтожить всё живое не так просто, даже чем нам кажется. Даже если большинство разумной жизни на ней погибло, то разумная жизнь на планете Земля снова появится, когда мы вернемся на нее, обоснуемся, защитимся, и будем жить, плодиться, рожать детей, воспитывать их. Для продолжения жизни. Жизни разумной. Это будет трудно и мучительно, но иных вариантов у нас не остается. К огромному сожалению, ни одно внешнее космическое тело вблизи планеты Земля не способно нас принять. И выжить мы можем только на Земле.

Да. Это были трудные дискуссии. Хотя всё и было известно с самого начала. Выбора просто не было. Или погибнуть без воздуха и пищи в глубинах космоса или вернуться на родную планету и попытаться выжить там. Для самого Зафода решение было только одно-единственное, хотя он подозревал, что оно же было и у всех остальных. Всё-таки, на корабле была элита цивилизации. Во всяком случае, элита русской цивилизации. Элита, отобранная из огромного количества претендентов. Люди прекрасно контролирующие себя. И хотя дискуссии некоторое время еще продолжались, решение было уже принято. Возвращаемся. Потихоньку была погашена скорость, сделан разворот и космический корабль "Марс-2" устремился к родной Земле, которая в данный момент стала такой же неизвестной, тайной и загадочной, как и далекий Марс, к которому этот корабль направлялся.

Скоро будет спуск на планету и первый шаг инопланетного существа по Земле после Катастрофы.

Дед и Архип. Отряд. Лес.

Архип, несколько его личных телохранителей и Николай Соколов не спеша, отошли в сторону от посторонних глаз, от основной массы двух объединившихся и отдыхающих отрядов. Архип и Николай были старыми друзьями, всю свою жизнь работающие на высоких должностях российской государственной службы. Оба были элитными чиновниками, нынешними аристократами, выходцами из уже древних родов, получившими хорошее воспитание и образование. Архипов всю жизнь шел по дипломатической службе, а Соколов всю свою жизнь прослужил в силовых специальных подразделениях, в основном в разведке и контрразведке. Опыта у обоих было много, много знаний о реальной жизни, политике и экономике. Они оба были близки к высшим эшелонам нынешней российской власти, к Царю всея Руси, точнее, ее остатков. Оба были людьми государевыми, все свои силы отдающие возрождению русского народа, становлению русского государства, восстановлению православия, русской культуры и цивилизации. Это были грандиозные задачи, которые в данный момент стояли перед русской цивилизацией, которая в очередной раз стояла на грани своего исчезновения. Или лучше сказать – на грани выживания.

– Ну, привет, Архип! – первым хмуро начал разговор Николай Соколов, который давно уже спокойно относился к своей кличке – "Дед".

– Привет, Дед, – ответил Архипов. – Как твои дела?

– Мои-то что? Нормально. Как твои? Как наши?

– Нормально. Всё не так плохо, как казалось ранее. У нас точно есть несколько десятков более-менее спокойных годов, когда основная опасность для нас от армии Израильского Царства исключена. Мы от них слишком далеко, это ясно, мы для них в данный момент слишком неинтересны. И они тоже понимают, что нам не до них. Здешних "черных москвичей" они боятся намного больше, чем нашей Империи.

– Это хорошо. А как у них там вообще? Уровень развития намного выше, чем у нас?

– Намного, обманывать не буду. Они сохранили очень много. И знания, и технологии, и ученых, и религию. Наше падение по сравнению с падением Израильского Царства – просто колоссальное. Мы начинали почти с нуля свое восстановление, а они сохранили очень много. И сейчас у них есть и электроэнергия, и радио, и газеты. И я не удивлюсь, если где-то есть и компьютеры. С техникой всяческой у них тоже хреново, как и у нас, заводов очень мало, но всё это дело наживное.

– Оружие?

– А кто их знает? На первый взгляд не лучше нашего, но второго взгляда у меня не было.

– Агенты наши там у них есть?

– А как же. И среди рабов, и среди них самих уже есть. Не все же они расисты и сволочи рабовладельческие.

– Как там рабы? Покорны?

– Да это и есть основная их проблема, а наша надежда. Слишком сложно сейчас удержать людей в абсолютном рабстве. Они хотят, чтобы всё было как в их древних пророческих книгах, всё по их законам каменного века, а реально среди всей этой страхомудии слишком много абсолютно нереального. Тут им нужно или не давать рабам ни капли знаний и держать их полными дебилами, или идти на серьезную модификацию своих социально-экономических теорий. Нельзя объять необъятность рабства и необъятность разума.

– Будем поднимать восстания рабов?

– Это перспективнее всего. Наш путь – постоянные приграничные стычки и постоянная напряженность у них на границах, которая будет отвлекать их вооруженные силы, целенаправленная работа со здешними рабами, их обучение и просвещение…

– Хм… как когда-то коммунисты пролетариев обхаживали?

– Да. А что же делать? Наша сила в образованности и в знаниях их рабов, которые в большинстве своем на этих территориях есть бывшие наши русские православные люди. Внедрение своих агентов и вербовка их среди тамошних рабов, с выходом на подпольные, мощные организации и восстания, время от времени захват их рабов и переправка к нам, на Дальний Восток, потому что у нас явная нехватка населения. Короче, наша активная позиция с разрушительной миссией на их территориях.

– Понятно.

– Так вы с нами идете сейчас? Как и договаривались? А то я слышал…

– Нет, пока подождем еще немного. Я отправлю с вами большую часть своего отряда и несколько десятков беглых тутошних рабов, которых мы насобирали и уговорили идти в Россию. А я сам с десятком парней еще задержусь, попытаюсь отбить еще несколько десятков рабов и вместе с ними уже пойти следом за вами. Но вами и вашим отрядом я рисковать не хочу. Операцию начну дней через пять-семь. Чтобы вы были уже в безопасности.

21
{"b":"111544","o":1}