ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
4

Бравый Русский Генерал, начинавший свою карьеру в спецназе ГРУ, не только великолепно знал тактику разведывательно-диверсионных операций, но и отлично владел технологиями психологических диверсий. Именно это позволило ему спровоцировать обсуждение «русского вопроса» находящимися в руках сионистов средствами массовой информации. Купившись на нарочитую грубость генерала и с радостью ухватившись за слово «жиды», они вступили в дискуссию по крайне не выгодной для них теме, не успев сообразить, что сказать-то им по существу вопроса нечего. И, как и планировалось, всё их словоблудие свелось к откровенной и грубой травле заслуженного русского генерала, уже доказавшего в 1993 году свою беззаветную преданность народу. С запозданием сообразив, как они пролетели, высокооплачиваемые шавки вынуждены были прибегнуть к единственной оставшейся для них, в этих условиях, тактике: набрали в рот воды, памятуя о том, что слово – серебро, а молчание – золото, если лоб медный.

С успехом отстреляв на этом фронте, он, не забывая о постоянно ведущейся за ним слежке, и потому прикрываясь предвыборными компаниями, непрерывно перемещался по стране, создавая, с помощью бывших своих сослуживцев по спецназу, штурмовые отряды, названные, впоследствии, врагами «эскадронами смерти». Из этих отрядов сформировалась «Национальная гвардия», построенная по принципу территориальной милиции и ставшие гарантией свободы для русского народа. И Генерал закономерно стал её командующим.

Именно к нему, получив вызов, и ехали сейчас наши друзья. Кроме Лёши и Стаса, Андрей взял и Ису. С ним они с Лёхой сдружились ещё во время своей командировки в Таджикистан.

Откинувшись на спинку сиденья и прикрыв глаза, Андрей опять вспомнил ту поездку. Он сам вызвался заменить Стаса в этой отлучке, стремясь поскорее забыть долго морочившую ему голову неверную бабу. Вот уж где некогда было вспоминать о своих проблемах – сама земля содрогалась от творящегося на ней зла, алчные мафиозные либералы, отрабатывая американские подачки, готовы были навсегда погрузить добрый, трудолюбивый народ во мрак дикости, чтобы окончательно превратить среднюю Азию в огромный шприц, накачивающий Россию наркотиками, обогащая этих мерзавцев. Лучшие сыны таджикского народа призвали русских братьев, чтобы они помогли им организовать отпор бандитам, развращающим молодежь и умывающим кровью их землю. Многие борцы лишились своих близких в этой кровавой бане. Андрей помнил, как он впервые увидел Ису устало сидящего в тени дувала и набивающего патронами магазин РПК. Он только что закончил свою личную вендетту. Поговорив с ним, Андрей узнал, что семью Исы вырезали дикие таджикские демократы и понял его боль, поскольку сам лишился сестры в московских событиях девяносто третьего года. Посоветовавшись с Лешей, он предложил Исе присоединиться к их группе. Понимая, что судьба его любимой Родины фатально связана с судьбой России, Иса согласился драться за общую свободу в составе их отряда.

Кто-то тронул его за колено и Андрей открыл глаза. «Расскажи, брат, как ты тогда от аэродрома слинял»,- обратился к нему Стас.

– А, задняя машина охраны вклепалась в членовоз, который взорвался в тот момент как примус. Передняя же начала зачем-то разворачиваться и мой водила сбросил её с шоссе, протаранив в корму. И пока они там «грелись», проскочили мы на второстепенную дорогу, где уже ждала нас подменная тачка, а потом им уже не до нас стало.

Въехав в металлические ворота, микроавтобус описал дугу по двору и притормозил у крыльца двухэтажного особняка, где уже поджидал офицер с красной повязкой на рукаве, который сразу повёл их в приёмную командира.

Генерал принял их в своей штаб-квартире по-простому. Одет он был в камуфляж, под которым была видна тельняшка десантника. Отдав адъютанту распоряжение «соорудить чайку», он провёл товарищей в свой кабинет. Сообщив гвардейцам, что наслышан об их делах, он особенно выделил Лёшу за полезную информацию, добытую им от женщины Мордыхая. Хотя она лишь предполагала, по отрывочным его высказываниям, что держит он свой тайник в каком-то музее, до которого можно добраться из Москвы за полтора-два часа на автомобиле и, что директор музея негласно обратился в иудаизм, хотя и русский по происхождению.

«И вот, по таким условиям, ребятам из ГРУ удалось решить эту задачку»,- сказал Альберт Михайлович. Вдаваться в подробности их работы он не стал, намекнув лишь, что не все религиозные евреи любят прозелитов.

«Нового фигуранта по делу в миру знают как Аристарха Кузьмича Лаптева»,- сообщил далее Генерал. Он оказался одним из тех, кто с молодых ногтей мечтает о красивой жизни в тёплых забугорных краях у синего средиземного моря на берегах. Для того чтобы претендовать не гражданство страны обетованной он и принял еврейскую веру. Но прекрасно понимая, что красивая жизнь стоит немалых денег, а зарабатывать их честным трудом не имелось ни способности ни желания, он решил, воспользовавшись всероссийским бардаком заведённым под видом демократии, урвать и себе кусочек. На этой то почве еврейский племенной божок Яхве и свёл его с Мордыхаем.

Знакомя ребят с психологическим портретом этого представителя либеральной интеллигенции, Генерал имел в виду поручить им разобраться с этой изменой.

5

Когда, оставив машину за полквартала, они подходили к хранилищу древностей районного масштаба, в бледном свете раннего утра их глазам явился обшарпанный фасад ничем, кроме расколотой стеклянной вывески, не отличающийся от фасадов других зданий протянувшихся стеной от одного угла квартала до другого. Стас скользнул в арку – осмотреть двор. Трое были уже у двери. На их требовательный стук явился страж с сонной рожей, заартачившийся было, когда ему предъявили через стекло двери удостоверение, но когда следом на него глянул ТТ разом изъявил готовность к сотрудничеству. Оказавшись внутри, ребята сразу же взялись обживать сцену предстоящего действия. Запасливый Лёха извлёк из хитрых карманов, которыми был оборудован подклад его кожаного пальто, разобранную курковую тулку. Примкнув стволы он зафиксировал на них цевьё. Собранный агрегат со спиленными до полуметра стволами как две капли воды походил на излюбленное оружие охранников дилижансов Дикого Запада, привычным к нему был и сын лесника Лёха. Достав из кармана два патрона «магнум» двенадцатого калибра с картечью, он зарядил свою «артиллерию». При Андрее была его старомодная «швейная машинка» системы Судаева. Иса со Стасом не были такими эстетами. Оба извлекли из-под полы по АК-105. Который хоть и имел укороченный ствол, но, в отличии от «сучка», за свои пятьсот метров, обозначенные на прицеле, отвечал.

Прибывающих на службу бабёнок отправляли в лишённое окон служебное помещение, где уже томился ночной сторож. Наконец явился сильно задержавшийся «босс». После короткого разговора с Андреем и Лёшей он был определён на отдых в «кабинет задумчивости», где приходил в себя от пережитого унижения, сидя на унитазе пристёгнутый наручниками к трубе сливного бачка.

Убедившись, что пора проститься с розовой мечтой, хранитель мордыхаева клада позабыл о своих клятвах ему и указал тайник, затем он порадовал своих новых попечителей сообщением о том, что именно сегодня Мордыхай собирается забрать сокровища. Надо было срочно готовить встречу…

После томительного ожидания Лёша, наконец, увидел как в стеклянную дверь входит человек, игнорируя провозглашающую санитарный день табличку. Стоя в нише за манекеном в форме царского жандарма, Лёша, прижав собачку, бесшумно взвёл курок, затем так же другой. «Гость» уже прошёл было мимо, когда у Лёхи забурчало вдруг в животе (вот не надо было жрать в машине вчерашний гамбургер). Человек резко обернулся и учинил сходу такую пальбу, что не нашлось у Лёхи на это других возражений как бахнуть в него с правого ствола. Да и можно ли ожидать большего остроумия от человека почти уверенного, что не миновать ему, на сей раз, царства небесного. Рефлекс сработал чётко, но, о чудо, каким то обезьяньим движением извернулся бандит и выпущенный в него заряд проломил здоровенню дыру в особо почитаемой сектой «пастернаков» иконе – «Ельцин на танке». Умудрившись напоследок ещё раз шмальнуть в Лёхину сторону, кинулся Мордыхай, но не к выходу, а внутрь, где наперехват ему метнулся Стас. Заметив как бандит вскидывает пистолет, он увернулся с линии огня боксёрским финтом, но услышал лишь щелчок курка. Бросив бесполезную пушку (ребята найдут потом магазин, выпавший когда он, очконув от Лёхиного залпа, судорожным движением нажал защёлку), Мордыхай выхватил откуда-то из-за спины тесак «а ля Рембо» и махнул режущим справа-налево, норовя по глазам. Отклонившись назад, Стас подставил под удар автомат, одновременно стараясь угодить сапогом ему по колену. Так столкнувшись, они разлетелись как биллиардные шары. Причём Мордыхай отлетел на лестницу. Стас услышал, как загромыхали его шаги по чугунным её ступеням. Вниз, к подвалу. «Сам полез в мышеловку»,- обрадовался Стас, вспомнив крепко забитые двери проверенные им. Когда ребята, страхуя друг друга, проникли следом в подвал, их ждал там облом.

3
{"b":"111547","o":1}