ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Машину оставили сразу за переездом. И к дому Кащея шли пешком.

Улица, на которой стоял этот дом, шла параллельно железной дороги и торцом упиралась в резкий обрыв. Дом был крайний, и поэтому огород Кащея одним концом примыкал к обрыву. Соседом старого уголовника была семья москвичей. Их участок был отделен от участка Кащея высоким добротным забором.

Если находившиеся в доме бросятся бежать, то наверняка через огород по маленькому овражку к реке. Именно там Мыльников приказал стать в засаде двум омоновцам. А сам с Андреем направился к воротам Кащеевой усадьбы.

Они были не заперты, и Мыльников осторожно вошел. Дом был одноэтажный, но на довольно высоком фундаменте. Собаки не было, и Семен Платонович без осложнений поднялся на высокое крыльцо.

Он постоял, прислушиваясь. Стажер занял позицию у окна, выходящего на улицу. Из дома доносились легкие шорохи. Мыльников достал пистолет и резко открыл дверь.

– Стоять, милиция! – резко воскликнул он.

Но стоять было явно некому. Около стола, заставленного полупустыми бутылками водки и объедками, на старых стульях сидели, откинувшись в довольно неестественных позах, три человека. В одном из них Мыльников узнал по описанию агента, Кащея. Тощий, с желтой нездоровой кожей и косо сросшейся сломанной ключицей. Кащей сидел за столом в одних трусах. Впрочем, летом он всегда ходил полуголым. Двое других имели вид уголовных громил. Кащей и один из громил сидели с закатившимися глазами и хрипло неровно дышали. Третий не подавал признаков жизни. На губах у него застыла пена.

Легкого толчка открываемой двери оказалось достаточно, чтобы нарушить равновесие этого неподвижного тела, которое с шорохом сползло со стула и шумно шлепнулось на пол.

– Андрей, сюда! – позвал Мыльников, а сам бросился в заднюю комнату, примыкающую к чулану. Дверь в чулан оказалась открытой, и Семен Платонович бросился через чулан на огород. Раздался выстрел, судя по звуку, пистолетный, а потом треснула автоматная очередь.

Мыльников походя успел с досадой подумать, что мог бы сам неосторожно стать мишенью для стрелявшего. Хотя уже понимал, что это не так. С конца огорода послышались крики. Мыльников бросился туда.

Омоновцы стояли рядом с лежащим на земле человеком. Майор устало подошел к ним.

– Не могли взять живого, – с укором сказал он.

Один из омоновцев виновато промямлил.

– Он нас первым заметил, товарищ майор. И пальнул в Саньку. Того только бронежилет спас.

Второй омоновец был явно в не лучшей форме. Удар пули, даже через бронежилет, был весьма болезненным.

– Ну, я чисто машинально и срезал его. Чеченский опыт. Если не научишься действовать на автомате, то приедешь в цинке.

– А что же вы, такие опытные, его первыми не заметили? Вояки…

Мыльников не скрывал досады.

– Да он какой-то профи. Бежал почти бесшумно.

– Ладно, иди в дом, скажи Андрею, чтобы вызывал оперативно-следственную группу и скорую. Может эти, отравленные, еще оклемаются, – сказал Мыльников подстреленному омоновцу. – А ты пока останься со мной, – приказал он другому.

– А что, там трупы?

– Как минимум, один. И еще двое кандидаты в покойники.

– Ну не хрена себе, – заметил стрелявший омоновец.

Мыльников внимательно посмотрел на убитого. Выше среднего роста. Сильный, жилистый. Продолговатое костистое лицо. Выразительное и запоминающееся. Заостренный на конце длинный нос с легкой горбинкой. Широко расставленные серые глаза неподвижны. Волосы чуть вьются. Прямо подстриженная снизу борода лопатой.

Этакий типичный православный воин с обложки иного журнала соответствующего профиля.

Мыльников вспомнил, что видел его на заседании философского клуба.

Глава 10. Приключения не кончаются

Было уже поздно. За окном было темно, несмотря на долгий летний день. Мыльников сидел в кабинете Егорова, устало глядя на подполковника.

– Что ж, сработали хорошо. Хорошо сработали, – повторил начальник.

Уже во множественном числе говорит, значит будет примазываться, – устало подумал Мыльников. Между тем, Егоров продолжал:

– Если не возражаешь, подведем предварительные итоги.

– Не возражаю, – ответил Мыльников. – Кстати, какие новости из больницы?

– Ты имеешь в виду тех, кого взяли в Хохловке?

– Да.

– Один уже был мертв к моменту приезда скорой.

– Это я догадываюсь.

– Догадливый. Согласно предварительным выводам экспертизы он был еще жив в момент вашего прихода.

– Это треп. С такой точностью время смерти установить не возможно. Но даже если и так. Я что должен был начать ему искусственное дыхание делать что ли?

– Да нет, это я так, к слову. Тем более, что даже второго спасти не удалось.

– А Кащей?

– Хозяин дома, что ли?

– Он самый.

– Жив. Удивительно! Старый уголовник, туберкулезник, а вот никакая отрава не берет. Может пил не то, или не так, или закусывал по-другому? Впрочем, не наше дело.

– Откачали?

– Да. И даже смогли кое о чем спросить.

– Ничего интересного, разумеется?

– Конечно. Приехали старые кореша. Жили, пропивали понемногу некоторые запасы. Потом вдруг решились на дело. С чего вдруг он не знает. Скорее всего, правда не знает.

– А как на них вышел заказчик? Тот, что стрелял в омоновца.

– Теперь уже не установишь. Да и надо ли нам это? В домах у барона и у попа найдены их отпечатки пальцев. В доме у Кащея несколько ценных вещей, взятых у жертв. С отпечатками пальцев этих громил, разумеется. Так что убийцы они. Это однозначно. Тем более, что и доказывать особенно не надо. Нам ведь дело в суд не передавать. Они убиты.

А то, что этот тип их сначала подбил на преступление, а потом отравил, тоже довольно очевидно. Другое дело, как это доказать. Но здесь особых трудностей нет. Кащея «уговорим» дать необходимые показания. Да и опять же, дело в суд не передавать. Подозреваемый убит в перестрелке.

Так что все раскрыто по горячим следам. Молодец, Семен Платонович! Молодец!

На столе у начальника резко зазвонил телефон.

– Слушаю, Егоров, – несколько лениво протянул подполковник, а потом дернулся, как от удара током и заорал – Что!!!

Выслушав говорившего на том конце провода, он приказал:

– Всем на перехват!

Обернулся к уже стоящему Мыльникову, надевающему все еще лежащий на диване у Егорова бронежилет.

– Твоего пострадавшего кавказца пытаются увезти из реанимации.

– А где наши сотрудники?

– В п…де, – грубо отрезал Егоров. – Там только прикрытия четыре человека. Да и те, кто выносит этого кренделя, судя по всему, не простые санитары. Так что, наши доложили и «отслеживают обстановку».

– Позвоните «соседям», сейчас помощь не помешает, – сказал Мыльников.

– Уже звоню, – Егоров стоял с телефонной трубкой в руках, когда Мыльников выбегал из его кабинета.

Допустить вывоз раненного боевика он допустить не мог.

 ***

Команду «эвакуаторов» удалось перехватить недалеко от больницы. К счастью, как раз на пути у них оказались два патрульных экипажа ГАИ.

Все же нет в этом мире ничего, что можно оценивать однозначно. Только негативно, или только позитивно. Вот и на этот раз гаишники честно выполнили свой долг, который в общем состоит отнюдь не в том, чтобы обирать простых водителей.

Инспектора ГАИ интуитивно поняли, что главное состоит в том, чтобы перехватить микроавтобус, оставив в покое машину сопровождения. Что они и сделали виртуозно, просто протаранив этот автобус. Машина сопровождения боевиков, видя, что дело плохо, просто удрала с места событий. А микроавтобус вскоре был окружен целой толпой милиционеров и сотрудников ФСБ.

Все было сделано в лучшем виде.

За одним исключением.

Находящийся в федеральном розыске боевик скончался в результате произошедшего ДТП. Ибо и до происшествия был не в лучшем состоянии.

 ***
21
{"b":"111548","o":1}