ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
 ***

– Не находите, Семен, что вы перегибаете палку? Я что, обещала вам этот вечер? И на чем вы меня собираетесь подвозить и куда?

– К вам, Тамара. У меня есть очень серьезный разговор. Прошу не отказывать мне.

– А если откажу? Вы что тогда, закатаете меня в свою ментовку и заставите говорить насильно?

Она говорила это со все возрастающей злостью. Ее тонкие ноздри даже слегка задрожали от с трудом скрываемого гнева.

– Зачем вы так, Тамара? Я разве давал повод так о себе думать?

Мыльников говорил почти жалобно. Посмотрев на него внимательнее, Тамара смягчилась и уже с некоторой долей обычного кокетства продолжала:

– А то, что вы, начав отношения с женщиной, вдруг исчезаете, черт знает на сколько, это что, свидетельство вашей деликатности?

– И это я вам тоже подробно объясню. Только согласитесь выслушать.

– Ладно. Прямо-таки вечер тайн.

 ***

Кузнецов, между тем, уже подъезжал к своему дому. Все, тусовок больше не надо. В сущности, со всех этих тусовок был только один сухой остаток. Вернее два, если так, конечно же, можно сказать. Первое. Они с покойным Юрой предположили на основе соответствующих рассказов, что в городе есть подземный лабиринт. И второе. Познакомились с Тонковым. На стройке у которого Юра непонятным образом нашел в этот лабиринт вход.

Ты забываешь третий момент, – поправил себя Святослав. – Похоже, именно на тусовках ты вычислил своего конкурента. Это Маляев. Можно, конечно же, ошибаться, но это он. Советник министра, который плотно пасет этот музей. Почему бы не предположить, что и сам министр не прочь поиграть в кладоискателя. И потом, если вспомнить поведение Маляева на прошлых мероприятиях подобного рода, то можно отметить, что он считает себя воцерковленным. А значит, возможно, связан и с православным руководством.

И все же это не аргументы. Все так зыбко и не определенно. С другой стороны, никто другой на подобную роль не годится.

Да, это он вычислил нас с Юрой, – с горечью подумал Кузнецов. – А потом кому-то сдал.

А мы ошиблись, недооценив опасность. Но теперь мы на финише. Нечего слоняться по этим клубам и прочим сборищам. Стройка Тонкова и нахождение библиотеки. А потом все по плану.

И никаких отвлечений. Даже на такую красотку, как эта Тамара, с которой он был шапочно знаком. Они виделись на некоторых развлекательных мероприятиях, которые так упорно организовывала Наталья.

Да, а эта Тамара, судя по всему, была не прочь завести с ним интрижку. Хотя ее, скорее всего, имеет этот наглый обрюзгший коротышка с рожей играющего в интеллигентность мента.

Но черт с ними со всеми. Предстоят гораздо более серьезные задачи.

Он был почему-то уверен, что библиотеку они найдут. Вопрос в том, чтобы не поделиться своей находкой ни с кем. Ни с Тонковым, который вполне мог претендовать на свою долю. Ибо как ни крути, вход в лабиринт на его объекте. Ни с хоругвеносцами, ни с родным государством. Что б оно сдохло.

Глава 7. Княжна не говорит „нет“

– Я слушаю вас, Мегрэ, – иронично сказала Тамара, когда они с Мыльниковым расположились за столом у нее в комнате. – Кстати, что будете, чай или кофе.

– Чай.

– Тогда подождите немного. – И она встала и пошла на кухню.

– Может, на кухне будет удобнее, зачем тащить все сюда?

– Я же говорила вам, что я княжна, Мегрэ. И официальных визитеров на кухне не принимаю. А ваш визит, судя по всему, если не официальный, то, как минимум, имеет весьма серьезную причину.

– Да, это так.

Тамара вошла в комнату с небольшим подносом, на котором стояли две чашки с чаем и небольшое блюдечко со сладостями. Мыльников автоматически отметил скромность этого угощения. Тамара заметила его взгляд и с поразительной проницательностью как бы прочитала его мысли.

– Мегрэ, долго задерживать вас за чаем, или без оного, я не собираюсь. Так что давайте без спешки, но в темпе.

Она отхлебнула из своей чашки. Мыльников тоже сделал небольшой глоток, смачивая горло.

– Тамара Петровна, предлагаю вам стать моей женой.

Тамара не удивилась и спокойно поставила чашку на стол.

– Семен Платонович, не хочу вас обижать, но посмотрите на меня и посмотрите на себя. Это, конечно же, не к месту, но в данном случае невозможно обойтись без литературщины. Род занятий обязывает. Вы уж извините. Помните у Пушкина:

„У ног своих видала и рыцарей и графов благородных“.

– Охотно верю.

Он вдруг непонятно отчего обрел уверенность.

– Если позволите, я сам сформулирую ваши мысли, не стесняясь нелицеприятных характеристик, которые вам, возможно, было бы неловко произносить.

И, не дождавшись ее согласия, энергично продолжал.

– Итак, вы красавица и умница немногим старше тридцати. А я обрюзгший коротышка далеко за сорок. Однако, сейчас не то время, чтобы выходить замуж исключительно за красавцев и по любви. Те двадцатилетние фотомодели, что выходят замуж за пятидесятилетних олигархов демонстрируют правильность моих выводов.

Вы скажете, что вы не тупая фотомодель. Это так. Но о душевных и интеллектуальных моментах нашего семейного проекта мы поговорим позднее.

Тамара слушала его, не перебивая, с легкой улыбкой. А Мыльников продолжал.

– „Но вы Мегрэ, не олигарх“, – заметили бы вы, Тамара Петровна. И были бы правы. С формальной точки зрения вы сейчас даже состоятельнее меня. На это я возразил бы вам, что у меня есть весьма неплохие возможности для быстрого обогащения.

Тамара скривилась в презрительной гримасе.

– Не спешите делать, выводы! – воскликнул Мыльников. – Эти ментовские методы обогащения я не предлагаю вам. И скажу откровенно. Не только и не столько потому, что они аморальны, а вы, по каким-то причинам, ненавидите милицию гораздо сильнее, чем большинство наших сограждан.

Но потому, что вам, княжна. Разрешите, я буду называть вас так, как вы сами мне однажды представились?

Тамара грациозно махнула рукой в знак согласия.

– Так вот, для вас княжна эти жалкие грязные ментовские гроши просто оскорбление. Вы должны жить на вилле на берегу теплого моря. Или океана. Вы должны жить по-княжески…

– А для этого вы готовы своровать по-министерски, – впервые прервала его монолог Тамара, снова кривясь в презрительной гримасе.

– Нет. Воровать, вульгарно по-ментовски я не стану. Даже если попаду в аппарат МВД, что для меня сейчас в принципе возможно. Тем более, что вы бы тоже не стали ждать, когда я наворую необходимые для обеспечения жизни, достойной вас, полтора-два миллиона долларов.

– Что за ублюдская страна, где ментовский полковник, или подполковник, может, если напряжется, своровать пару миллионов баксов. Положительно, она обречена.

– Мне наплевать на эту страну, княжна! Мне нужны вы! И я добуду эти деньги не пошлым способом милицейской коррупции за несколько лет, а немедленно и весьма романтическим способом.

Я найду легендарную библиотеку Грозного. Найду в течение ближайшего месяца. А потом я уж изыщу способ продать ее, обеспечив вам достойную вас жизнь!

Глаза Тамары вспыхнули, и на ее лице отразилась целая буря чувств. Удивление, изумление, искренний интерес.

Мыльников мог ожидать, что Тамара не поверит и сочтет его сумасшедшим. Мог надеяться, что она все же согласится слушать его дальше с некоторым усилием. Но он не мог ожидать, что она так откровенно заинтересуется всем сказанным. И продолжит разговор так, как будто это совершенно такая же реальная тема для обсуждения, как перспективы его милицейско-коррупционных афер.

Семен был несказанно рад такому повороту дел, и не отдал себе отчета, что все это выглядит не столь уж естественно. Не сказать, подозрительно.

– А как вы это сделаете, Семен? – Она уже не поддразнивала его, называя Мегрэ.

– Делая вам предложение, я решил открыться вам полностью. И поэтому расскажу все по порядку. Тот убитый на крыльце ФСБ, делом которого вы интересовались в день нашего знакомства, Юрий Половцев, нашел эту библиотеку.

40
{"b":"111548","o":1}