ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хит продаж. Как создавать и продвигать творческие проекты
Электрический штат
Путь совершенства
Литературный марафон: как написать книгу за 30 дней
Ангел с черным мечом
Зачем мы бегаем? Теория, мотивация, тренировки
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
Слушай Луну
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Содержание  
A
A

– Нет, мы враги, и как сказал мой великий тезка князь Святослав „Вера христианска уродство есть“. Поэтому хватит компромиссов. С любой византийщиной. И церковной и государственной. Кстати, последняя невозможна без первой.

– Так что, мы одни обладаем сейчас документами, дискредитирующими церковь? – прервал его затянувшийся эмоциональный монолог Алексей.

– Нет. И здесь об этом уже говорили. Такие документы найдены в Кумране, Наг-Хаммеди, это, кстати, недалеко от Александрии, в Дамаске. Наверняка, такие документы есть у тайных орденских структур, наследников тамплиеров. Но наши документы, во-первых, существенно дополняют картину, а, во-вторых, впервые имеют источником Россию. И показывают, что мы не обочина западной цивилизации, а ее неотъемлемая часть. И наша беда не давление с Востока или с Запада, а давление с Юга. Из этой проклятой Византии с ее юродским православием, проклятием нашей арийской земли.

Кстати, и Романовы были отнюдь не западники, как говорят иные наши безмозглые патриоты. Главной фигурой их прихода к власти был отец Михаила Романова патриарх Филарет. Типичный византист[53]. Православный интриган. И как все византисты, изувер. Чего стоит, например, начало их царствования, когда они повесили трехлетнего ребенка, сына Марии Мнишек.

Впрочем, в 1918 они свою родовую карму отработали. В полном соответствие не с православной картиной мира, а с арийской ведической. Ибо за эти годы набежали проценты. И взамен одного невинного ребенка были уничтожены пять. Или сколько их там было в Ипатьевском подвале? Не помню.

Впрочем, это нам не интересно.

Ну, вроде все?

– Нет, погодите, – подал голос уже Мыльников. Он даже как будто совсем забыл о своей травме и к утру снова взбодрился. – А с чего это вдруг Грозному взбрело в голову начинать этот орденский проект? Ему мало было доставшегося по праву трона?

– Ты не будешь отрицать Семен, что Грозный был умным и весьма образованным для своего времени человеком?

– Нет, не буду.

– А, кроме того, был он натурой противоречивой и страстной. То есть был не ординарен. Это, между прочим, редкое качество у так называемой „элиты“. Ибо как раз эта элита по большей части весьма хорошо соответствует именно самому, что ни на есть, среднему уровню. Во всяком случае, в последние столетия это именно так. Ибо в противном случае этой элите было бы трудно, не вступая в конфликт со своей натурой, всеми силами стремиться сохранять существующие, весьма приятные для нее порядки. Но из этих правил случаются исключения. И тогда даже на самом верху может оказаться человек одаренный не только бюрократическими талантами. А мыслитель, художник, да просто натура страстная и тонкая.

А Грозный и был как раз именно таким! И как всякой натуре неординарной ему не могла не быть глубоко омерзительной византийская ортодоксальная модель церкви, государства, да семьи, наконец! А альтернативой этим моделям могла стать только модель орденская.

– А почему же тогда такой хороший орденский проект Грозного потерпел неудачу?

– Не могу же я знать все на свете, подполковник. Значит, чего-то недоучел.

– Но и на Западе орденские проекты тоже потерпели поражение. Тех же тамплиеров разгромил Филипп Красивый.

– А потом сдох скоропостижно. Как и все его холуи, великие государственники. А потом наследники тамплиеров заварили и Реформацию и Французскую революцию. Так что в исторической перспективе они отомстили.

Отомстим и мы. За века, прожитые под ублюдским византийским режимом. Семитским по самой своей сути. Какие бы туземные болваны не стояли у власти. Нет арийца в семитической византийской политической модели с нелепым православием в основе! Нет!!!

А Запад, он не выживет, если не отбросит к чертям эту византийскую модель[54] – государство как таковое, и не откажется от опоры государства – христианской церкви. Если не вернется к орденским структурам.

Впрочем, у меня есть подозрение, что Запад до этого дозревает.

– Но причем тут язычество и древние арийские религии? Я что-то не вижу во всем этом языческого аспекта. Все только арианцы против православных. Или против католиков. А потом, при чем здесь ваш Сварогов квадрат?

– Арианцы всегда тяготели к компромиссу с язычниками. Более того, есть данные, что только так смогло распространиться христианство в Центральной, Западной и Северной Европе. В ортодоксальной версии белые арийские народы его бы просто не приняли.

А так, смотри, какая ситуация. Есть разные „подобосущные“. Вы, господа арианцы, считаете своего „подобосущного“ самым крутым? Не отрицаем, сильный был пророк. Но и наши не последние.

Понимаешь, в такой постановке есть тема для диалога и компромисса. А с ортодоксами православия или католицизма у нас, язычников ни диалога, ни компромисса нет. С мусульманами, кстати, тоже. Недаром Грозный объявил их вне закона.

И в документах, которые мы нашли, наверняка содержатся и эти моменты. Но, опять же, не только в них. Эти вещи уже, в сущности, известны. Они обсуждаются в тех или иных вариантах в респектабельном научном сообществе Европы. В частности в Берлинском историческом салоне.

Так что арианцы вполне могли использовать и языческую символику и языческие знания. А Сварогов квадрат – это древнейший арийский символ. Он, помимо всего прочего, мог еще во времена ледниковья использоваться как первый навигационный прибор, позволяющий ориентироваться по звездам. Его легко сплести из прутьев. А один из лучей, его на изображениях иногда заштриховывают, направляли на Полярную звезду.

В этом исполнении Сварогов квадрат, это всегда знак, указывающий на местоположение чего-то.

– Но там кругом полно и этих немецких свастик? Только немного закругленных.

– Правильно. Но это же кладбище! Обратная свастика есть символ отрицания[55]. Символ смерти. Вполне уместный на кладбище и только на кладбище.

– А теперь вопрос к тебе, княжна. Ты говорила, что в библиотеке должны быть какие-то книги и твоих предков. В частности что-то вроде Кама-сутры по-русски, – сказал Мыльников.

– И она тебе это демонстрировала, Семен?

– Что это?! – Мыльников не знал, что ему делать, оскорбляться или смеяться.

– Ну, копии этих документов, – как будто невинно уточнил Кузнецов.

Тамара звонко расхохоталась. А Мыльников промолчал, не зная, что сказать. Между тем, княжна сказала:

– Грозный был большой любитель книг по мистике и эзотерике. Как, кстати, и все руководители орденских структур во все времена. И он в свою библиотеку собрал и эти русские ведические книги. Часть из которых принадлежала моим предкам, арийским князьям-колдунам Полоцким.

Мы еще не смотрели наши находки, но, наверное, там кое-что есть и из этой части его книжного и рукописного собрания. Но я думаю, что это не обязательно там будет. Сдается мне, что не всю библиотеку мы выкопали. Там еще надо искать и искать.

– Хватит поисков, – решительно вставил Кузнецов. – Придем к власти, найдем остальное. А пока надо толкать за хорошие деньги то, что нашли и начинать мутить русскую антиимперскую национальную революцию.

Он был снова бодр, как будто не было этих сумасшедших дней и этой бессонной ночи.

– Ну, Святослав, революции это по твоей части. Мы с княжной с вами только до момента продажи. После этого по братски поделим доходы и вы снова сюда, а мы во Флориду. Или в Ниццу? Как, Тамара?

Он сказал это так по-хозяйски, что ей показалось, как будто он при всех хлопнул ее по заду. Не как княжну, а как деревенскую бабу из Лукъянцева.

Но она опустила глаза, и кротко ответила:

– Я предпочитаю Флориду, Сеня.

– Ну, вот и славненько. А теперь спать. На дворе утро. А дел у нас впереди невпроворот.

Тамара заметила, как радостно блеснули глаза Малыша, при словах Кузнецова „снова сюда“, которые теперь подтвердил в своей реплике Мыльников. И она вдруг до боли в стиснутых скулах позавидовала этой малышке. А та, нежно посмотрев на Кузнецова, попросила:

вернуться

53

Ну, насколько он там был византист, сказать сложно. Но, личность и на самом деле не самая симпатичная. Вообще со всем этим "избранием на царство" Михаила Романова очень много нестыковок. Возможно, что версия А.Б.Широкорада не так уж далека от истины.

вернуться

54

На столь любимом автором "Западе" никаким "византийством" и не пахнет. Или протестанты или католики. 

вернуться

55

Да нет никаких "обратных" или "прямых" свастик. Это, вообще, у ариев символ Солнца, а, так же, счастья и добродетели у буддистов и, к тому же, фигура вращения. Посмотри на неё сверху - вот тебе "прямая", посмотри снизу - и уже "обратная".

К слову, в Софийском соборе на фреске изображающей Христа Панкратора, на его плечах изображены на мантии, соотвественно, "левая" и "правая" свастики. Тоже "арианская" постройка?

63
{"b":"111548","o":1}