ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сталин хорошо знал: у нашей армии нет достаточного количества танков и самолетов, а умница Вознесенский – председатель Госплана СССР совершенно однозначно предсказал: "Будущая война – это война моторов". Сталин отлично знал, что у СССР нет не только танков и самолетов, но и в достаточном количестве хорошо обученных солдат, хорошо подготовленных офицеров, иными словами, по всем объективным данным, в 1941 году страна ну никак не была готова воевать с кем-либо вообще, хоть посади на место Сталина тогда Волкогонова, Яковлева и Шеварднадзе, вместе взятых. СССР не готов был к войне с Германией, победившей к 1941 году армии почти всех европейских стран, – это отлично знал и Гитлер. Война СССР с Финляндией позволяла сделать однозначный вывод. Сталин готов был без разбора подписывать любые договоры с кем угодно, только бы оттянуть войну от 1941 года, как от пропасти, как приговор к смерти страны. Гитлер на сей счет говорил:

"…когда нам понадобится, мы выбросим в форточку любой договор с любой страной!"

С Прониным мне доводилось встречаться в редакции "Военно-исторического журнала", куда он приходил как автор. Вот еще из его воспоминаний.

"В конце января 1941 года проводился вечер, посвященный 60-летию К. Ворошилова. На нем не было бы необходимости останавливаться, если бы не речь Сталина на вечере, не имевшая никакого отношения к юбиляру. К тому времени К. Ворошилов уже был освобожден от обязанностей наркома Вооруженных Сил и курировал как заместитель председателя Совнаркома, по его выражению, "все богоугодные заведения" – общественные организации физкультуры и спорта, религиозные культы и т.д. Вечер проводился в Грановитой палате Кремлевского дворца. На вечер было приглашено человек 30-40, главным образом военные и министры оборонных отраслей промышленности. Вечер весело вел новый нарком С.К. Тимошенко.

Выступали с приветствиями главным образом военные. Сталин не принимал участия в веселом застолье. Он хмуро сидел в сторонке.

Далеко за полночь в конце вечера он попросил слово. Не сказав ничего о юбиляре, он начал свою речь фразой:

"Товарищи, мы стоим на пороге войны…" В конце выступления он выразил надежду на то, что Гитлер не решится начать войну на два фронта. Его заявление о том, что наша страна стоит на пороге войны, сразу же сбило веселье и породило большую тревогу. Прекратились веселые тосты и воспоминания, разговоры стали сдержаннее, и вскоре все разошлись".

Тут все верно, о нападении фашистской Германии на СССР Сталин вслух заговорил в 1939 году. Но знал он об этом очень давно и готовиться к нему стал по меньшей мере вплотную с 1933 года. Вот откуда появились именно в те годы такие, как Зорге и Власов…

Не надо забывать, кроме всего прочего, еще и вот о чем. С самого первого дня прихода к власти большевики ни на минуту не исключали того, что в один прекрасный момент они могут потерять власть. Будь то всеобщие выборы или всеобщая стачка, референдум или голодные бунты, интервенция извне или внутренний заговор, мятеж типа Тамбовского. Ближе всего эта ситуация была в 1919 году, когда большевики, по сути дела, во всей России удерживались только в Смольном да в Кремле. До сих пор историки чешут затылки: как удержались тогда большевики? Страна была буквально "превращена в военный лагерь", в сплошное подполье и район действий партизан и повстанцев.

Но и в последующие годы угроза потери власти витала над головами большевиков постоянно. Вот на такой случай у партии был вариант, скажем так, запасной – это когда придется уйти в подполье и профессионально действовать оттуда. По сути дела, была создана вторая партия, назначение которой – бороться в условиях подполья. Партия – со всеми атрибутами, начиная от ЦК и кончая первичками. И еще неизвестно, какая из них важнее, главнее и какая из них руководящая, а какая – так себе, ширма. Идейные историки этого явления ссылаются на указания Ленина о том, что есть две формы борьбы: легальная и нелегальная. Под каждую из этих форм борьбы была создана своя структура, своя вертикаль.

Кто ее создавал? Все, кто стоял у истоков большевизма, потому что сама партия была партией подпольщиков. Руководили ею не из-за границы. Руководили ею те, кто не уезжал из России, как Ленин. А не выезжали из нее Сталин и… Дзержинский. Вдруг в один из дней 1926 года пошел Дзержинский попить чаю и в полчаса скончался. А до этого уже "испил" такого же "чаю" Моисей Урицкий, может быть, самый первый в начавшейся разборке. В 1927 году из страны был выслан Троцкий… Разворачивалась глубоко законспирированная борьба за ту подпольную партию, которую никто и никогда не распускал после Октября 1917 года. Борьба эта после 1927 года закончилась в пользу Сталина. Однако "чистке" подверглась не только та партия, которая работала легально, но и та, которая работала подпольно. Но если из легальной просто выгоняли на улицу, отобрав партбилет, то из той, "нижней", уходили только на тот свет. И до сих пор это называют сталинскими репрессиями, уничтожением старых большевиков. А старые большевики все поголовно были, как тогда выражались, инородцами. Вся "нижняя" партия состояла из них – инородцев. Пик "сталинских репрессий" приходится как раз на время, когда он "нижнюю" партию делал в основном русской. Все тут логично и понятно: подпольная партия, находящаяся на территории России и состоящая исключительно из нерусских – это, как ни крути, но вражеская партия. Вражеская по своей "психологической оснастке", которая диктовала ей особое восприятие и осознание всего окружающего и самих себя. Она была вражеской по своему национальному, то есть антирусскому, менталитету. Сталин это понимал отлично: в конце 20-х годов уже произошло четкое осознание – настало время созидания и кончилось время захватов. Захватывать уже было нечего, как теперь сказали бы – "все было схвачено". И там, где ныне твердят, мол, творились непонятные, бессмысленные политические расстрелы, на самом-то деле полыхала война в "глубоком подземелье", пластал пожар на болоте, когда весь огонь внизу: фронт с одной стороны держали профессиональные революционеры-интернационалисты, с другой – русские. Русские во главе со Сталиным тогда победили.

Были ли в истории случаи, когда можно было посмотреть в деле эту "нижнюю" партию? Сколько угодно. И самое наглядное – это так называемое партизанское движение 1918-1922 годов и 1941-1945 годов. Легальная партия с июня 1918 года начала разворачивать легальные фронты. Первыми из них были – Восточный, Северный, Южный, Украинский. Чуть позже созданы – Каспийско-Кавказский, Западный, Туркестанский, Юго-Восточный, Юго-Западный, Кавказский, Южный против Врангеля. Руководили всеми фронтами Реввоенсоветы фронта. Создавались и местные фронты, но уже по решению местных партийных органов. Местными фронтами считались – Семиреченский, Закаспийский, Ферганский, Актюбинский, Гродековский, Уссурийский, Даурский, Амурский, Западно-Забайкальский, Восточно-Забайкальский, Восточные фронты НРА, ДРВ. А еще фронтами называли отдельные боевые участки, например, Георгиевский, Кубано-Черноморский, Царицынский, Степной, Камышинский, Урало-Оренбургский, Петроградский и др. В это же время, а точнее – в январе 1918 года, для централизации руководства "партизанским движением" по личному указанию Ленина при Оперативном отделе Наркомвоена создается Центральный штаб партизанских отрядов (ЦШПО). Чуть позже штаб трансформировался в Особое разведывательное отделение Оперативного отдела Полевого штаба РВСР, то есть – дедушка нашего нынешнего ГРУ.

У Реввоенсовета были фронты, а что же было у ЦШПО? У ЦШПО были "движения": "Партизанское движение в Белоруссии", "Партизанское движение в Сибири", "Партизанское движение на Дальнем Востоке", "Партизанское движение на Севере", "Партизанское движение на Северном Кавказе", "Партизанское движение на Украине" и "Партизанское движение на Урале". Наибольшее количество фронтов достигало временами восьми, "движений" было семь. "Подпольные партийные организации под руководством ЦК создавали партизанские отряды", – записано в истории партии. По решению ЦК РКП(б) в конце 1918 года опыт партизанской войны получил обобщение и отражен в первом Полевом уставе РККА (ч. I – Маневренная война, раздел VI – Партизанские действия). Это показывает, что значение "партизанского движения" в деле "спасения революции" было официально приравнено к РККА.

16
{"b":"111550","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наследник из Сиама
Девочка с медвежьим сердцем
Духи рваной земли
Вечное пламя
На Алжир никто не летит
Я куплю тебе новую жизнь
Новогодний конфуз
Президент пропал