ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

продолжает Эренбург

Мнение Эренбурга нам должно быть интересно только потому, что это мнение ЭРЕНБУРГА… Человек, объясняя другого, конечно же, судит о нем исключительно по себе. По-другому просто не дано. Когда Эренбург растолковывает нам, почему так, а не иначе поступил Власов, он выкладывает нам не мотивы Власова относительно содеянного им – для Эренбурга они и в самом деле "потемки", Эренбург хорошо знает себя, он ставит себя на место Власова, и мы читаем чистосердечное признание Эренбурга: по каким мотивам он бы сделал то, что сделал Власов – предал бы Родину. И первый, самый главный мотив для Эренбурга, который оправдывает его сдачу в плен, этот: "Увидев немцев, он испугался…" Вот он, примитивный, низменный, животный страх. Все остальные – производное от него. Немцев Власов увидел 22 июня 1941 года, и с того дня он только и делал, что "видел" их перед собой, сзади себя, на всех флангах, и не просто "видел" – он их бил, как мог и как умел. От вида немцев пускали в штаны только "бойцы ташкентского фронта". Один вид живого немца уже парализует волю Эренбурга, и он не находит иного выхода, как только поднять лапы и сдаться им.

Но вот Эренбург в спасительном плену, немцы почему-то не смогли его "прикончить на месте". Как ведет себя в этой ситуации Эренбург? "Оказавшись в плену, он начал думать, что ему делать". Что ж, разумно, положение – не позавидуешь, надо что-то предпринимать. И вот сидит Эренбург и "думает". Много вариантов прокручивает он в своей чубатой голове. И что же на выходе, на каком из множества вариантов останавливается? "Значит, остается одно: принять предложение немцев и сделать все, чтобы Германия победила". Когда я читаю у Эренбурга, что будто так думал, так решил русский Власов, я не верю. Но когда я читаю эти "догадки" Эренбурга насчет русского Власова, я верю, что именно так и поступил бы сам Эренбург. Да эренбурги, Троцкие, Ленины с 1914-го по 1917-й, когда Россия отбивалась от наседавших врагов в первой мировой войне, именно так и думали, и говорили, и действовали в этом направлении – чтобы победила Германия, чтобы поражение потерпела Россия, русские. И ведь так и произошло – Россия потерпела поражение, а оглушительную победу одержали даже не немцы, а Троцкие и эренбурги. "Оборонцами" они становятся потом, когда надо обороняться от русских, оборонять захваченное у русских. У эренбургов – поражение России, русских – в крови.

"Разумеется, Власов [49] никогда и никому так не говорил…"

Небезызвестный генерал Григоренко тоже, как и Хрущев и Эренбург, мается проклятым "почему?". Будучи в Штатах, он в 1981 году написал и издал там книжку "В подполье можно встретить только крыс". Размышляет он в той книжке и о Власове, пишет о том, как тяжело было многим понять, что знаменитый генерал Власов, "не какой-то выскочка – кадровый офицер, коммунист, чисто русский человек, выходец из трудовой крестьянской семьи" с помощью немцев создал РОА. Григоренко задается вопросом:

"Почему?!"… Не вязалась эта фигура у меня с образом изменника родины. Провокация, говорил я себе".

Всезнающий о Власове И. Хоффманн в своей книжке "История власовской армии" глубокомысленно замечает по поводу "почему?!" Григоренко:

"Но ответа на этот вопрос ему и его товарищам пришлось ждать долго".

Видимо, Хоффманн имеет в виду срок выхода в свет его "Истории власовской армии". Однако именно генерал Григоренко ближе других подошел к разгадке Власова, когда произнес слово "провокация". Правда, со знаком в точности наоборот, потому что он искренне считал историю с Власовым немецкой "провокацией".

"Запомнился 1940 год. Буквально дня не было, чтобы "Красная звезда" не писала о 99-й дивизии, которой командовал Власов. У него была образцово поставлена стрелковая подготовка. К нему ездили за опытом мастера стрелкового дела. Я разговаривал с этими людьми, и они рассказывали чудеса. Вторично я услышал о Власове в ноябре 1941 года… Снова о нем говорили как о выдающемся военачальнике",

– продолжает в такой вот форме свое "почему?!" генерал Григоренко. Будто черная повязка на глазах у Григоренко. И Хрущев… и Григоренко ходят, как коты вокруг горячей сковородки, но лизнуть боятся. Неужели? Почему? Все-таки я не думаю, что все эти люди, от Хрущева до Хоффманна, круглые дураки и не видят Власова истинного. Но почему и Хрущев и Хоффманн в принципе говорят о Власове одно и то же? Почему и Сталин, что называется, спустил на Власова всех собак, сдал его?

Носится со своим ведром ответов по поводу "дела Власова" и самодеятельный философ и историк-самоучка Волкогонов. В ведре том, кроме "отрыжки", кажется, ничего другого нет, Как всегда, все у Волкогонова косноязычно-топорно, будто русского языка он не изучал вообще, и все обязательно окрашено ненавистью к русскому, к русским.

"Власовщина как политическое явление явилась (?) результатом ряда причин: крупных неудач на фронтах, ОТРЫЖКАМИ НАЦИОНАЛИЗМА И СОЦИАЛЬНОЙ НЕУДОВЛЕТВОРЕННОСТИ НЕКОТОРЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ (И ИХ ДЕТЕЙ) ПРИВИЛЕГИРОВАННЫХ КЛАССОВ [50] , страхом перед возмездием, после того как некоторые не по своей воле оказались в плену".

Ни с какой стороны эту мешанину к личности Власова и "власовщины" приложить невозможно. Опять пресловуто-большевистская "отрыжка национализма", введенная Троцким и его бандой для подавления и уничтожения всего русского; опять "социальная неудовлетворенность некоторых представителей (и их детей) привилегированных классов". Неужели это про крестьянского сына Андрея Власова? Неужели это про Кагановича и Мехлиса – "некоторые представители (и их дети) привилегированных классов"? И опять эта омерзительная иудейская трясучка "страхом перед возмездием, после того как некоторые не по своей воле оказались в плену". Для русского такой логики не существует вообще: если у русского возникает "страх перед возмездием" за плен, то он начинает думать о том, как вырваться из плена – и ни о чем другом. Если у пленного возникает "страх перед возмездием" за плен, это значит, что пленный уверен: немцы будут разгромлены, победа будет за русскими, с какой стати ему идти в армию, которая будет разгромлена вот-вот, зачем ему усугублять "возмездие"?

Животный страх вообще для русского не является причиной сдачи в плен. Животный "страх перед возмездием" за плен вообще для русского не являлся мотивом вступления в так называемую власовскую армию РОА. Какой мотив был у русских, когда они голосовали за Собчака, Попова, когда они почти до последнего шли за Горбачевым? Ведь каждый видел, что это разрушители, предатели, изменники. Ведь каждый знал, что на плечах этих предателей и изменников в страну ворвутся иноземные и внутренние оккупанты. Русский не виноват, что в тот момент у него во главе был Горбачев, а не Сталин. Русский не виноват, что к тому роковому моменту не был подготовлен партией свой Власов.

Вождями не рождаются даже на уровне жэка. Русский пошел не за Горбачевым и Ельциным, он пошел за Сталиным, думая, что Сталин есть в Горбачеве и Ельцине. Русский пошел за Горбачевым, а позже за Ельциным, потому что рядом не оказалось Сталина, Жукова, не было Власова. Не понимая этого, нельзя осмыслить Власова. Власов в этой связи – замысел всеславянский, сгусток вековой мудрости русских, результат непрерывной борьбы русских с иноземными захватчиками, в которой бывало все: отвага и хитрость, самопожертвование, скрытое и явное, битва "на миру", в которой "и смерть красна", и битва потаенная, ненавидимая даже для самых родных глаз, в которой свои, родные считают тебя врагом наизлейшим. Вот по этим чертежам был создан Власов. На это ушли годы. "Конструкция" "изделия" была проверена в условиях "космических" перегрузок. Прежде чем "уйти" к немцам, его провели в буквальном смысле слова через "огни, воды и медные трубы". Выдержал!

вернуться

49

[49] Эренбург. – В.Ф.

вернуться

50

[50] выделено мною. – В.Ф.

24
{"b":"111550","o":1}