ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Штрикфельдт уговаривал Андрея Власова до тех пор, пока генерал не получил четкие инструкции из Москвы. К этому времени в Москве власовцам была определена новая, очень важная стратегическая роль, которую они будут призваны сыграть на заключительном этапе войны. Получив из Москвы четкие инструкции, генерал Власов обратился к своим подчиненным, прибывшим с Востока на Запад, с пламенным письмом. В нем, в частности, были и такие слова: "…сражаться до последней капли крови". Немцы это называют "открытым письмом" генерала Власова к "добровольцам", на самом же деле – это был самый настоящий письменный боевой приказ командира своим солдатам и офицерам. "Стоять насмерть! Ни шагу назад!" Так это было передано из Москвы, так это вписал Власов в свое открытое письмо, "болванку" которого ему заготовили немцы; как приказ восприняли "открытое письмо" Власова и все власовцы.

Полностью мне пока не удалось отыскать ни в нашей печати, ни в публикациях на Западе именно это "открытое письмо" Власова, есть только цитирования из него:

"Сражаться до последней капли крови… Защищать рубежи до последнего патрона…" Кстати, Власов написал несколько "открытых писем", видимо, такая форма общения генерала с личным составом, военнопленными и гражданским населением на оккупированных территориях была выбрана в Москве для Власова с самого начала. Было оговорено в Москве и другое – какую бы болванку листовки или "открытого письма" немцы ни подсовывали Власову на подпись, он обязательно должен был стараться вносить в них свою правку. Ничего не вычеркивая, но добавляя. Эти добавления Власова с первых листовок еще в бытность его нахождения в штабе немецкой 18-й армии одни и те же.

В числе других "открытых писем" есть и такое. Оно начинается, разумеется, не словами, которые написала немецкая рука:

"Призываю всех русских людей подниматься на борьбу… На честных началах, на началах убеждения, с полным сознанием ответственности перед Родиной, народом и историей за совершаемые действия, я призываю народ на борьбу, ставя перед собой задачу построения Новой России… Как солдат и как сын своей Родины, я считал для себя обязательным честно выполнить свой долг".

На эту борьбу он вдохновляет такими словами:

"Меня ничем не обидела советская власть… Предвидя огромные жертвы, которые в этой войне неизбежно придется нести русскому народу, я стремился сделать все от меня зависящее для усиления Красной Армии… Мой корпус в Перемышле и Львове принял на себя удар, выдержал его и был готов перейти в наступление, но мои предложения были отвергнуты… Я отводил войска к Киеву… В трудных условиях моя армия справилась с обороной Киева и два месяца успешно защищала столицу Украины… Я делал все от меня зависящее для обороны столицы страны. 20-я армия остановила наступление на Москву и затем сама перешла в наступление. Она прорвала фронт германской армии, взяла Солнечногорск, Волоколамск, Шаховскую, Середу и др., обеспечила переход в наступление по всему Московскому участку фронта, подошла к Гжатску.

Во время решающих боев за Москву я видел, что тыл помогает фронту, но, как и боец на фронте, каждый рабочий, каждый житель в тылу делал это лишь потому, что считал, что он защищает Родину. Ради Родины он терпел неисчислимые страдания, жертвовал всем…

Я был назначен заместителем командующего Волховским фронтом и командующим 2-й Ударной армии…

Бойцы и командиры неделями получали 100 и даже 50 грамм сухарей в день. Они опухали от голода, и многие уже не могли двигаться по болотам, куда завело армию непосредственное руководство главного командования. Но все продолжали самоотверженно биться. Русские люди умирали героями. Но за что? За что они жертвовали жизнью? За что они должны были умирать?

Я до последней минуты оставался с бойцами и командирами армии. Нас оставалась горстка, и мы до конца выполнили свой долг солдата…"

В "открытом письме" Власов дает своим солдатам четкую установку на американцев и англичан: "Я ясно осознал, что Русский народ втянут большевизмом в войну за чуждые ему интересы англо-американских империалистов. Англия всегда была врагом Русского народа. Она всегда стремилась ОСЛАБИТЬ НАШУ РОДИНУ [168], нанести ей вред".

Заканчивается "открытое письмо" словами:

"Многомиллионный Русский народ всегда на протяжении своей истории находил в себе силы для борьбы за свое будущее, за свою национальную независимость. Так и сейчас не погибнет Русский народ, так и сейчас найдет в себе силы, чтобы в годину тяжелых бедствий объединиться и свергнуть ненавистное иго, объединиться и построить новое государство, в котором он найдет свое счастье".

Ну чем не приказ Сталина "Ни шагу назад!", только для… власовцев! И еще, откуда у Власова эта железная установка: "Англия всегда была врагом Русского народа. Она всегда стремилась ослабить нашу Родину, нанести ей вред"?

26 августа 1941 года наш посол в Англии И. Майский посетил Идена, он сказал министру иностранных дел Англии:

"Разумеется, мы благодарны британскому правительству за те 200 "Томагавков" (название самолетов), которые были переданы нам около месяца назад и которые до сих пор еще не доставлены в СССР, но по сравнению с нашими потерями в воздухе, о которых я только что говорил, – что это значит? Или еще пример: мы просили у британского правительства крупных бомб – министр авиации в результате длинных переговоров в конце концов согласился исполнить просьбу, но сколько же бомб он дал нам? Шесть бомб – ни больше и ни меньше. Так обстоит дело с военным снаряжением.

Что же мы имеем от Англии? Массу восторгов по поводу мужества и патриотизма советского народа, по поводу блестящих боевых качеств Красной Армии… Как часто, слыша похвалы, расточаемые по нашему адресу, я думаю:

"Поменьше бы рукоплесканий, а побольше бы истребителей". С учетом всего сказанного выше надо ли удивляться чувствам недоумения и разочарования, которые сейчас все больше закрадываются в душу советского человека? Ведь фактически выходит так, что Англия в настоящий момент является не столько нашим союзником, товарищем по оружию в смертельной борьбе против гитлеровской Германии, сколько сочувствующим нам зрителем".

Лев Безыменский в своей книге "Тайный фронт против второго фронта" задается вопросом: "Прав ли был И.М. Майский в своих действиях?" 30 августа непосредственно на его имя была отправлена телеграмма Председателя Совета Народных Комиссаров СССР:

"Ваша беседа с Иденом о стратегии Англии полностью отражает настроения советских людей. Я рад, что вы так хорошо уловили эти настроения. По сути дела. Английское правительство своей пассивно-выжидательной политикой помогает гитлеровцам. Гитлеровцы хотят бить своих противников поодиночке – сегодня русских, завтра англичан. То обстоятельство, что Англия нам аплодирует, а немцев ругает последними словами, нисколько не меняет дело. Понимают ли это англичане? Я думаю, что понимают. Чего же хотят они? Они хотят, кажется, НАШЕГО ОСЛАБЛЕНИЯ [169]Если это предположение правильно, нам надо быть осторожными в отношении англичан.

Сталин".

У Власова установка Сталина на Англию, на ее политику в отношении СССР, России? Даже теми же словами. "Последующие события, к сожалению, подтвердили эту оценку", – пишет Безыменский. Телеграмма Сталина датирована 1941 годом, "открытое письмо" Власова – 1943 годом.

С подачи Власова Штрикфельдт поехал к Йодлю с просьбой разрешить Власову поездку в "добровольческие части". Йодль на полях прошения начертал:

"Нет. Цель достигнута "Открытым письмом". Не имею намерения повторить ошибку покровителей Дабендорфа. Это – враждебное немцам гнездо. Его надо распустить. "Трюк, который Власов проделал в начале 1943 года с двумя поездками к своим частям под Ленинград, в Курск, Брянск, Смоленск… на этот раз не прошел. Но теперь это и не особо-то требовалось – в частях едва ли не на всех командных должностях уже работали выпускники власовского Дабендорфа. Власову не разрешили, но позволили генералу Малышкину и Жиленкову под присмотром Фрелиха отправиться во Францию, а Трухину – в Италию".

вернуться

168

[168] выделено мною. – В.Ф.

вернуться

169

[169] выделено мною. – В.Ф.

61
{"b":"111550","o":1}