ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я принимаю его от их имени.

Тогда все приехали к Асгриму.

Когда Торхаллю, сыну Асгрима, сказали, что Ньяля, его воспитателя, нет в живых и что он сожжен, то он так расстроился, что весь побагровел и у него из ушей хлынула струями кровь так, что ее было не унять. Он лишился чувств, и лишь тогда кровь остановилась. После этого он встал и сказал, что держал себя малодушно, и прибавил:

– Я бы только хотел суметь отомстить кому-нибудь из тех, кто сжег его, за то, что сейчас со мной приключилось.

Другие сказали, что никто не сочтет это за позор, но он ответил, что не хочет отступать от своих слов.

Асгрим спросил Кари, какой помощи он может ждать от тех, что живут восточнее рек. Кари ответил, что Мард, сын Вальгарда, и Хьяльти, сын Скегги, помогут ему чем могут, а также Торгейр Скораргейр и все его братья. Асгрим сказал, что это была бы большая сила.

– На какую помощь от тебя мы сможем рассчитывать? – спрашивает Кари.

– На все, что я смогу, – отвечает Асгрим, – и еще в придачу на мою жизнь.

– Так и сделай, – говорит Кари.

– Я втянул в наше дело и Гицура и спросил у него совета, что нам делать, – говорит Асгрим.

– Это хорошо, – говорит Кари, – а что он предложил?

Асгрим отвечает:

– Он предложил, чтобы мы ничего не делали до весны, а там поехали на восток и начали против Флоси тяжбу об убийстве Хельги,[83] вызвали на суд соседей места убийства и объявили на тинге о поджоге. Я также спросил Гицура, кому следует вести тяжбу об убийстве, и он сказал, что Марду, хочет он этого или нет. «Пусть ему достанется самое трудное, потому что во всем деле он вел себя хуже всех. Кари всякий раз, когда он будет встречаться с Мардом, будет в гневе, и это поможет моим стараниям заставить его согласиться», – сказал мне Гицур.

Тогда Кари сказал:

– Мы будем следовать твоим советам, пока ты сможешь давать их нам и стоять во главе нас.

Надо сказать о Кари, что он не мог спать по ночам. Однажды ночью Асгрим проснулся и услышал, что Кари не спит. Асгрим сказал:

– Тебе не спится ночью?

Тогда Кари сказал вису:

Ночью сон от глаз моих
Прочь бежит, о воин!
Я бессонной ночью
Вспоминаю Ньяля.
С той поры, как пламя
Сокрушило дом его,
Не могу забыть я
О своей потере.

Кари ни о ком так часто не говорил, как о Ньяле и Скарпхедине. Он никогда не поносил своих врагов и никогда ничем не угрожал им.

СХХХIII

Однажды ночью в Свинафелле случилось, что Флоси застонал во сне. Глум, сын Хильдира, стал будить его, но долго не мог добудиться. Наконец Флоси сказал:

– Пусть позовут ко мне Кетиля из Марка.

Кетиль пришел. Флоси сказал:

– Я хочу рассказать тебе мой сон.

– Хорошо, – говорит Кетиль.

– Приснилось мне, – говорит Флоси, – будто я в Ломагнупаре. Я выхожу из дома, смотрю на гору, и она открывается. Из нее вышел человек в одежде из козьих шкур и с железным посохом в руке. Он шел и звал моих людей, сначала одних, потом других, и звал их по именам. Первым он позвал Грима Рыжего и Арни, сына Коля. Мне это показалось странным. И будто он потом позвал Эйольва, сына Бальверка, Льота, сына Халля из Сиды, и еще шесть каких-то человек. Потом он помолчал. А затем он позвал пятерых из наших людей – сыновей Сигфуса, твоих братьев. После этого он позвал других пятерых – среди них Ламби, Модольва и Глума. Потом он позвал еще троих. Под конец он позвал Гуннара, сына Ламби, и Коля, сына Торстейна. После этого он подошел ко мне. Я спросил у него, что нового. Он сказал, что мог бы рассказать кое-какие новости. Тогда я спросил, как его зовут, и он назвался Ярнгримом (Железным Гримом). Я спросил его, куда он держит путь, и он ответил, что держит путь на альтинг.

– Что ты будешь там делать? – спросил я.

Он ответил:

– Сначала я отведу соседей, потом судей, а затем я приготовлю поле боя.

И тогда он сказал:

Воин придет могучий,
В битвах много воинов
Наземь он повергнет,
Все увидят это.
Слышу, черные копья
Громко зазвенели.
Кровь росой покроет
Ноги воинов в сече.

Он ударил посохом, и раздался сильный грохот. После этого он вошел в гору, а меня охватил страх. И вот мне хочется, чтобы ты сказал, что, по-твоему, означает мой сон.

– Мне думается, – сказал Кетиль, – что все, кто был назван, скоро умрут. Мне кажется, что нам не следует никому говорить об этом сне, раз это так.

Флоси сказал, что так и сделает.

Вот проходит зима и кончается рождество. Флоси говорит своим людям:

– Я полагаю, нам надо отправиться из дому, потому что, как мне думается, нас не оставят в покое. Мы отправимся сейчас просить помощи. Теперь сбудется то, что я вам говорил, – у многих нам придется валяться в ногах, прежде чем кончится это дело.

CXXXIV

После этого они все собрались в путь. Флоси был в штанах, закрывавших всю ногу и ступню, потому что он собирался идти пешком.[84] Он знал, что тогда и другим покажется легче идти пешком.

Сначала они отправились в Кнаппавалль, на следующий день – в Брейду, из Брейды в Кальвафелль, оттуда – в Бьярнанес у Хорнафьорда, оттуда – в Ставафелль у Лона, а затем в Тватту, к Халлю из Сиды. Флоси был женат на его дочери Стейнвар.

Халль принял их очень хорошо. Флоси сказал ему:

– Я хочу попросить тебя, тесть, чтобы ты поехал на тинг со всеми своими людьми, которые ездят с тобой на тинг.

Халль ответил:

– Сбылась пословица, что недолго рука радуется удару. Многие из твоих людей, которые больше всех подбивали других на худшее, теперь не смеют поднять голову. Но что до меня, то я должен помочь тебе, насколько это в моих силах.

Флоси сказал:

– Что ты посоветуешь мне теперь делать?

Халль сказал:

– Отправляйся на север до самого Вапнафьорда и проси у всех хавдингов помощи. Она тебе понадобится еще до конца тинга.

Флоси пробыл там три ночи, отдохнул и оттуда отправился на восток, в Гейтахеллур, а оттуда – в Беруфьорд, Там они переночевали. Оттуда они пошли на восток, в долину Брейддаль, в Хейдалир. Там жил Халльбьярн Сильный. Он был женат на Оддню, сестре Сарли, сына Бродд-Хельги. Флоси там приняли хорошо. Халльбьярн много расспрашивал его о сожжении Ньяля, и Флоси подробно рассказал ему обо всем. Халльбьярн спросил, как далеко Флоси направляется на север, и тот ответил, что держит путь к Вапнафьорду. Тут Флоси вынул из своего пояса кошелек и сказал, что хочет подарить его Халльбьярну. Тот взял деньги, но сказал, что Флоси незачем делать ему подарки.

– Однако я хотел бы знать, чем я могу отплатить тебе, – сказал он.

– Мне деньги не нужны, – сказал Флоси, – но я хотел бы, чтобы ты поехал со мной на тинг и поддержал бы меня в моем деле. Правда, я не могу просить тебя: ведь ты мне не родич и не свойственник.

Халльбьярн сказал:

– Я обещаю, что я поеду с тобой на тинг и помогу в твоем деле, как я помог бы своему брату.

Флоси поблагодарил его. Оттуда он пошел через равнину Брейддальсхейд, а затем в Хравнкельсстадир. Этим двором владел Хравнкель, сын Торира, внук Хравнкеля, правнук Хравна. Флоси там приняли хорошо, и он попросил Хравнкеля, чтобы тот поехал с ним на тинг и помог ему. Хравнкель долго отговаривался, но в конце концов обещал, что его сын Торир поедет со всеми своими людьми и поможет ему также как годи его тинга. Флоси поблагодарил его и пошел в Берсастадир. Этим двором владел Хольмстейн, сын Мудрого Берси. Он принял Флоси очень хорошо. Флоси попросил о помощи. Хольмстейн сказал, что он уже награжден за эту помощь.

вернуться

83

Поскольку в этом случае Флоси был непосредственным убийцей, и именно он мог быть наказан.

вернуться

84

Как непритязательный проситель, который хочет, чтобы его прием дешевле обошелся хозяевам.

57
{"b":"111560","o":1}