ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Чьи же это “способности”?

Всё сверхъестественное для людей является, однако, вполне естественным для существ параллельного мира (СПМ). Это мнение подтверждается всеми исследователями, изучавшими возможности воздействия НЛО и гуманоидов на людей и материальную природу. Выше мы говорили уже о том, что все методы приобретения паранормальных способностей (сиддхи), известные в индуизме, буддизме, ламаизме, а также в оккультизме любого типа, сводятся к тому, чтобы наладить связь с существами параллельного мира (СПМ), на чем, кстати, последние постоянно настаивают в своих телепатических посланиях, распространяемых не только древними, но и всеми современными контактерами. Таким образом, следует признать, что все без исключения религиозные культы индуистской группы в течение многих веков занимаются именно тем, что подключают своих адептов к контакту с сущностями из параллельного мира.

Раскрыв себя с помощью особых психофизических упражнений (разрушающих естественную благодатную защиту) для вхождения “космических энергий” (а точнее, СПМ) в свое тело, йог, факир, маг или оккультист получают (но не даром!) возможность пользоваться их способностями для самых различных целей: иллюзионизма, парацелительства, подавления воли людей с целью управления ими, колдовства и прочего. Точно так же и все разговоры о получении “космического сознания”, о его “расширении” и “просветлении” с помощью медитаций и иных йогических и оккультных практик, будоражащие воображение профанов, означают не более чем подключение к контакту с сущностями, которые получают при этом возможность манипулировать сознанием находящегося теперь в их власти человека. При этом всю ту ложную зрительную, звуковую и чувственную информацию, которую СПМ вводят в сознание человека телепатически или сенсорно-энергетическим методом, восторженные адепты указанных культов принимают за “откровения”, “расширение” и “просветление”. По сути же, вся эта дезинформация (таково мнение самих уфологов) ведет их только к помрачению сознания и отходу от истины.

Некоторых из своих перспективных контактеров СПМ предполагают использовать для пропаганды в широких массах их учения. Таким они дают ощутить эйфорические состояния, показывают в интрапроекции (т. е. перед внутренним взором) захватывающие путешествия в иные миры или “тонкие планы бытия” (так называемые выходы в астрал), дают поражающие воображение откровения (почти всегда ложные), а также проявляют через них (т. е. через контактеров) свои “паранормальные” способности. Вот именно эти-то естественные для существ параллельного мира способности воздействия на физический мир и на психическую природу человека духовно безграмотные люди и принимают за сверхъестественные способности, якобы имеющиеся в нераскрытом (латентном) состоянии у всех людей.

Возвращаясь к вопросу о способе внедрения в сознание тысяч зрителей ложной зрительной информации при одновременном отключении (подавлении) у них возможности естественного получения зрительных импульсов от сетчатки глаза к зрительной коре, а от нее — в сознание, нам следует высказать теперь свою точку зрения, основанную на собственных наблюдениях. Мы полагаем, что подобное массированное воздействие на сознание таких больших масс людей доступно только существам, обладающим возможностями, значительно превышающими способности любого человека. Именно такими существами и ныне, и во все предшествующие века являлись обитатели сверхтонкого параллельного мира, которых мы называем СПМ. Таким образом, мы приходим к заключению, что иллюзионистский трюк на стадионе, поражающий праздное любопытство падкой до пустых эффектов толпы, производили именно существа параллельного мира через посредство своего медиума-факира.

Еще один интересный для нашего исследования случай был записан доктором А.П. Тимофиевичем в 1922 году со слов бывшего морского офицера, который к тому времени был уже архимандритом и подвизался в Киево-Печерской Лавре, тогда еще не закрытой большевиками.

Ненависть факира

Став священником, этот блестящий морской офицер, командир боевого корабля, а теперь — о. Николай Дробязгин, свободно владеющий несколькими европейскими языками, был назначен миссионером и служил в храмах различных русских посольств: Китая, Тибета и Индии. События, которые он описал, произошли еще в XIX веке в то время, когда бывший моряк направлялся в Индию, к месту своего нового служения.

Корабль “Луиза”, на котором плыл русский миссионер, приближался к острову Цейлон. В Коломбо он должен был запастись углем, и у пассажиров было достаточно времени, чтобы сойти на берег. Английский колониальный полковник Эллиот, хорошо знавший город и окрестности, предложил: “Леди и джентльмены! Не хотите ли вы отправиться за несколько миль за город и посетить одного из местных колдунов-факиров? Быть может, мы увидим что-нибудь интересное”. Уже вечерело, когда небольшая группа из восьми человек, к которой присоединился и о. Николай, покатила по великолепной дороге среди джунглей. Наконец они оказались на большой поляне, где под огромным деревом стояла хижина факира. Рядом у костра сидел тощий старик в тюрбане и, скрестив ноги, неподвижно глядел в огонь. Полковник переговорил с мальчиком-ассистентом, и тот принес табуретки, на которых расселись путешественники. Ночную тьму немного разгонял лишь молодой месяц.

““Глядите! Глядите туда, на дерево!” —воскликнула мисс Мэри взволнованным шепотом <…> Вся поверхность необъятной кроны дерева, под которым сидел факир, казалось, медленно поплыла в мягком лунном свете, и само дерево мало-помалу стало таять, и контуры его расплывались. Вскоре перед нашим потрясенным взглядом открылась с необыкновенной ясностью поверхность моря с катящимися волнами <…> Но вот вдали показался белый пароход. Из двух его больших труб валил темный дым. Он быстро приближался к нам, рассекая волны <…> По нашим рядам пронесся шепот, когда мы прочитали на его корме выложенное золотыми буквами имя нашего корабля — “Луиза”. Но, что поразило нас более всего, — на корабле мы увидели самих себя! Не забывайте, что в то время, когда это происходило, о кинематографе никто из нас слыхом не слыхал, и было невозможно даже вообразить что-либо подобное <…> Но вот что было особенно поразительно: я видел не только самого себя, но в то же время и всю палубу корабля, вплоть до мельчайших деталей, как бы с птичьего полета — чего попросту не могло быть в действительности <…> Я совершенно забыл о том, что я священник и монах, что мне вряд ли приличествует принимать участие в подобных зрелищах. Наваждение было так необоримо, что и сердце, и ум молчали.

Но вдруг мое сердце тревожно и больно забилось. Все мое существо охватил страх. Мои губы сами собой зашевелились и стали произносить слова: “Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго!” Я почувствовал немедленное облегчение. Казалось, что какие-то невидимые цепи, которыми я был опутан, начинали спадать с меня. Молитва стала более сосредоточенной, и с ней вернулся мой душевный покой. Я продолжал смотреть на дерево, как вдруг, будто подхваченная ветром, картина затуманилась и рассеялась. Я больше ничего не видел, кроме громадного дерева, озаренного светом луны, и факира, сидящего под деревом, в то же время, как мои спутники продолжая рассказывать о своих впечатлениях, вглядываясь в картину, которая для них не исчезала.

Но вот как будто что-то стало твориться с самим факиром. Он свалился на бок. Встревоженный юноша подбежал к нему. Сеанс неожиданно прервался <…> Уходя, я невольно в последний раз обернулся, чтобы запечатлеть в памяти всю сцену, и вдруг я содрогнулся от неприятного ощущения. Мой взгляд встретился со взглядом факира, полным ненависти <…> Этот взгляд раз и навсегда открыл мне глаза на то, чьей силой в действительности произведено это “чудо”” (А.П. Тимофиевич. “Божии люди”. М., “Паломник”, 1995, с. 57–61).

Шутки доктора Фауста
40
{"b":"111580","o":1}