ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В высказываниях Любы обращает на себя внимание следующая фраза: “Боялась, что таких, как я, в церковь не пустят”. Эти слова совершенно ясно указывают на присутствие в сознании девочки сокровенного знания о греховности ее действий. Откуда же у ребенка такое правильное предчувствие? Где источник подобных знаний? Как появился у ребенка верный критерий греховности?

Опыт предшествующих тысячелетий жизни человечества на земле называет таким критерием совесть, которую святые отцы определяли, как внушение Божие, помогающее человеку найти правильные ориентиры в жизни.

Ниже мы еще раз убедимся, что такая “подсказка” имеет место в любое время и в любом месте, на примере современной молодой нидерландской колдуньи, которая по той же причине говорит о себе: “В средние века меня бы наверняка приговорили к сожжению на костре”. Но все же эта женщина продолжает считать, что “дары”, которыми она обладает, даны ей от Бога. Метод подмены и здесь срабатывает безотказно. Причина этого заключается в том, что многие люди, к сожалению, не приучены родителями обращать внимание на внушения совести, они не умеют сознательно вслушиваться в этот чудный голос Божий, звучащий особенно ясно в не оскверненной еще душе ребенка. Как это ни печально, у подавляющего большинства людей совесть так и остается на том уровне сознания, которое З. Фрейд называл бессознательное, сваливая в одно понятие бессознательного такие противоположные явления, как демонические воздействия, с одной стороны, и внушения Божии — с другой.

Возвращаясь к рассказу о Любе из г. Вологды, можно лишь пожалеть и священника (если рассказанное не ложь), и тех людей, которые по его благословению (девочка о нем, конечно, всем рассказывает) идут к молодой колдунье, чтобы в процессе “лечения” (оно является прямым обращением “пациента” к нечистой силе, действующей через экстрасенса и, соответственно, отречением от Христа) получить “подарок” из параллельного мира. Наши исследования показывают, что обязательным “подарком”, обусловленным именно обращением к врагу Божьему (т. к. подобные целители служат ширмой для демонов), является вхождение одного из СПМ (иногда и более чем одного) в тело “пациента”. Как видим, здесь фактически совершается то же самое, что и при инициации учеников мастерами Рэйки. Поистине “одно лечим, а другое — калечим!”

И снова подмена, которую, к сожалению, в данном случае не смог увидеть даже священник! Существа параллельного мира используют этот метод повсюду, особенно в тех странах, которые прежде считались христианскими. Своих контактеров, как уже говорилось выше, СПМ выдают за святых целителей и пророков, а свои действия пытаются представить действиями Самого Христа или Его Ангелов. Характерный тому пример на европейском материале можно найти в статье Лаврентия Петрова, которая даже своим названием “Богиня света” под рубрикой “Дар небес” обязана тому же методу подмены. Журналист сходу присваивает контактеру—экстрасенсу имя “Богиня света”, а способности демонов, которые, кстати, выдают себя за ангелов, не колеблясь, приписывает дару Небес. Однако вся практика духовной жизни православных подвижников за истекшие 2 тысячи лет подтверждает слова апостола Павла, который предупреждает, что “сам сатана принимает вид Ангела света. А потому не великое дело, если и служители его (колдуны, прорицатели, астрологи, экстрасенсы, целители и проч. — Иг. N) принимают вид служителей правды” (2 Кор. 11, 14–15).

С нескрываемым восхищением Л. Петров повествует о бывшей нидерландской танцовщице Иоманде из г. Тил (неподалеку от Амстердама), ставшей в последние годы широко практикующим экстрасенсом—целителем. Вот что о себе рассказала журналистам сама Иоманда: “К тому, что совершается во время моих сеансов, я отношения не имею. Все делается руками ангелов. Никогда бы раньше не подумала, что стану целительницей и пророчицей. Единственное, чего я хотела с самого раннего детства, —это танцевать… Когда была маленькой, очень страдала от тяжелой экземы. Никто не брался за ее лечение. И вот однажды меня отвели к медиуму. Тот посмотрел и говорит: “О тебе узнают по всему земному шару!” Он меня вылечил. Я начала танцевать, создала свою маленькую труппу… Ну а сегодня я делюсь своим даром с тысячами людей, которые страдают и нуждаются в помощи <…> Видите, на сцене тридцать кроватей с лежачими тяжелыми больными. Мои “духовные операции” происходят всегда на глазах публики. И делают их ангелы! Я вижу, как они держат в своих легких, как эфир, перстах золотые инструменты. Простым людям ангелы невидимы. Но я-то знаю, что они есть. Это они наделяют меня силой, когда я накладываю руки на головы страдающих <…> В средние века меня бы наверняка приговорили к сожжению на костре <…>

Чудеса начинаются сперва на сцене, где по непонятным причинам человек пятнадцать вдруг теряют сознание. Потом экстаз опускается на зал. Он идет волнами, охватывая огромную, многотысячную толпу. И волны эти исходят от нее — Иоманды! Массовый гипноз? Загадочное электромагнитное излучение или просто коллективное умопомешательство?..” (Тайная власть”, № 5, 1995, с. 3).

Достойно удивления, что журналист, находящийся под обаянием Иоманды, был все же в состоянии достаточно трезво оценить то, что происходило “сперва на сцене”, а затем в зале с многотысячной толпой ее поклонников, предки которых тысячу лет тому назад отреклись сначала от Православия, а позднее — даже от католицизма. Почему же Лаврентий Петров не подвергся, подобно остальным протестантам, воздействию СПМ, а потому смог адекватно воспринимать столь поразившее его зрелище? Защитить его от обольщения могла только благодать Божия. В зале он был единственным человеком из России, а поскольку он русский, то, судя по всему, и крещеный, а значит — защищенный Божией благодатью. При всем восхищении русского журналиста Иомандой он не нашел для увиденного действа более достойного названия, чем “коллективное умопомешательство”. Экстаз, охвативший толпу давно отрекшихся от Христа европейцев, произвел на журналиста из России такое сильное и вместе с тем жуткое впечатление, что нелепость их действий в этом необычном состоянии вызвала в его сознании ассоциацию только с сумасшествием. Подобный экстаз, впрочем, можно было наблюдать и не покидая пределов России на сеансах А. Кашпировского, А. Чумака, Ю. Лонго, Д. Давиташвили и других сознательных и несознательных колдунов (экстрасенсов).

Для состояния экстаза, поразившего воображение Л. Петрова, весьма характерно явление двигательного автоматизма (синдром Кандинского-Клерамбо), который служит идеальным клиническим симптомом, свидетельствующим о том, что посредством медиума зрители наконец вышли на прямой контакт с существами параллельного мира. Если говорить точнее, через экстрасенса произошла инициация незащищенных благодатными Божественными энергиями людей, а если еще точнее — в их тела вошла иная энергия (демоническая), которую китайцы называют Ци, а японцы — Ки или Рэй-Ки, энергия, которая, согласно учению Микао Усуи, является в то же время личностью (СПМ). Импульсное воздействие этой энергии (личности, или СПМ) на соответствующие отделы двигательной коры головного мозга человека приводит к тому, что у “пациента” непроизвольно начинают двигаться разные части тела и он становится своего рода марионеткой, управляемой СПМ. Подобный же принцип воздействия на человеческий мозг, начиная со времени Второй мировой войны, применяют для изучения возможности создания “биоробота” в закрытых клиниках разных стран, не исключая СССР. Так, например, в 1948 году в сверхсекретной “Экспериментальной лаборатории органического моделирования” под руководством Владимира Петровича Демихова проводились такие опыты: электромагнитные импульсы посылались в определенные участки двигательной коры мозга испытуемого и “биоробот” начинал непроизвольно двигать конечностями. Эту страшную картину сохранили для нас кадры документальной киноленты.

63
{"b":"111580","o":1}