ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В норме (вне избыточной алкоголизации), потребное количество апопротеидов образуется с легкостью, но в нашей ситуации налицо перегрузка печени иными неотложными делами – необходимо непрерывно освобождать организм от чрезмерного количества алкоголя, да и материала для синтеза белка явно недостаточно. Несчастный гепатоцит, будучи не в силах отправить избыточный нейтральный жир куда следует, вынужден откладывать «его в пределах своего клеточного пространства – естественно, в ущерб исполнению обязанностей.

Под микроскопом возникает характерная картина: большинство рабочих клеток содержат включения нейтрального жира, достигающие размеров клеточного ядра. Налицо состояние, обозначаемое в медицинской литературе как «алкогольный стеатоз печени» – обратимое нарушение биохимической структуры.

Принято считать, что содержание жира, превышающее 10% от влажной массы печени, соответствует ее выраженному функциональному и структурному обеднению, т.е. «жировой дистрофии».

Кстати, чем еще занимается печень, кроме доблестного преодоления последствий пьянства? Перечень велик: образование и выделение желчи, синтез защитных белков для системы иммунитета, создание и регулирование запасов Сахаров, упомянутое ранее участие печени в обмене жиров, создание белков для свертывающей системы крови, обезвреживание как собственных, так и поступающих извне токсических веществ, утилизация строительного и функционального молекулярного «мусора», постоянно образующегося в процессе жизнедеятельности организма, и многое, многое другое.

Все эти тонкие биохимические процессы ощутимо страдают в состоянии жировой дистрофии, клинических проявлений гораздо больше, чем для предшествующей стадии алкогольного поражения печени. Здесь и неприятная тяжесть в правом подреберье, вздутие живота и неустойчивый стул, тошнота, рвота и похмельное извращение вкуса и запахов, непереносимость жирной пищи, нередко боли, заторможенное состояние и разнообразные проявления витаминной недостаточности.

Вот здесь стоит вернуться к метионину.

Уникальная особенность этого неприятного на вкус и на запах вещества заключается в способности легко отдавать одну из молекулярных групп (-СН3) – строго говоря, это особенность не самого метионина, а специального биохимического механизма, в котором наше чудодейственное соединение играет ведущую роль. Нейтральный жир преобразуется в биологически полноценные соединения и немедленно находит себе применение.

Аминокислота метионин относится к классу незаменимых, т.е. поступающих извне: человеческий организм не в состоянии создать ее столько, сколько необходимо для «удаления» избыточных нейтральных жиров. Соответственно, «толчкообразное» восполнение этого дефицита направляет обменные процессы в необходимое русло.

Алкогольное жировое перерождение не является обязательной предстадией цирроза, т.к. механизмы его развития связаны с нарушением обмена жирных кислот, и сами по себе не ведут к цирротическим изменением органа. Тем не менее, стеатоз – это серьезный сигнал, свидетельствующий о перегрузке организма алкоголем и реальной возможности более тяжелого повреждения печеночных клеток.

Сопровождающий систематическое пьянство ацидоз (см. выше) неизбежно приводит к активизации т.н. фибропластических процессов в ткани печени, когда ее специализированные клетки начинают избыточно «строить» волокнистые структуры (естественно, за счет угнетения функций рабочего органа) – стартует алкогольный фиброз. Его неприятная сущность такова: обилие хаотически расположенных волокон уплотняет печень и создает условия для развития цирроза. Заметим, что фиброз необратим – «избавиться» от него невозможно.

Известно, что у 80-90% творчески пьющих лиц определяются признаки хронического алкогольного гепатита, когда поврежденные печеночные клетки (что неизбежно) подвергаются закономерной агрессии со стороны защитных сил организма. Агрессия имеет однозначный исход – уничтожение получивших «чужеродные» свойства элементов.

Что появляется на их месте?

Еще древние имели представление о мощных восстановительных способностях печени – вспомните миф о Прометее, прикованном богами к скале: сотни лет прилетающий орел клюет ему именно печень, т.к. никакой другой орган не способен вынести столь регулярного надругательства. Принято считать, что ее коэффициент запаса составляет не менее 20 – одна двадцатая часть печени (что установлено в экспериментах на животных) справляется с потребностями организма.

Итак, ткань быстро обновляется, но особенностью хронического гепатита является бессистемность в организации вновь созданных структур. Образовавшийся клеточный конгломерат ничуть не похож на основную рабочую единицу – печеночную дольку, естественно, нельзя ожидать и восстановления ее функций. Под микроскопом видно, что скопление новых клеток фактически «выключено» из работы. Неполноценные элементы обречены: их уничтожат, заместив соединительнотканными волокнами и другим хаотическим клеточным «комком». Налицо самоподдерживающийся процесс, в исходе которого пребывает алкогольный цирроз – полная потеря изначального строения печени.

Конечно, нарисованная нами скорбная схема не столь последовательна, и возможно «наслоение» фиброза, хронического алкогольного гепатита (есть еще острый), инфекционного гепатита и жировых изменений печени. Выделим рациональное звено: приспособительное (компенсаторное) увеличение печени и ее жировое обеднение представляют собой начальные и полностью обратимые (при условии отказа от спиртного) этапы алкогольного поражения. Дальнейшие формы – фиброз, острый и хронический алкогольный гепатит – являются предцирротическими стадиями и фактически необратимы: механизмы, заложенные в их основе, могут привести к формированию цирроза печени. Exceptio regulum probat - исключения лишь подтверждают правило.

Вывод: на определенном этапе борьба с жировой дистрофией способна «оборвать» эту цепь изменений (хорошее сравнение), а в худшем случае – далеко отодвинуть ее финальную стадию. Полный отказ от спиртного эфемерен и является характерной чертой небесных ангелов, поэтому в арсенал методов преодоления пьянства включается ПАТОГЕНЕТИЧЕСКОЕ («исключающее рождение страданий» в букваль-ном переводе) использование липотропных веществ.

КТО НЕ ПИЛ ВОДКИ, ТОТ НЕ ЗНАЕТ ВКУСА ПРОСТОЙ ХОЛОДНОЙ ВОДЫ

(или почему алкоголь вызывает обезвоживание организма)

Жажда, доходящая до мучительной, неизбежно сопутствует алкогольному возлиянию, особенно если в программе вечера преобладали крепкие напитки Как Вы помните, чувство пересыхания слизистых оболочек (в просторечии «сушняк») и выраженная жажда косвенно указывают на II-ю степень обезвоженности, при которой организм теряет до 5% собственной массы. Для человека со средним весом в 70 килограммов дефицит жидкости достигает 3 литров, что ощутимо отражается на всех процессах жизнедеятельности.

Возникает интересный вопрос куда «уходит» вода?

Во-первых, как опьянение, так и состояние похмелья всегда сопровождается учащением дыхания, в среднем от 12-14 до 18-20 в минуту, что является нормальной реакцией дыхательного центра на присутствие в биологических жидкостях и тканях организма чужеродного токсического агента – этилового спирта,- и способствует его быстрейшему выведению. Напомним, что с выдыхаемым воздухом в неизмененном виде выделяется до 10% употребленного спирта, пары которого определяются старинной пробой Раппопорта с первых минут опьянения.

При нормальной частоте дыхания здоровый человек «выдыхает» (более точное название этого процесса перспирация) до 0.9 литра воды, в нашем случае испарение может превысить 1.5 литра в течение суток. Очевидно, что пиво таким способом не выделяется, по крайней мере, в чистом виде.

Во-вторых, этиловый алкоголь, специфически воздействуя на определенные мозговые структуры, снижает выработку антидиуретического гормона, т.е. гормона, ответственного за ограничение мочевыделительной способности почек. По своей сути это, опять же, нормальная реакция организма, направленная на быстрейшее выделение токсического вещества, хотя и усиленная особыми свойствами этанола.

14
{"b":"111596","o":1}