ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перекресток Старого профессора
После
О рыцарях и лжецах
Мои южные ночи (сборник)
Новые рассказы про Франца и футбол
Долгое падение
Укрощение дракона
Великие Спящие. Том 2. Свет против Света
Рой
Содержание  
A
A

Мы будем настаивать на том, что многие из повреждений, полученных Марсом, и такие загадки, как необычная корковая дихотомия этой планеты, могли быть вызваны одним «лобовым» столкновением с фрагментами поистине гигантской кометы, прибывшей на такой волне из внешней части Солнечной системы. Больше того, при виде разрушенного и испещренного кратерами трупа Марса – столь отталкивающе мертвого, столь трагичного со своими пустыми реками и сухими океанами, разве не очевидно, что миры могут быть убиты кометами, и разве не очевидно, что – как поется в старенькой песне – «туда по милости божьей идешь ты или я»?

НЕБЕСНЫЕ ЦИКЛЫ

Науке пока еще не удалось заполучить пробы из марсианских кратеров и развернуть детальное геологическое исследование планеты. Следовательно, почти все наши предположения о Марсе основываются на том, что можно узнать из изучения фотографий, сделанных орбитальными станциями, а они не могут сказать нам, когда случился смертельный для Марса катаклизм. Как мы утверждали на протяжении всей книги, тысячи импактных кратеров к югу от линии дихотомии не обязательно накапливались медленно, в течение миллиардов лет, как все еще полагает большинство ученых, а были произведены одномоментно, быть может, даже в результате единичного катастрофического происшествия, и, возможно, недавно.

Эта гипотеза может быть проверена, когда на Марс совершат посадки пилотируемые корабли. До тех пор останется лишь предположением, а никак не доказанным фактом то, что марсианские кратеры насчитывают миллиарды лет. Определенный свет на проблему может пролить то, что мы знаем наверняка о происходившем на ближайшей соседке Марса – Земле. Здесь нам нет нужды полагаться на зернистые фотографии, сделанные орбитальными станциями с расстояния в тысячи километров, и мы можем рассмотреть поддающиеся оценке эмпирические данные вроде сведений о вымираниях и о кратерах по всей Земле, результаты химических анализов проб почвы и т. д. и т. п.

Все эти данные, как мы говорили в конце предыдущей главы, указывают на то, что наша планета пережила циклические эпизоды бомбардировки и вымирания через правильные промежутки времени на протяжении последних 100 миллионов лет, а именно: 94,5 миллиона лет, 65 миллионов лет (событие М/К) и 36,9 миллиона лет назад. Мы также показали, что этот цикл имеет основной «ритм» в 30 миллионов лет при «стандартном отклонении каждого отдельного эпизода на 9 миллионов лет». Проще говоря, если наблюдать за этим циклом достаточно долго – на протяжении нескольких сотен миллионов лет – то окажется, что эпизоды бомбардировки-вымирания случаются примерно один раз в 30 миллионов лет, но этот промежуток времени может сократиться до 21 миллиона лет в одних случаях или растянуться до 39 миллионов лет в других.

Что же касается последних 100 миллионов лет, то мы обнаруживаем, что промежутки между эпизодами вымирания постоянно укладывались в эти рамки. Промежуток между 94,5 миллиона и 65 миллионами лет назад составляет 29,5 миллиона лет, между 65 и 36,9 миллионами лет назад – 26,1 миллиона лет. Раз мы знаем, что бомбардировки производятся волнами галактического вещества, затопляющими всю Солнечную систему, а не только околоземное космическое пространство, логично предположить, что Марс и Луна должны были подвергнуться бомбардировкам почти одновременно с Землей – приблизительно 94,5, 65 и 36,9 миллиона лет назад. Как мы видели в предыдущей главе, это подтвердилось уже в случае с Луной. В случае же с Марсом речь идет еще об одной гипотезе, проверить которую можно будет лишь при посадке пилотируемого корабля, как, впрочем, и все гипотезы, касающиеся Марса, из всех источников. Ведь ни безумные теории самых ненормальных чудаков, ни трезвые соображения известных ученых пока что не подтверждены эмпирическими данными с поверхности самой планеты.

Повторяем: мы придерживаемся той гипотезы, что и Марс, и Земля пережили бомбардировки 94,5, 65 и 36,9 миллиона лет назад. Последний промежуток времени между 36,9 миллиона лет назад и сегодняшним днем значительно протяженнее предыдущих двух. В действительности он опасно близок к верхнему пределу цикла в 39 миллионов лет.

Не приближаемся ли мы к концу того, что уже начинает выглядеть как нетипичный и слишком долгий период состояния покоя? Не предстоит ли уже новая бомбардировка внутренних планет?

ГДЕ МЫ СЕЙЧАС?

Первые шаги по направлению к разумной оценке нашего нынешнего положения уже были сделаны группой ведущих астрономов, в том числе Виктором Клюбом и Биллом Нэпиером, Дэвидом Ашером, Дунканом Стилом, Марком Бейли, сэром Фредом Хойлом и профессором Чандрой Викрамасингхом. Мы не располагаем местом для описания всех их открытий и поэтому в настоящей главе сосредоточимся на центральной «цепочке фактов», собранных ими. Постараемся по мере возможности сделать это их собственными словами, которые лучше нас доведут до читателя их глубокую озабоченность и ощущение настоятельной необходимости действий. Мы разделяем их беспокойство и считаем исключительно важным довести до сведения общественности и правительств, насколько смертельна и непредсказуема галактическая обстановка, в которой в настоящее время оказалась Солнечная система. Перечисленные ученые вместе с растущим числом коллег из многих других стран обращают особое внимание на следующие факты:

(1) Есть данные «о совсем недавнем возмущении облака Оорта, каким-то образом связанном с движением Солнца…»

(2) Солнце недавно пересекло «густо заселенную» среднюю плоскость Галактики и в настоящее время «несется» лишь в 8 градусах над ней.

(3) За последние 100 миллионов лет или около того оно посещало спиральную ветвь Ориона, пересекая ее «под довольно небольшим углом к оси, завершив при этом один или два дельфиноподобных цикла».

(4) Солнце недавно завершило это прохождение и сейчас находится над самым внутренним краем ветви.

(5) Здесь оно «проникло в то, что представляется остатками старого, распадающегося гигантского молекулярного облака. Это – круг материи, которая включает в себя большинство молекулярных облаков и звездообразующих скоплений по соседству с Солнцем. Молодые голубые звезды образовали в небе дугу, ныне называемую «поясом Гулда», но известную еще во времена Птолемея… Через пояс Гулда Солнечная система прошла лишь 5-10 миллионов лет назад…»

(6) Напрашивается пугающий вывод: нынешний «адрес» Солнца в Галактике не только подсказывает, что надвигается новый эпизод бомбардировки, но и свидетельствует, что бомбардировка, должно быть, уже началась и что в настоящее время частота попаданий должна бы быть исключительно высокой:

«Положение Солнца у внутреннего края спиральной ветви Ориона указывает, что сейчас мы пребываем в активной фазе. Дальше, Солнечная система только что пересекла плоскость Галактики, где кометное облако испытывает максимальное приливное напряжение и где кометный поток, следовательно, близок к пику своего галактического цикла. Она также недавно прошла сквозь пояс Гулда и поэтому испытывает исключительное приливное напряжение из-за недавнего прохождения через старое распадающееся молекулярное облако… Это столкновение должно было создать острый импактный эпизод, в котором мы все еще пребываем… (В самом деле) в настоящее время местонахождение Солнечной системы отвечает одновременно всем тем условиям, которые обеспечивают особенный поток комет к Земле: расположение вблизи галактической плоскости, близость к спиральной ветви и недавнее прохождение сквозь систему молекулярных облаков… Сейчас мы находимся посреди импактного «эпизода».

СЛЕД ГИГАНТСКОЙ КОМЕТЫ

Проведенная астрономами «сыскная» работа определяет бурное прохождение Солнца сквозь пояс Гулда как наиболее вероятный единичный источник «эпизода». К концу прохождения, примерно 5 миллионов лет назад, считают астрономы, приливное напряжение вытолкнуло из облака Оорта волну комет, которая начала медленное, длиной в световой год путешествие к внутренней части Солнечной системы. Среди этих комет находился по крайней мере один гигант «размером в несколько сот километров», который затратил несколько миллионов лет на спуск по спирали к планетам. Сначала он достиг царств Нептуна, Сатурна и Юпитера, где он задержался, возможно, еще на миллион лет, пока его орбита постепенно укорачивалась и одновременно приобретала все более эллиптическую форму. Совсем недавно – каких-то 50 тысячелетий назад гравитационный «пинок» Юпитера наконец привел этого гиганта во внутреннюю часть Солнечной системы, где он перешел на крутоэллиптическую орбиту с очень близким к Солнцу перигелием и афелием, едва выходящим за пределы орбиты Юпитера. Такая орбита неизбежно должна пересекать орбиты и Земли, и Марса. Виктор Клюб считает:

61
{"b":"11160","o":1}