ЛитМир - Электронная Библиотека

Энн Мэри Уинстон

Янтарное сердце

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Сильви Беннетт закрыла дверь квартиры и стала спускаться по широкой мраморной лестнице дома с прекрасным названием – Эмбер Корт.[1] Оказавшись в холле, она замедлила шаг. Через стекла тяжелой передней двери было видно, как падали крупные белые снежные хлопья.

Такой обильный снегопад – самое последнее, что ей сегодня было нужно. Обычно Сильви ходила на работу пешком, но сегодня утром ей нужно выглядеть особенно безупречной и строгой. Красные щеки и растрепанные волосы никак этому не соответствовали бы.

Она вспомнила, что ждет ее сегодня, и от ее обычной жизнерадостности не осталось и следа.

– Сильви! Доброе утро!

Мрачное настроение мгновенно рассеялось при виде квартирной хозяйки, Роуз Карсон. Пышные формы Роуз, заключенные в симпатичное платье, и всклокоченные кудри с проседью, словно женщина еще не потрудилась причесаться, придавали ей удивительно теплый, домашний вид. Если бы Сильви захотелось вновь обрести маму, которой у нее уже давно не было, Роуз, как никто больше, подошла бы на эту роль.

– Привет! Как дела?

Сильви спустилась по лестнице и прошла через холл к двери Роуз, где та стояла с газетой в руке.

– Чудесно! – оживленно произнесла Роуз. – У меня такое чувство, будто сегодня произойдет нечто удивительное!

Сильви криво улыбнулась, вспомнив, каким мрачным мыслям предавалась мгновением раньше.

– Это было бы замечательно.

Она повесила зимний плащ на перила и принялась заматывать шерстяной шарф вокруг шеи. – Прекрасный костюм, дорогая! – Роуз протянула руку и нежно погладила ткань лацкана. – Только, прости, мне кажется, сюда требуется какое-то украшение, чтобы выгодно подчеркнуть его.

– Вероятно, – согласилась Сильви. – Но все мои драгоценности не больше булавочных головок!

Роуз сверкнула глазами.

– Как вам не стыдно, юная леди! Вы работаете в одном из самых престижных ювелирных домов страны, и у вас нет своих драгоценностей? – Ее глаза загорелись, и она подняла руку, дав знак Сильви немного подождать. – У меня кое-что есть!

– Роуз, не надо…

Но хозяйка уже исчезла в своей квартире. Через минуту она вернулась.

– Вот! – Роуз протянула великолепную брошь. Золотистый янтарь сверкал среди самоцветов. Брошь имела форму сердца, и Сильви показалось, что Роуз просто отдает ей свое.

– Я не могу… она так прекрасна! – Сильви осмотрела вещицу. – Как эффектно! Откуда она у вас? Кто ее сделал?

– Ювелир, которого я знаю очень давно. – Роуз, не желая продолжать разговор, приколола брошь к лацкану Сильви. – Это именно то, что тебе сегодня нужно.

– Но я не могу! Вещь слишком ценная…

– Вещь всего лишь пылится в моей шкатулке с драгоценностями, – проворно застегивая булавку, перебила ее Роуз. – Вот. Посмотри, какая прелесть!

Она взяла Сильви за плечи и повернула к зеркалу, висящему над небольшим мраморным столиком.

– Да, прекрасно. – Сильви слегка коснулась броши пальцем. Сегодня ей требовалось быть уверенной в себе. Вероятно, на один денек можно позаимствовать брошь у Роуз. – Хорошо. – Она повернулась и запечатлела поцелуй на гладкой щеке женщины. – Вы победили.

– Прекрасно! – Роуз захлопала в ладоши, как ребенок. – А теперь иди, дорогая! Я знаю, ты любишь появляться в офисе рано, а, судя по тому, что творится на улице, сегодня будет довольно скользко.

Сильви кивнула и надела длинный плащ, прикрыв голову капюшоном.

– Пожелайте мне удачи. У меня сегодня важная встреча.

Тот факт, что она не была приглашена на эту встречу, к делу не относился.

– Удачи тебе! – Роуз подняла скрещенные пальцы обеих рук. – С этой брошью я тебе ее гарантирую!

Сильви осторожно открыла входную дверь, придержав ее от ветра. Последнее замечание Роуз едва достигло ее ушей.

– Погодите, мистер Грей! Может быть, ваше предложение и законно, но это аморально!

Два часа спустя после прихода на работу Сильви медленно прошествовала по конференц-залу и решительно подошла к длинному столу, где собрались члены правления «Колетт инкорпорейтед», ювелирной компании, в которой она работала последние пять лет. Компании, в которой она наконец, впервые в жизни, почувствовала себя на своем месте. «Колетт» и все сотрудники фирмы были ее семьей, а свою семью Сильви не позволит разрушить никому!

Ее неожиданное вторжение в конференц-зал несколько удивило членов правления компании, но Сильви вряд ли это заметила. Все ее внимание было сосредоточено на человеке, медленно поднявшемся во главе стола.

От собственной дерзости душа у нее ушла в пятки, но кто-нибудь же должен это сделать!

Она неотрывно смотрела на Маркуса Грея, кретина, лишенного каких-либо этических принципов, задумавшего разрушить «Колетт». Но когда Сильви подошла ближе и ее глаза встретились с его глазами, у нее внезапно появилось иное чувство. Господи, да этот человек ни в малейшей степени не напоминал того типа, фото которого она видела в газетах! Он вовсе не был похож на людоеда, образ которого столь настойчиво рисовало ее воображение.

Нет, он скорее напоминал принца, чем людоеда. Да, весьма хорош, тут уж нечего сказать! Волевой подбородок, крепкие белые зубы и худые, чисто выбритые щеки. Загорелая кожа великолепно сочеталась с блестящими каштановыми волосами с рыжеватым отливом. Яркие, блестящие, густого изумрудно-зеленого цвета глаза. Под крупным орлиным носом – идеальной формы рот, скривившийся сейчас в совершенно неуместном изумлении.

Они долго и неотрывно смотрели друг на друга. Деловые люди похожи на собак – тот, кто переглядит другого, одержит верх, а Сильви скорее ослепнет, чем уступит ему. Но поскольку его блестящие глаза продолжали сверлить ее, она все больше и больше нервничала, и в конце концов ей пришлось отвернуться.

– Так как мне еще нечего предложить, я не вижу ничего аморального в том, чтобы присутствовать на собрании совета директоров. Я владелец контрольного пакета акций!

Голос Грея звучал прохладно и ровно. Несмотря на улыбку, показавшуюся ей явно самодовольной, каждое слово звучало так, словно он швырял их ей в лицо.

– Я слышала все о ваших планах, – остановившись перед ним, произнесла Сильви и погрозила ему пальцем. – Мы в «Колетт» все слышали. Мы… – она сделала паузу, чтобы придать своим словам весомость. – Мы одна семья, мистер Грей, и не позволим вам уничтожить нас!

Густые брови поднялись. Он пристально оглядел ее, нарочито задержав взгляд на груди, прежде чем медленно продолжить осмотр. Сильви казалось, будто его взгляд испепелял все на своем пути. Ей стоило немалых усилий сохранять видимое спокойствие, когда сердце чуть ли не выпрыгивало из груди.

– Вы ставите меня в неудобное положение, мисс…

– Беннетт, – выпалила она, досадуя на себя за то, что голова у нее кружилась при виде этого невероятно соблазнительного типа. – Заместитель директора по маркетингу.

– Мисс Беннетт, – повторил он. – И что же за гадкие планы я, по-вашему, предлагаю?

Она усмехнулась.

– Поскольку судом вам было дано предписание, запрещающее ликвидировать зарубежные счета «Колетт», я не думаю, что мне нужно давать отчет о ваших намерениях.

– Судебный процесс, если вы помните, был приостановлен за недостатком доказательств, – мягко произнес Маркус Грей и, вскинув голову, долго разглядывал ее, пока она подыскивала достойный ответ. Затем, к ее удивлению, подошел к ней и взял ее за локоть. – Пройдемте со мной, мисс Беннетт.

– Простите?

Сильви подумала, что он выпроваживает ее из зала, потому что пальцы, сжимающие ее руку, подозрительно напоминали наручники. Конечно, если она застынет как вкопанная, ему не удастся сдвинуть ее с места.

Когда он, извинившись перед советом директоров, повел девушку к двери, ее внимание привлекло неожиданное зрелище. Роуз в плотном темно-синем костюме спокойно стояла у открытого буфета, сложив руки на груди.

вернуться

1

Янтарный двор (англ.).

1
{"b":"111603","o":1}