ЛитМир - Электронная Библиотека

Фахд выразил Уайнбергеру благодарность за силы быстрого реагирования. Это была единственная военная гарантия, на которую могла рассчитывать королевская семья во враждебном окружении. Поддерживая «Аль-Дава», Тегеран ясно давал понять, что желает свержения королевской семьи. Эта организация смогла снова втиснуть Ирак в его границы, хотя эту страну поддерживала Саудовская Аравия и другие богатые нефтью арабские страны. Поддержка выливалась в 20 миллиардов долларов. К тому же число советских военных советников в Сирии в течение одного года выросло с 2.500 до 6.000, а в Афганистане советская армия уже насчитывала 100.000 человек.

В течение последнего года Рейгановская администрация неоднократно демонстрировала необходимость безопасности саудовцев. Президент использовал свой авторитет, чтобы протолкнуть в конгрессе планы продажи самолетов с системой АВАКС. В своих высказываниях он пошел еще дальше, заверяя о непоколебимости королевской семьи, и что он не допустит событий, подобных иранским. В королевском дворце в Эр-Рияде эти слова были восприняты с признательностью, но Вашингтону по-прежнему не доверяли. Фахда интересовало не то, что Уайнбергер публично гарантирует ему заключение договора, а то, что в ситуации на Ближнем Востоке это было бы в политическом отношении слишком рискованно. Его интересовало, может ли Вашингтон непосредственно и эффективно показать свою заинтересованность в деле безопасности Саудовской Аравии. Может ли он получить заверения Рейгана, что в случае нападения США встанут на его оборону?

Уайнбергер ответил, что оговорит этот вопрос с президентом. Он также затронет вопрос о военной помощи США району Персидского залива. Согласно новой стратегии Пентагона — "Fiscal Year 1984-88 Defense Guidanse", армия США должна быть готова для перемещения, в случае необходимости, в Саудовскую Аравию, не ожидая приглашения правительства этой страны.

Глава 8

В мае 1982 года Билл Кейси оказался на Аравийском полуострове. Он был гостем короля Халида, главы королевской семьи. Это был простой человек хрупкого здоровья, представитель прошлой эпохи — времен, когда на пустынную землю вдруг полилось неслыханное богатство. По складу характера мистик, тем не менее он прекрасно находил общий язык с крепко стоящим на земле Кейси, что вызывало всеобщее удивление. Они говорили о рыцарстве и чести в современном мире, о том, что эти качества сегодня уже почти не существуют.

После короткого разговора о политике король выразил желание показать Кейси свои сокровища. Сначала они пошли смотреть стада его коров, за которыми присматривала чета ирландцев. Директор ЦРУ был в восторге от того, что может хоть немного вспомнить старину. Король, однако, нетерпеливо ждал, желая показать гостю свою гордость и радость — верблюдов. Это были огромные животные, а их стадо насчитывало сотни штук. Король предложил Кейси проехаться на одном из них, но тот не выразил особой охоты. Тогда король угостил его "настоящим лакомством" — стаканом теплого густого верблюжьего молока. Кейси отказался, оправдываясь состоянием здоровья.

Время общения с королем Халидом летело незаметно. Хотя по сути директор ЦРУ прилетел в Саудовскую Аравию, чтобы увидеться с наследником трона Фахдом. Теплые отношения, сложившиеся между ними в 1981 году, поддерживались до настоящего времени. Фахд поблагодарил Кейси за то, что он и администрация сделали в приобретения самолетов с АВАКС. Затем они затронули приблизительно ту же тему, что и неделю назад в разговоре шейха с Уайнбергером. Они поговорили также о том, о чем просил Вандар в Вашингтоне: о сохранении в тайне информации о саудовских инвестициях в США. Кейси заявил, что администрация делает все, чтобы сдержать слово.

6 мая прошло частное слушание на эту тему в подкомиссии Палаты представителей торговли, потребительской и денежной политики. Председательствующий, Бенджамин Розенталь 9 февраля написал письмо президенту Рейгану, в котором пригрозил, что огласит подробности относительно саудовских инвестиций в США. 17 февраля президент, поддавшись нажиму со стороны Кейси, Дона Ригана, Билла Кларка и Уайнбергера, ответил: "Обнародование этой информации может представлять серьезную угрозу нашим международным отношениям, скрыть ее — в интересах общественности".

6 мая, за час до слушания, в зал, где оно должно было проходить, вошли десять сотрудников ЦРУ. Половина из них стала искать подслушивающие устройства, вторая половина следила, чтобы им не мешали. Это выглядело необычным даже для сотрудников ЦРУ — это превышало их полномочия. Здания Капитолия подчинялись исключительно Отделу полиции Капитолия. ЦРУ оставалось и тогда, когда слушания начались. Оно не хотело допустить всенародного оглашения каких бы то ни было фактов. Когда заседание закончилось, ЦРУ забрало стенографические ленты, после чего один из сотрудников спустился тремя этажами ниже за секретарем, чтобы из бюро подкомиссии забрать и остальные экземпляры текста. Работники Управления проинформировали комиссию, что он будет переписан в Лэнгли.

Поднялся шум. Петер Бараш, директор аппарата подкомиссии, выглянул из своего кабинета и увидел, что секретаря окружили люди из ЦРУ. Он поинтересовался, что произошло. Когда ему рассказали, запротестовал: ленты — собственность конгресса, а не ЦРУ. "Сегодня здесь проходила не встреча ЦРУ, — сказал он, — а лишь собрание подкомиссии конгресса!" Сотрудник ЦРУ заявил, что у него специальные инструкции с указанием не выпускать ленты из рук. Последнее слово сказал Розенталь, резко настаивающий, что ЦРУ не имеет права забирать ленты. И лишь тогда, весьма неохотно, Управление вынуждено было капитулировать.

После этого инцидента члены подкомиссии собрались на частную встречу и заключили с ЦРУ соглашение на том условии, что будет оглашено лишь изложение документов. Пока не состоялась окончательная победа, но администрации в определенной мере удалось отстоять интересы Саудовской Аравии. Рейган лично удержал подкомиссию от публикации материалов. Сохранение тайны в этом деле было серьезным испытанием для администрации в отношениях с Саудовской Аравией, и она его в целом выдержала.

Совет национальной безопасности и ЦРУ помогали и на других фронтах. Передача саудовцам конкретных данных разведки дала возможность королевской семье избежать серьезных опасностей. Кроме того, администрация осуществляла свой план окружения Саудовской Аравии кольцом военной защиты.

Вечером, во время ужина, Кейси и Фахд обсуждали политическую ситуацию в мире. Затронули и тему Афганистана, Центральной Америки, Западной Европы и Палестины. Постоянно возвращались к теме Советского Союза, который, по мнению собеседников, был главным источником большинства мировых проблем. Фахд так же ненавидел Советский Союз, как и Кейси.

Он уточнял суть санкций относительно технологий, связанных с добычей нефти и газа. Ведь советская нефть — основной конкурент саудовской. "В интересах США было применение ограничений в доступе Советов к технологиям добычи нефти и газа, — говорит Уильям Шнайдер, заместитель госсекретаря по вопросам военной помощи и технологии. — Это нас существенно ободряло". Кейси заверил Фахда, что санкции будут поддерживаться. "Ваше высочество, если бы это зависело только от нас, они не добыли бы ни грамма нефти", — прибавил он. Фахд рассмеялся.

Американские санкции должны были по крайней мере затянуть строительство огромного газопровода. Фахд с удовлетворением думал об этом, потому что реализация этого проекта принесла бы европейским столицам доступ к нефти, не принадлежащей Саудовской Аравии. Американские санкции отвечали и саудовским интересам.

"Ваше высочество, мы сделаем все, что только в наших силах, чтобы другие страны воздержались от покупки советской нефти", — сказал Кейси. Напомнил при этом и о том, как администрация неоднократно делала нажим на французское правительство и нефтяные предприятия, чтобы они не покупали советскую нефть.

28
{"b":"111611","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Письма на чердак
У кромки океана
Одарённая
Лароуз
Микро
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Как построить машину. Автобиография величайшего конструктора «Формулы-1»
Метро 2035. Царица ночи
Страстное приключение на Багамах