ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда в горах и долинах Афганистана шла кровавая война, в тысячах километров отсюда, в Польше, длилась война нервов. В октябре 1982 года генерал Ярузельский приложил все усилия, чтобы ослабить подполье, которое еще жило. Польский сейм одобрил устав о профессиональных союзах. На его основании «Солидарность» стала нелегальной организацией. Статья 52 этого устава была сформулирована так: "Все союзы, зарегистрированные до принятия устава, следует считать распущенными". Одним росчерком пера «Солидарность» превратилась в нелегально существующую организацию. Ее деятели ожидали этого, ведь устав был вполне логичным шагом военного правительства. Оно могло теперь легально арестовывать деятелей и относиться к ним как к лицам, нарушающим закон. Одобрение устава прошло в Варшаве без фанфар. Ярузельский надеялся, что дело на этом и закончится.

Но реакция Вашингтона была немедленной. Билл Кларк провел с Рейганом совещание относительно дальнейших шагов. Оба были единодушны, что санкции, введенные США, следует расширять. "Нужно было что-то сделать, — вспоминал Джордж Шульц. — Пересылаемые подполью деньги — это одно, но нужно было дать понять, что мы поддерживаем его и морально". 9 октября президент Рейган приостановил для Польши режим наибольшего благоприятствования в торговле с США. Этот режим был последним мостом, экономически связывавшим правительство Ярузельского и США. Эта приостановка означала, что тарифы на польские продукты, экспортируемые в Америку, возрастут на 300–400 процентов, что практически исключало их из американского рынка!

Администрация уже несколько месяцев думала над тем, какую проводить политику по отношению к порабощенной Польше. Она хотела, чтобы ее позиция была воспринята однозначно, а именно, что военное положение в Польше неприемлемо для нее, и в связи с этим Москва должна заплатить более высокую цену за поддержание военного правительства Польши. Администрация, однако, не хотела, чтобы пострадал народ Польши. В радиообращении к народу о «Солидарности» и отношениях США с Польшей президент Рейган сказал: "Делегализация «Солидарности», свободного профсоюза, к которому принадлежит большинство рабочих и крестьян, поставила все на свои места: нельзя попирать одно из основных прав человека — право принадлежать к свободному профессиональному союзу".

Эти шаги правительство Ярузельского предприняло сразу же после возобновления деятельности «Солидарности», что было для нее возможным отчасти и из-за средств, присылаемых с Запада. «Зараза» не была истреблена, а лишь подверглась метаморфозе. 31 августа прошла массовая демонстрация в честь второй годовщины создания «Солидарности». Движение по-прежнему существовало, что возбуждало удивление властей.

"Финансовая помощь США была очень существенна для выживания «Солидарности», — говорит Роберт Макфарлейн. Уже ранней осенью 1982 года она располагала современной системой связи С-31. Благодаря ей движение могло организовывать протесты и другие массовые акции. Радиопередатчики распространяли информацию, продолжая с властями игру в кошки-мышки. Фонды ЦРУ служили для закупок всего, начиная от полиграфической краски и кончая бензином.

Кроме тайного финансирования оппозиции администрация Рейгана старалась предпринять соответствующие дипломатические шаги, которые могли соединить дальнейшее существование «Солидарности» с возможной экономической пользой для польского правительства. "Цель санкции, в частности, дать возможность выжить «Солидарности», — говорит Макфарлейн.

Члены Совета национальной безопасности имели задание установить конкретные пути в связи политических уступок польского правительства с концессиями и экономической пользой. Роджер Робинсон также принимал участие в этом. "Использовали стратегию "шаг за шагом", — вспоминает он. — У нас была колонна справа и колонна слева. В левой колонне находилась польза и торговые концессии вместе с режимом "наибольшего благоприятствования" и новые принципы выплаты долгов, в правой — конкретные уступки со стороны Варшавы, предварительные условия легализации «Солидарности» и возобновления национального диалога".

Согласно «NSDD-32» официальная цель США — устранение советского влияния в этом регионе. Президент Рейган разговаривал с советниками не только о выживании «Солидарности» целиком, но также и об устранении решений Ялтинской конференции, которая после Второй мировой войны разделила Европу. "У Рейгана не было времени на обсуждение Ялтинской конференции, — говорил Ричард Пайпс. — Ему она представлялась несправедливой. Тайная поддержка «Солидарности» была одним из способов привести к изменению существующего положения".

ЦРУ было в постоянном контакте с деятелями «Солидарности». Оно передавало суть политики США подполью, встречаясь с ее представителями во Франкфурте-на-Майне, а затем — используя магнитофон, дающий возможность сделать сообщение в виде короткого звука. "Мы информировали «Солидарность» о наших шагах, — вспоминал Пойндекстер. — Нам хотелось исключить элемент неожиданности. «Солидарность» в целом была в курсе, что должна получить, прежде чем США всенародно оглашали, каков будет очередной их шаг". "Голос Америки" передавал новейшую информацию еженедельно, каждый раз в разное время.

В ноябре Билл Кейси с кратким визитом появился в Западной Германии, где впервые смог соприкоснуться с тем, что он любил называть «Сеть». С ним путешествовал его советник по военным делам, Тед Аткинсон. Директор должен был провести беседы с американскими аналитиками и сотрудниками европейских разведок о численном равновесии НАТО и Варшавского Договора. Он оказался в Германии также и для того, чтобы поговорить о Польше. Резидентура Управления во Франкфурте служила временной базой для операций в Польше. Кейси встретился с сотрудниками, которые вели всю программу. "Ему хотелось знать подробности, например, нужно ли «Солидарности» больше бумаги, хватает ли радиопередатчиков, устраивает ли их качество. Он хотел быть в курсе всего", — вспоминает один из сотрудников.

Агенты-практики, а также аналитики видели будущее отнюдь не в розовых красках. Подполье «Солидарности» кое-как после недавних репрессий приходило в себя, но люди в Польше казались выдохшимися, уменьшалось стремление к массовым выступлениям против режима Ярузельского. 11 и 12 октября подполье призвало к организации во всей стране протестов и забастовок в ответ на то, что «Солидарность» была объявлена вне закона. Участие людей в этих акциях было довольно активным, но все же не таким массовым, как ожидалось. Организаторы забастовок и деятели подпольного движения сидели в тюрьмах. Продуктов питания становилось все меньше. Почти все выдавалось по карточкам, даже надежда. До взрыва восстания, которого ожидали некоторые, а в том числе и Билл Кейси, — не доходило. Подполье встало на дорогу долгой и тяжелой борьбы. В это время польские руководители вели интенсивные дискуссии, как справиться с врагами режима. 16 ноября 1982 года в Варшаве прошло совещание членов высших партийных органов и военного руководства. Среди них были: секретарь Центрального комитета Казимир Бартиковский, генерал Флориан Сивицкий — заместитель министра обороны и начальник генерального штаба, а также генерал Иозеф Барила — заместитель министра обороны и начальник главного политического управления армии. Они составили рапорт с оценкой политической ситуации в стране.

"Оппозиция на предприятиях потеряла способность мобилизовывать на демонстрации. Власти взяли контроль над традиционными центрами оппозиции в ключевых районах, благодаря изоляции руководителей и деятелей, слежке и суровым приговорам. Пропагандитская кампания и расширение дезинформации в листовках предупреждают массовые демонстрации и перерывы в работе… Официальная пропаганда должна указывать на опасность, создаваемую экстремистами подпилья, способными привести страну на край кровавой конфронтации. За время военного положения конфисковано тысяча сто штук оружия. Это оружие могло быть использовано против партии, милиции и работников служб безопасности".

34
{"b":"111611","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Невеста по обмену
Одарённая
Приватир
Warcross: Игрок. Охотник. Хакер. Пешка
Месть Зоны. Рикошет
Последней главы не будет
Моя босоногая леди
Станешь моим сегодня