ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайна третьей невесты
Портрет неизвестной
Резидент
У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем!
Страх: Трамп в Белом доме
Дневник жены юмориста
Сквозь объектив
Глубина [сборник]
Таинственная история Билли Миллигана
Содержание  
A
A

Эрнст Фаррингтон

Гомеопатическая клиническая фармакология

ПРЕДИСЛОВИЕ

Основателем гомеопатии (от греческого homoios — подобный, pathos — болезнь) нетрадиционного направления в медицине в целом и фармакологии, в частности, весь мир признает немецкого ученого и врача Фридриха Самуила Ганемана (1755–1843). Принципиальные положения данного учения изложены Ф. С. Ганеманом в научно-практических трудах «Новый способ для исследования целительных свойств лекарств» (1796), «Органон врачебного искусства» (1810), «Чистое лекарствоведение». Последний труд создавался 10 лет и состоит из 6 томов.

Передо мною стоит трудная и ответственная задача: ознакомить читателя с основными положениями учения Ф. С. Ганемана и дать оценку книги его последователя Э. А. Фаррингтона «Гомеопатическая клиническая фармакология».

Первым и основным принципом гомеопатии является «закон подобия», заключающийся в том, что лекарственные, средства в малых дозах эффективны при тех же заболеваниях, которые вызывают данные вещества в больших дозах. Закон открыт С. Ганеманом и назван «similia similibus curantur» («подобное подобным излечивается»). Именно этот закон стал отправной точкой практической гомеопатической терапии, т. е. лечение болезней путем применения веществ действующих подобно.

Прошло около 200 лет с момента возникновения гомеопатии и открытия «закона подобия». Сторонники гомеопатии и представители аллопатической (allos — другой, p athos — болезнь) медицины провели значительную работу для подтверждения указанного закона, по его экспериментально-клиническому обоснованию. Так, хорошо известно, что многие лекарственные средства в больших дозах вызывают симптомы характерные для тех болезней, при которых они применяются. Например, психотропные средства в больших дозах из группы нейролептиков (аминазин, трифтазин и др.) могут нарушать психическую деятельность, вызывая экстрапирамидные расстройства. Известное лекарственное средство хингамин (син. делагил), применяемое в терапии заболеваний соединительной ткани, в больших дозах вызывает такие же патологические процессы (ревматоидный артрит, красную волчанку). Классическим примером правомочности данного закона во всем мире считают применение препаратов мышьяка в гомеопатии для лечения диареи, в то время как соли мышьяка в больших дозах вызывают холероподобный понос.

В мировой науке существуют различные теории для объяснения закона подобия. Ф. С. Ганеман считал, что ткани больного человека проявляют сверхчувствительность к лекарственным средствам в малых гомеопатических дозах. По мнению Д. В. Попова болезнетворный фактор и гомеопатическое лекарство проявляют свои эффекты на уровне единого субстрата, но их векторы влияют в противоположном направлении.

По моему мнению малые дозы лекарств воздействуют на рецепторные механизмы реализации физиологических процессов, способствуя развитию каскада биохимических, физико-химических, квантово-механических реакций. Так все применяемые в клинической практике высокоэффективные лекарственные средства воздействуют на тканевые рецепторы. Например, адренергические (адреналин, норадреналин, празозин, клофелин), холинергические (ацетилхолин, атропин, амизин), бензодиазепиновые (диазепам, оксазепам, феназепам), серотониновые (серотонин, мексамин, типиндол), гистаминэргические (гистамин, димедрол, диазолин) средства, мышечные релаксанты и др. (И. С. Чекман, 1991).

Применяемые с глубокой древности препараты мака снотворного (опий, морфин, кодеин и др.), как выяснилось в последние годы, возбуждают специальные (опиоидные) рецепторы. Гормоны организма и гормональные препараты также проявляют специфическое влияние на органы-мишени, т. е. рецепторы.

На разных этапах развития медицинской науки, основываясь на достижениях физиологии, биохимии, физической химии, квантовой фармакологии, биофизики, пытались сравнить влияние малых доз лекарств с действием витаминных, гормональных, ферментных препаратов и других лекарств. Действительно, в настоящее время в аллопатической медицине используется довольно большое количество препаратов в низких, практически гомеопатических дозировках (например, празозин в дозе 0,5 мг, клофелин — 0,75 мг, цианокобаламин — 0,05 мг, нитроглицерин — 0,5 мг и т. д.). Только малыми дозами можно объяснить влияние на организм человека эфирных масел, фитонцидов и других физиологически активных веществ растений. Следует отметить, что в научной литературе по фармакологии (Н. П. Кравков, В. И. Скворцов, А. И. Черкес, В. М. Персон, А. Н. Кудрин) имеются материалы, касающиеся выяснения влияния малых доз лекарств на целостный организм или изолированные органы.

Таким образом, малые дозы не являются прерогативой только гомеопатии, они имели и имеют место и в практической медицине. Терапевтическая активность олигодинамических доз препаратов серебра, препаратов, используемых в иммуно- и вакцинотерапии, свидетельствует о возможном эффективном влиянии лекарственных средств в малых разведениях, однако в этом направлении необходимы более углубленные исследования. Поскольку научная медицина сегодняшнего дня не может ответить на вопрос, чем определяется специфичность того или иного лекарства («физиономия» препарата) почему именно эта доза (количество, концентрация) вызывает терапевтическую, лечебную или токсическую реакцию, поэтому учение о дозах (дозология) настоятельно требует своего всестороннего разрешения.

В современной гомеопатии не решены окончательно вопросы о дозе (делении) и частоте приема лекарств. В настоящее время в нашей стране лишь незначительное количество врачей-гомеопатов назначает препараты в больших разведениях (30 и выше), большинство же использует средние (6, 12) или низкие (3Х, 2Х, 1Х) деления.

Второе положение гомеопатии по Ф. С. Ганеману заключается в необходимости испытывать предполагаемые гомеопатические препараты в больших дозах на здоровом человеке, чтобы определить разнообразные проявления (симптомы) токсического влияния и тем самым установить «патогенез лекарства». Ф. С. Ганеман изучил патогенез 62 препаратов, а его последователи — значительно больше. Настоящее положение требует конкретизации, более всестороннего исследования с использованием различных высокоинформативных методов.

Трудно найти в медицине вообще и в гомеопатии, в частности, положение, которое вызвало бы столько споров, недоверия и даже кривотолков, как третье положение гомеопатии — эффективность малых доз гомеопатических препаратов, применяемых для лечения больных. По Ф. С. Ганеману при разведении того или иного вещества происходит динамизация, потенцирование эффектов препаратов с появлением особых «скрытых сил» лекарства. Естественно, и это положение гомеопатии нуждается в экспериментальном и клиническом подтверждении с применением современной высокочувствительной аппаратуры.

Открытое в последние годы свойство воды кодировать, запоминать и передавать информацию также может свидетельствовать о правомочности третьего положения гомеопатии.

Одним из положительных аспектов по Ф. С. Ганеману является индивидуальный подход к лечению больного с учетом его конституции, особенностей труда, быта, условий питания, влияния окружающей среды.

Основополагающий принцип медицины всех времен и народов — лечить не болезнь, а больного находит воплощение и в гомеопатических канонах. Для некоторых препаратов удалось установить определенные закономерности их влияния на организм больного в зависимости от вышеперечисленных факторов. Например, если ухудшение состояния больного обусловлено неблагоприятной погодой, то в этих условиях лучше действует Дулькамара, а если симптомы заболевания проявляются на холодном и сухом ветру, то рекомендуют применение Аконита. При усилении болей во время движения назначают Брионию, ночные боли вследствие язвенной болезни желудка уменьшаются при назначении Арсеникум альбум или Анакардиум.

Второй положительный момент гомеопатии — минимальное количество побочных реакций при назначении гомеотерапевтических лекарств как следствие применения препаратов в минимальных дозах.

1
{"b":"111613","o":1}