ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Журналисты постоянно терзают аналитиков одним и тем же вопросом: «Можно ли говорить о том, что пик падения мировой экономики пройден?» Вопрос этот, бесспорно, важен, и благоприятный ответ на него порадовал бы многих. Возможно, поэтому различные чиновники уже отвечали на него положительно. Так было в 2008 году, так остается в 2009 году. Сложившуюся в глобальном хозяйстве ситуацию все еще можно назвать стабилизацией. Позади - фаза быстрого биржевого падения и первая волна стремительного сокращения промышленного производства. Кризис развивается медленно, и это многим внушает необоснованный оптимизм.

В действительности все «хорошее», что произошло, - это накачка корпораций государственными деньгами. С начала года правительствами мира на помощь финансовым гигантам израсходовано более 2 триллионов долларов. Только под влиянием этого фактора спад замедлился, не разразилась эпидемия банкротств, а цены на нефть поднялись. Однако медленность экономических ухудшений еще не является признаком улучшений. Все, что поднялось за месяцы весенней стабилизации, - фондовый рынок и цены на сырье. На биржах вновь развернулись спекуляции за счет легких денег государств. Из спекулятивного оживления почему-то делаются выводы о скором завершении кризиса. Потребительский спрос в мире падает - и это куда более важный признак будущего.

Впереди - окончание полосы стабилизации. Накачка финансового сектора деньгами (в огромной мере - эмиссионными) подтолкнет к росту инфляцию, производство ускорит падение, прокатится первая широкая волна банкротств, резко подскочит безработица. Биржи снова упадут: хорошо осведомленные игроки уйдут с выигрышем, большинство опять проиграет. Всего этого можно ожидать уже осенью, хотя точные сроки окончания стабилизации назвать сложно. Вероятно, однако, конец стабилизации будет положен еще летом.

Если мировые цены на нефть продолжат падение, то июль можно будет назвать месяцем финала тихого полугодия. Вопрос лишь в том, достаточны ли проблемы реального сектора, чтобы «отрезвить» финансовых титанов. Не менее важно, исчерпаны ли уже корпорациями ресурсы, полученные от правительств планеты. Если деньги для спекулятивных игр и латания дыр еще имеются, то стабилизация может просуществовать до осени. Сомнительно, что это так.

И все же разговоры чиновников и бизнесменов о восстановления мировой экономики в 2010 году продолжаются, несмотря на испуг от подешевевшей за две недели нефти - с 70 до 60 долларов. Кризис сам разобьет иллюзии. Преждевременно говорить о возможных улучшениях в 2010 году. Исходя из проводящейся повсеместно на планете антикризисной политики, можно ожидать лишь углубление спада в следующем году. Такой же, очевидно, будет и картина 2011 года. Правительства ведут борьбу не с причинами, а с симптомами кризиса. Стабилизация первого полугодия 2009 года - это временная терапия некоторых симптомов. Означает ли она нечто большее? Пока падает потребительский спрос, у кризиса есть основание для ускорения. Ни одно буржуазное правительство в мире не заботится о потребителях - а значит, все вместе власти мира обрекают экономику на долгий и тяжелый кризис.

Но, конечно, кризис не означает «конца времен» или полного краха капитализма с возвратом человечества к «идеалам» первобытного строя. Как и начало спада, восстановление экономики будет иметь свои признаки.

Первым из них станет отказ крупных экономик от неолиберальной политики. Падут такие «чудесные завоевания» глобализации, как нищенская оплата труда, социальное бесправие и беззащитность рабочих, платные медицина-убийца и некачественное образование, дискриминационное право в отношении мигрантов. Должна будет сократиться рабочая неделя, чтобы дать человеку время на личное, профессиональное и культурное развитие. Это не произойдет само собой, а явится результатом острейшей борьбы классов.

Для возобновления экономического роста потребуются переход к развитию внутреннего рынка через практику повышения доходов населения и создание крупных государственных инвестиционных проектов в реальном секторе, науке, социальной сфере и образовании. Важную роль будет при этом играть рост протекционизма и начало соединения соседних стран в общие рынки, не только товарные и финансовые, но и трудовые, с общей правовой системой и таможней. Так будет восстанавливаться спрос и создаваться новая технологическая и экономико-политическая база для его удовлетворения. Произойдет это еще не скоро.

Основанный на падении потребления, кризис нельзя преодолеть раздачей денег монополиям. Об этом говорят даже руководители стран, проводящих прежнюю антикризисную политику. Но разве они пытаются побороть кризис? Единственное, к чему они действительно стремятся, - дождаться его окончания. Тем временем схлопывание экономики продолжается. Падающие доходы потребителей не внушают никакого оптимизма.

Для победы над спадом требуется новая хозяйственная практика, новый курс. Старая экономическая, а не только финансовая система нежизнеспособна. Ее требуется сменить. Но готовы ли низы это сделать? Сознают ли они, что лишь их толчок способен изменить мир? В России и во всем мире общество далеко еще от выступления под знаменем перемен. Работа кризиса в умах отражается медленней, чем в экономике. Все же она идет. И чем быстрее изменится массовое сознание, тем скорее завершится кризис.

31.08.2009 - Перспективы нефти

Мировая экономика встретила 2009 год значительно снизившимися ценами на углеводороды. Их падение было естественным и выражало наступление промышленной фазы кризиса. Исходя из ожидания ее развития ЦЭИ ИГСО прогнозировал дальнейшее сокращение цен на нефть. Этот прогноз не реализовался. Что стало тому причиной и каковы дальнейшие перспективы углеводородов?

Правительство США смогло в первой половине 2009 года улучшить финансовое состояние своих корпораций за счет вливаний огромных денежных средств. Падение производства замедлилось, как замедлилось общее развитие кризиса. Создалась ситуация относительного финансового благополучия монополий при продолжающемся сокращении потребительского спроса на планете. Фондовые рынки начали восстанавливать потери, а цены на сырье пошли вверх. Одновременно положение реального сектора оставалось сложным. Стабилизация была искусственной ее обусловливали лишь правительственные субсидии большому бизнесу.

В конце января 2009 года Центр экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) так оценивал ситуацию: «Газовый конфликт между Россией и Украиной способствовал стабилизации мировых цен на нефть, но не отменил тенденции их дальнейшего падения. В ближайшие месяцы нефть марки Urals может опуститься до 30 долларов за баррель.К лету цена экспортируемых из России углеводородов способна пройти отметку в 20 долларов за баррель». В действительности нефть начала дорожать и, с некоторыми колебаниями, перешла в августе 2009 года ценовый порог в 70 долларов за баррель.

Вопреки обещаниям ряда экспертов, падение стоимости нефти не привело к завершению экономического кризиса к 2009 году. Миновав продолжительный период биржевых обвалов, осенью 2008 года мировая экономика вступила в фазу промышленного спада. Его лидерами оказались прежде всего страны индустриальной периферии, в том числе и Россия. Причина была в сокращении спроса в США и ЕС, где возможности поддержания потребления за счет кредитов подошли к концу. Объем мировой торговли снижался. Продолжала падать потребность в нефти и других видах сырья.

К лету мировая индустрия понесла немалые потери. Сокращение производства в России колебалось, временами ускоряясь или замедляясь. Последнее позволяло официальным аналитикам в 2009 году не единожды сделать вывод о «скором прохождении дна» или «окончании спада» и даже «завершении рецессии». Однако воздействие кризиса на мировую промышленность не стало толчком для нового падения цен на нефть, как ожидали в ЦЭИ ИГСО. Сложилась парадоксальная ситуация: слабый спрос на углеводороды сопровождался ростом их рыночной стоимости.

42
{"b":"111615","o":1}