ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1776 году Адам Смит выступил с теорией абсолютных преимуществ в издержках производства, которая говорит следующее: Каждой стране следует специализироваться на производстве того продукта, производство которого будет самым эффективным. Португалии, например, следует производить вино, а Англии ткань, и Англия должна продавать ткань Португалии, а Португалия Англии - вино. От этого обе страны выиграют, заявил Смит. Эта мысль имеет одно уязвимое место: Что произойдет со странами, которые никакой продукт не производят НАИБОЛЕЕ эффективно? В глобальном разделении труда они проиграют.

В 1817 Дэвид Рикардо заявил, что знает, как решить эту проблему - и выдвинул теорему о сравнительных преимуществах в издержках производства, которая утверждает, что 2 страны могут успешно торговать друг с другом и в том случае, если одна страна во всех отраслях производства эффективнее, чем другая. Риккардо говорит следующее:

“Два мужчины могут оба изготавливать башмаки и шляпы, но один из них делает это лучше другого. Если он делает шляпы, то он, однако, лишь на пятую часть или 20% лучше, чем его конкурент, в то время, если он будет делать башмаки, то будет изготавливать их эффективнее на треть или на 33%. Не в интересах ли это обоих мужчин, чтобы тот, кто в обоих делах лучше, производил бы исключительно башмаки, а другой - исключительно шляпы?”

С точки зрения математики Рикардо, несомненно, прав. Его ошибка в том, что он, рассмотрев в примере два предприятий, переносит свои выводы их этого примера на экономику всей страны. Пусть даже теорема Рикардо верна в случае с «2 мужчинами», но ее нельзя переносить на экономику всей страны: Ведь экономика состоит из тысячи единичных частных предприятий, которые преследуют различные интересы и при этом не думают и не торгуют все вместе как «один мужчина». Приравнивание «одного мужчины» к «экономике целой страны» служит у Рикардо теоретической предпосылкой для того, чтобы ввести специализацию.

Пример: Предположим, что Германия лучше, чем Австрия не только в производстве холодильников, но и в сборке автомобилей. И что? Германия бросит заниматься производством холодильников лишь потому, что она лучше в конструировании автомобилей? У фирм-производителей автомобилей в Германии, по всей вероятности, не возникнет в такой ситуации никаких проблем, в отличие от фирм-производителей холодильников: Они не будут добровольно переходить на сборкой автомобилей, только лишь из-за того, что там маячат более высокие прибыли.

Коротко: Никакая страна не жертвует абсолютными преимуществами в издержках производства ради сравнительных. Это могло бы произойти только в том случае, если бы в Германии все производство управлялось бы из центра - но это уже было бы глобальной плановой экономикой - то есть тем, чего не хотел Рикардо. Рикардо же хотел индивидуальной свободы экономических игроков: Вот важное противоречие в теории Рикардо.

Самой наглядной карикатурой на теорему Рикардо является Германия - страна-ведущий экспортер в мире. Никакой современный известный экономист, уважающий свою репутацию, не выступит за то, чтобы закрыть успешные отрасли экспорта, для того чтобы другие страны тоже могли что-то продать, а сама Германия избавилась бы от профицита торгового баланса (Хотя это было бы предпосылкой для создания системы мировой торговли, выгодной всем странам).

Получается, что в то время, когда сами богатые страны (точнее их корпорации) не отказываются от производства или экспорта продуктов, которые производятся менее эффективно, ВТО требует от бедным стран обратного и оправдывает эти требования теориями Адама Смита и Дэвида Риккардо!

ВТО пропагандирует теории Смита и Рикардо не только с высокомерным пафосом (она называет теорию свободной торговли “наиболее глубоким прозрением в экономической науке”), но и использует для пропаганды свободной торговли разоблачающий саму эту теорию пример: производство автомобилей и хлеба. ВТО заявляет, что если бы одна страна была “эффективнее”, чем другая, и в производстве автомобилей, и в выпечке хлеба, то обоим странам было бы выгодно, чтобы бы одна страна «производила» только автомобили, а другая только хлеб.

Допустим, Китай лучше Индии и в сборке автомобилей, и в выпекании хлеба, причем в автопроме намного лучше. Тогда - согласно ВТО - Индия должна обеспечивать Китай хлебом. Этот пример наглядно иллюстрирует то, как понимает свободную торговлю ВТО:

- Стремление к само-обеспечению страны? - Никогда не слышали.

- Экологические последствия производства? - Извините, Вы о чем?

- Вред для природы от огромного объема международных перевозок товаров, ущерб для многообразия культур? - Нас это не касается!

- Качество продуктов питания и условия работы (огромные индийские пекарни) -

все это для ВТО “чуждые торговле темы”, потому что ВТО мерит экономику стран исключительно критерием “’эффективность” и больше ничем.

ВТО также не продумала следующее:

Если Индия продает Китаю хлеб, а Китай Индии автомобили, угадайте, как будет выглядеть торговый баланс между этими странами? Как решит ВТО проблему неравного торгового баланса?

Теорема Риккардо, проводящаяся в странах третьего мира ВТО, содержит не только опасные, логически слабые места, но страдает также от множества анахронизмов:

1) Во-первых, сегодня капитал свободно перемещается и может производить в любом месте. Британский капитал может производить в Португалии сукно, немецкий капитал - холодильники в Австрии, а китайский - хлеб в Индии. В конкуренции мест производства выигрывают не места производства, а капитал. При увеличивающейся концентрации капитала счастливая команда победителей тает, в то время как растущий мировой пролетариат смотрит на это сквозь пальцы. С 1994 по 2005 прибыли 500 крупнейших концернов мира выросли более чем на 400%, их доля в мировом ВВП возросла с четверти до трети. В то же время возросло общее количество безработных и голодающих.

2) Во-вторых, глобальный транспорт сегодня сильно субсидирован, поэтому его стоимость не велика. Китайский гранит и эко-чеснок вытесняют в австрийских супермаркетах австрийские эко-чеснок и гранит. Ежегодно Германия экспортирует 150 000 тонн картофеля в Великобританию, а Великобритания экспортирует ежегодно 150 000 тонн картофеля в Германию. И это разделение труда, которое представлялось Рикардо?

3) Сегодня треть всей мировой торговли осуществляется внутри транснациональных корпораций: то есть внутри «одного человека» - если взять пример Рикардо «о башмаках и шляпах”. Поэтому к современной мировой экономике теорема Рикардо неприменима.

4) Так же плохо она применима к такой международной “торговле услугами”, когда услуги не “выставлены на продажу”, а подорваны на месте иностранной конкуренцией, которая получила доступ на рынок другой страны с помощью идеологической указки на „свободную торговлю“.

Выводы и альтернативы

Вместо того чтобы устанавливать правила для глобальной торговли на основании противоречивой и устаревшей теоремы, нам следовало бы написать новые правила торговли, демократически сформулировав перед этим цели, которые должны быть в интересах большинства населения земли:

- осуществление прав человека,

- благосостояние для всех участников,

- социальные права,

- экологические права и защита природы,

- сохранение многообразия культур,

- демократия в отношении между мужчинами и женщинами.

Такие экономико-политические инструменты, как торговля, инвестиции или кредиты, следовало бы использовать только в той мере, в какой они служат этим целям!

Торговля между странами продолжала бы существовать, но „глобализация“ считалась бы с природой, была бы справедливой и без бесконечного списка сопутствующих темных сторон.

Нам следовало бы закрепить правила справедливого и устойчивого торгового режима в рамках ООН, а не в ВТО, которая водрузила на свои знамена сомнительную теорему и предписывает бедным странам-членам ВТО под предлогом «свободной торговли» не развивать у себя промышленность и экономику, ориентированную на нужды самих стран, а развивать у себя те отрасли, которые выгодны корпорациям богатых стран и ориентировать производство на экспорт, а не на потребности населения своей страны.

103
{"b":"111617","o":1}