ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ЕВРОРАЗВАЛ

«Ни в одной стране еврозоны не существует риска дефолта, а предположение о возможном распаде зоны евро - глупость», - заявил 6 марта член правления Европейского Центрального Банка Лоренцо Бини Смаги.

Вообще-то заявление странное, если учитывать, что в прессе ни про развал еврозоны, ни про дефолт ничего не говорили, во всяком случае достоянием массового сознания подобные страхи сделались именно благодаря заявлению господина Бини Смаги. Ранее он уже прославился пророчествами о том, что уже в начале 2009 году инфляция в еврозоне снизится до нуля, и предупреждением о том, что национализация банков ничего не даст. Учитывая точность его предшествующих прогнозов, можно предполагать, что интерпретировать их следует «от обратного», считая в духе старика Фрейда как своеобразные оговорки попытки защититься, вытесняя и блокируя на словесном уровне нарастающий ужас перед происходящими событиями.

Однако скажем спасибо незадачливому банковскому начальнику: он всполошил людей, указав им на реальную проблему, которая неумолимо надвигается. Проект Европейского Союза в том виде, который он принял после договоров в Маастрихте, Ницце и Лиссабоне, разрушается на глазах. Восточноевропейские страны Союза разорены, а за время членства в европейском сообществе их экономические и социальные проблемы не только не были разрешены, но напротив, катастрофически обострились. Особенно тяжелое положение в балтийских странах, ранее входивших в СССР. Латвия по существу является банкротом. Дефолт неизбежен, а резкое падение курса национальной валюты - даже если в долгосрочной перспективе оно и будет иметь позитивный эффект - на первых порах приведет к социально-политическому кризису беспрецедентных для Европы масштабов.

Мало того, что Латвия с неизбежностью повторит сцены хаоса, сопровождавшие аналогичные события в России и Аргентине, но она - как часто бывает в ситуации общего кризиса- спровоцирует «эффект домино». Финансовая ситуация Эстонии, Литвы, Польши и других восточных стран ЕС несколько лучше, но всё же далеко не благополучна. Банкротство Латвии дестабилизирует их собственные финансовые рынки.

Восточноевропейские политики в отчаянии обращаются к западным коллегам с призывом помочь деньгами. Но Запад уже затратил много миллиардов на поддержку этих стран - безо всякого положительного эффекта. Ответом на новые просьбы стало категорическое «Нет». Чтобы подсластить пилюлю, восточным еврочленам пообещали возможную поддержку в «индивидуальном порядке». Однако все прекрасно понимают, что на всех денег всё равно не хватит.

Ударом в спину для правительств Центральной и Восточной Европы стала позиция Чешской республики - единственного представителя посткоммунистического мира, у которого дела идут сравнительно хорошо. Прага выступила одновременно против политических претензий Запада. Чешский президент Вацлав Клаус отказывается подписать Лиссабонский договор, пока его не поддержат избиратели Ирландии, сравнивает порядки, царящие в ЕС с Советским Союзом (тут он не прав: в СССР у республик было право выхода и право на проведение референдума, а в Евросоюзе с принятием Лиссабонского договора эти права отменяются). А правительство осудило попытки восточных соседей выпросить помощь на Западе. Чехия и сама в еврозону не вступит, и соседям не даст. И поступают чешские политики правильно. Они понимают, что еврозона просто не выдержит присоединения восточных стран.

Но в условиях кризиса присоединение к общей валюте невыгодно и для Праги - она теряет контроль над финансовой ситуацией в собственной стране. Если у чехов порядка больше, чем, например, в Италии или Греции, зачем своими руками лишать себя важнейших рычагов управления, да ещё и в период кризиса?

Между тем, на Западе прекрасно понимают, что спасти экономику восточных партнеров уже нельзя. Попытки сделать это приведут лишь к тому, что и без того страдающее от кризиса хозяйство «старых» стран Союза должно будет нести двойную нагрузку. Единственный выход - попытаться спасти тех, кого ещё можно спасти. Точнее - самих себя. И логичный вывод - сбросить за борт балласт, выкинуть лишних пассажиров с воздушного шара. В общем, пожертвовать восточными партнерами.

В таких условиях экономический крах Востока лишь вопрос времени. А поскольку этот крах неизбежно обернется и политическими потрясениями, то кризис Европейского союза как федеративного образования неминуем. К тому же, сбросив балласт один раз, Запад создаст неприятный прецедент. Если французы не готовы «погибать за Варшаву», то финны и датчане не захотят жертвовать своим благополучием ради греков. Негибкие и авторитарные структуры Союза, выстроенные за прошедшие годы, вряд ли с этой проблемой справятся. И не исключено, что на Западе многие политики уже задумываются о том, не был ли ошибкой Лиссабонский договор, не лучше ли будет, если Ирландия, единственная страна, где всё ещё проводятся референдумы, отвергнет его повторно.

Если Восточную Европу сбросят за борт, то странам еврозоны дефолт действительно не грозит. По крайней мере, пока. А вот что касается распада… Структуры Союза, ориентированные на политику свободного рынка, являются объективным препятствием для проведения антикризисной политики, которая станет успешна лишь с того момента, как будет окончательно отвергнут породивший кризис неолиберализм. Органы ЕС мешают национальным правительствам бороться с кризисом, вставляют им палки в колеса, блокируют их инициативы. Короче, выступают главным источником проблем для европейской интеграции на новом историческом этапе.

И не лучше ли будет для дела объединения Европы этот провалившийся проект закрыть, а потом начать новый?

Специально для «Евразийского Дома»

КАК ИЗВЛЕЧЬ ПОЛЬЗУ ОТ КРИЗИСА

Ольга Петкевич

7 марта в зале Даугавпилсской городской думы при поддержке фонда “Русский мир” состоялись XXXVII Чтения гуманитарного семинара “Seminarium hortus humanitatis”, в рамках которого выступил с докладом на тему “Мировой экономический кризис и локальные проблемы” директор Московского института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

С точки зрения кандидата политических наук, публициста Бориса Кагарлицкого местные вопросы тесно сплетены с глобальными проблемами в мире.

БУРНОГО РАСЦВЕТА НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

“Роль национального государства становится все менее заметной, - рассказывает он. - Процесс глобализации, предполагающий построение нового миропорядка, проходит в условиях утраты традиционных ценностей, национальной идентичности. Наблюдается пренебрежение суверенностью государств, местными хозяйственными традициями, которые попадают в зависимость от международных институтов - решения принимаются не на уровне государства, а на уровне международных организаций. Поддержка исконно национального производства уходит в прошлое. Как только грянул кризис, банки, корпорации кинулись к государству - просить денег. В результате, если раньше деньги направлялись на социальные программы, здравоохранение, то теперь значительная часть инвестиций уходит тем, кто еще недавно объявлял государственные предприятия тотально неэффективными.

Сегодня в Европе кризис органов местного самоуправления. Государства имеют дело с результатом собственной политики. Уничтожена прозрачность и ответственность власти. 18 лет свободы странам постсоветского пространства дали результат противоположный ожидаемому - бурного расцвета экономики и культуры не получилось. Это не означает, что за это время вообще не было ничего хорошего. Пример - богатые регионы, которые живут лучше бедных и не желают добровольно делиться. То же и у вас, в Латвии. А когда вмешивается центральная власть, начиная выкачивать ресурсы, в том числе и людские, то бедные регионы теряют всяческую дееспособность.

В России решили идти по пути укрупнения регионов, что повсеместно наталкивается на сопротивление как со стороны богатых, так и со стороны бедных. Раньше бедные регионы сохраняли статус самостоятельности, возможность использовать свою политическую силу, чтобы напоминать о своей экономической слабости.

108
{"b":"111617","o":1}