ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Между тем Аналитик агентства Moody’s Джонатан Шиффер считает, что Россия «пока не стоит на грани» снижения кредитных рейтингов на фоне стабилизации курса рубля и валютных резервов. «Относительно того, что было в России пару месяцев назад, сейчас все выглядит лучше, страна больше не находится в свободном падении, - сказал он. - У нее, похоже, есть ресурсы для выплаты долга в следующие 12-18 месяцев».

Аналитики Moody’s уверены, что даже в условиях сокращения импорта на 40% Россия все равно будет зарабатывать на экспортно-импортных операциях достаточно, чтобы платить по своим внешним долгам.

«Основания для оптимизма есть, что подтверждается динамикой российского фондового рынка за последние недели и укреплением рубля», - заявил со своей стороны главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. После завершения девальвации рубля положение России улучшилось. В отличие от большинства европейских стран у России есть значительные резервы, чтобы профинансировать бюджетные разрывы в течение 2009-го и следующего годов, отмечают эксперты.

Между тем специалисты Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) утверждают - позитивные экономические прогнозы безосновательны, а попытки обнаружить устойчивые признаки глобальных хозяйственных улучшений в настоящее время не имеют перспектив. По их мнению, в 2009 году глобальный кризис продолжит развиваться как в США, так и в других странах. Россию же ожидает дальнейшее ослабление индустрии, так как серьезный удар по сырьевым монополиям нанесет новое падение цен на нефть, подготовляемое общемировым сокращением спроса. «Для России важным симптомом позитивных перемен называется прекращение падения цен на нефть. Однако промышленный спад в стране не остановлен. Он продолжает углубляться», - отмечает Борис Кагарлицкий, директор ИГСО.

На протяжении всего 2008 года завершение рецессии связывалось с ожидаемыми улучшениями в экономике США. Российские власти за первый год глобального кризиса втрое увеличили вложения в казначейские обязательства Соединенных Штатов. Их сумма с $32,7 млрд. в конце 2007 года возросла до $116,4 млрд. на конец декабря 2008 года. Ту же политику проводил Китай, Япония и многие другие государства. «США не помогли ни привлеченные средства, ни эмиссия доллара. В настоящее время кризис в центре мирового капитализма обостряется. Промышленное производство падает. Сокращается ввоз иностранных товаров», - отмечает Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований ИГСО. Количество безработных превышает в США 8%. Все это не создает условий для улучшения ситуации в мировом хозяйстве.

ЦЭИ ИГСО оценивает перспективы глобальной экономики в 2009 году как негативные. Индустриальный спад продолжится. Спрос на сырье еще более сократится. При этом возможны паузы, периоды отраслевой стабилизации. Однако общая понижательная тенденция будет сохраняться. Период зимней стабильности мировых цен на нефть завершится, что приведет к ухудшению положения российских монополий. Экспорт будет снижаться, а сокращение спроса на внутреннем рынке России продолжит вызывать свертывание производства. По итогам 2009 года кризис существенно углубится. Общеэкономическая стабилизация в России возможна лишь в результате перехода правительства к системной поддержке внутреннего рынка, заключают эксперты ИГСО.

iamik.ru

ДВЕ ЕВРОПЫ И ОДИН КРИЗИС

Если Восточную Европу сбросят за борт, то странам еврозоны удастся на некоторое время сохранить стабильность. По крайней мере, пока. Но ценой финансовой стабильности Запада окажется нарастающий хаос на Востоке.

С объединенной Европой явно что-то не получается. В начале марта на очередном «антикризисном» саммите лидеры стран Евросоюза отклонили просьбу Венгрии выделить дополнительные 190 млрд евро для спасения экономик Восточной Европы. Венгрия также просила ускорить процесс принятия евро в Восточной Европе. И тоже получила отказ.

Чтобы подсластить пилюлю, восточным еврочленам пообещали возможную поддержку в «индивидуальном порядке». Однако все прекрасно понимают, что на всех денег всё равно не хватит. Канцлер Германии Ангела Меркель была неумолима: общего пакета помощи быть не может, поскольку в разных странах Востока «кардинально разные ситуации». Соответственно, об общих проблемах говорить не приходится: «Нельзя сравнивать ни Словакию, ни Словению с Венгрией». В свою очередь премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчань пообещал, что на Европу опустится «новый железный занавес», который вновь разделит Запад и Восток.

Экономики Латвии, Болгарии, Польши, Венгрии и Литвы, где экономическая ситуация ещё вчера выглядела - с точки зрения потребителя - вполне позитивно, внезапно оказались в свободном падении. Впрочем, то же самое на Западе происходит в Ирландии. Её, как и Исландию, недавно объявляли образцом успешного развития, доказательством того, что свободный рынок творит чудеса. А сегодня чудо обернулось кошмаром. Сейчас в Ирландии дефицит бюджета приближается к 10% ВВП. Страну охватили забастовки. Заработная плата тех, кто ещё сохранил работу, падает. Для восточных европейцев ирландская катастрофа тем более значима, что в последнее время Ирландию ставили им в пример, а безработная молодежь толпами направлялась в Дублин, внося посильный вклад в создание экономики «кельтского тигра».

Считается, что спасением Восточной Европы стал бы переход на евро. Тезис спорный, если учесть то, что творится в той же Ирландии, которая давно уже к еврозоне присоединилась. Но в любом случае перехода не будет. Для того чтобы он состоялся, заинтересованные страны должны ограничивать дефицит бюджета на уровне не выше 3%, сдерживать рост государственного долга и инфляции. Эти требования не выполняются самой Германией. Более того, в полном объеме они вообще невыполнимы, поскольку представляют собой продукт фантазии либеральных экономистов и чиновников - никто никогда не проверял и не моделировал, как всё это будет работать на практике. Но именно потому, что требования не выполняются Западом, от Востока требуют их жесткого соблюдения: в противном случае вся система норм развалится окончательно.

Надо сказать, что восточноевропейские страны искренне старались соблюдать соответствующие критерии. В этом одна из причин их нынешнего плачевного положения. Но лидеры Евросоюза сегодня не могут ни помочь восточным странам, ни освободить от навязанных им ограничений. Помощь Востоку привела бы Западную Европу к банкротству финансовому, а признание своей неправоты - к банкротству моральному и политическому. Напротив, Запад настаивает, что восточноевропейские страны сами виноваты. Это, однако, не делает лидеров Брюсселя, Парижа и Берлина особенно популярными в Риге, Будапеште и даже в относительно благополучной Праге.

Вместо Евросоюза помощь восточноевропейским странам предлагает Международный валютный фонд, но в обмен на очередные займы он, как всегда, требует сокращения государственного сектора и социальных расходов. А как это сделать, если весь госсектор давно уже приватизирован или ликвидирован (по рекомендациям того же МВФ), а потребность в социальных расходах только увеличивается, поскольку производство падает и кормить людей не может.

Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, а также Европейский инвестиционный банк выделили на поддержку банков Восточной Европы 24,5 млрд евро. Этого однозначно не хватит для спасения финансового сектора. Они смогут лишь продлить агонию.

Проект Европейского союза в том виде, который он принял после договоров в Маастрихте, Ницце и Лиссабоне, разрушается на глазах. Восточноевропейские страны Союза разорены, а за время членства в европейском сообществе их экономические и социальные проблемы не только не были разрешены, но напротив, катастрофически обострились. Особенно тяжелое положение в балтийских странах, ранее входивших в СССР. Латвия, по существу, является банкротом. Дефолт неизбежен, а резкое падение курса национальной валюты - даже если в долгосрочной перспективе оно и будет иметь позитивный эффект - на первых порах приведет к социально-политическому кризису беспрецедентных для Европы масштабов. Мало того, что Латвия с неизбежностью повторит сцены хаоса, сопровождавшие аналогичные события в России и Аргентине, но она - как часто бывает в ситуации общего кризиса - спровоцирует «эффект домино». Финансовая ситуация Эстонии, Литвы, Польши и других восточных стран ЕС несколько лучше, но всё же далеко не благополучна. Банкротство Латвии дестабилизирует их собственные финансовые рынки.

116
{"b":"111617","o":1}