ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Скажу честно, зная качество нашей бюрократии, я не сильно верю в то, что контрольные меры принесут большую пользу. Однако, представляя себе качество нашего бизнеса, я почему-то сомневаюсь в том, что, оставленный без контроля государства, он продемонстрирует чудеса честности и эффективности. А особенно, если оставить предпринимателей один на один с большим количеством казенных денег.

Мне стало грустно. Нет, участники вызывали у меня исключительно чувство симпатии - очень хорошие люди, все как один за страну радеют. И по ходу дела было сформулировано множество конкретных предложений, как что-то улучшить, развить или усовершенствовать. Говорили про инвестиционные программы, которые впечатляют своим размахом, жаловались на то, что деньги не доходят до реального сектора, но тут же обещали принять решительные меры.

Только вот беда: говорить надо было не о том, какие меры принять в ближайшее время, а о том, почему уже принятые меры не дают достаточного эффекта. Проблема кризиса не в недостатке инвестиций или нехватке денег. Главная проблема в тех структурах, социальных и политических отношениях, неэффективность и устарелость которых кризис выявил. До тех пор пока общество не осознает необходимость структурных изменений, никакие антикризисные штабы результатов не дадут. Вернее, результаты их деятельности будут на порядок меньше ожидаемых.

Сейчас модно повторять, что кризис не только угроза, но и возможность. Что он вскрывает наши слабости, тем самым давая шанс исправить положение. Но парадоксальным образом те, кто больше всего говорит на эти темы, меньше всего интересуются реальными слабостями и противоречиями общественного устройства.

Наше чиновничье сословие обладает замечательной способностью правильно формулировать цели, а затем предпринимать шаги, которые к достижению этих целей не приводят. В основе этого подхода - глубинный консерватизм мышления. Уверенность, что завтра все будет так же, как и вчера, сидит глубоко в сознании людей, управляющих государственными структурами. Бизнес в глубине души надеется на то же самое. И если говорить честно, то ровно так же рассуждает и подавляющее большинство населения.

В России сегодня нет и не может быть революционной ситуации просто потому, что низы уверенно хотят жить по-старому. В этом они совершенно едины с верхами, и консерватизм верхов постоянно подпитывается этим консерватизмом масс. Беда лишь в том, что повторение пройденного - иллюзия. Не будет этого. А неспособность общества сверху донизу осознать, что консерватизм становится объективно невозможным, что он равнозначен провалу любых начинаний, гарантирует, что понимание реальных проблем будет приходить лишь вместе с большим количеством набитых шишек.

Осенью и в начале зимы шишки уже себе набили многие (и многие, кстати, задумались). Но, видимо, недостаточно. Русская культура, видимо, так устроена, что мы лучше всего - смелее, умнее, изобретательнее - действуем именно тогда, когда нам плохо.

Сейчас еще недостаточно плохо.

Но всему свое время. Надо просто немного подождать. Все будет.

Только есть у меня одно страшное подозрение. Население под воздействием кризиса думать по-новому научится. Просто выхода другого не будет - жизнь заставит. А вот чиновники…

Не окажутся ли они со всеми своими штабами и командировками просто лишними? Как, впрочем, и изрядная часть бизнеса.

НЕУДАЧИ ЕС - ШАНС ДЛЯ НАТО

Кризис Европейского Союза работает на укрепление позиций Североатлантического Альянса (НАТО). Усугубляющим проблемы ЕС фактором выступает мировой экономический кризис. К такому заключению пришли специалисты Центра анализа международной политики Института глобализации и социальных движений (ИГСО). НАТО на сегодня занимает те ниши, где терпит неудачу европейский проект. Роль альянса возрастает в сфере оборонных программ и интеграции с европейской периферией (работы с уже принятыми в ЕС странами Центральной Европы и еще не принятой Турцией).

НАТО остается гегемоном в сфере единой внешней и обороной политики ЕС. Единая стратегия безопасности, разработанная в 2003 году под руководством Высокого Представителя ЕС Хавьера Соланы, не может быть окончательно реализована без утверждения Лиссабонского договора. «Предыдущий европейский опыт показал: крупномасштабные военные операции силами самих европейских структур, без поддержки США и вне рамок НАТО оказываются неэффективны», - констатирует Борис Кагарлицкий, Директор ИГСО. На это, прежде всего, указывает европейская попытка воздействовать на участников конфликта в Боснии и Герцеговине 1992-1995 года. Отсутствие дееспособных структур для проведения единой европейской оборонной и внешней политики заставляют правительства вновь возлагать надежды на структуры НАТО.

Структуры ЕС и государства Западной Европы отказали в антикризисной материальной помощи странам Восточной Европы. В результате созданы условия к большему их сближению с США, в том числе в рамках НАТО. Стремление Франции восстановить свое влияние в Центральной Европе может стать одним из оснований для ее возвращения в военные структуры Североатлантического договора. «Турция осуществляет транзит углеводородного сырья из Закавказья и Средней Азии в Европу. Ей, однако, не удалось добиться принятия в ЕС. Поэтому именно НАТО остается площадкой для выработки совместной политики евро-атлантического сообщества и Турции», - отмечает Михаил Нейжмаков, руководитель Центра анализа международной политики ИГСО. США заинтересованы в связях своих европейских союзников на Ближнем и Среднем Востоке, что также способствует сохранению значения НАТО.

Проекты строительства независимых от США и НАТО структур выдвигались различными участниками европейской политики еще во время «холодной войны», но начали реализовываться только в 1990-х годах. Нормы проведения единой внешней и оборонной политики ЕС содержались в Маастрихтском договоре 1992 года. Они были развиты в 1997 году Амстердамским договором. Особые надежды апологетов построения единой политики обороны и безопасности были связаны с приходом в структуры ЕС бывшего генерального секретаря НАТО Хавьера Соланы. Он стал Высоким Представителем ЕС по данным вопросам и в 2003 году представил Единую стратегию безопасности. Предполагалось усиление роли европейских структур в проведении внешней и оборонной политики ЕС. Однако общий кризис ЕС так и не позволил этой стратегии быть реализоваться, чем вновь укрепил позиции НАТО.

НАТО И РОССИЯ: ВМЕСТЕ ИЛИ ВРОЗЬ?

Лидеры стран - членов НАТО приняли решение о кардинальной реформе структуры альянса и его стратегии для эффективного противостояния существующим угрозам. Об этом говорится в Декларации по безопасности альянса, принятой 4 апреля на саммите НАТО в Страсбурге. «Сегодня наши страны подвержены новым угрозам, которые все больше приобретают всемирный размах, таким как терроризм, распространение оружия массового поражения и кибератаки. Другие проблемы, такие как энергетическая безопасность, изменение климата и нестабильность, исходящая от слабых и несостоявшихся государств, также могут иметь негативные последствия для безопасности союзников и международной безопасности», - отмечается в коммюнике.

«Мы решительно желаем обновить наш альянс, чтобы лучше справляться с сегодняшними угрозами и предотвращать риски завтрашнего дня. Мы поручаем генеральному секретарю собрать и возглавить группу квалифицированных экспертов, которая при прямых консультациях со всеми союзниками заложит основы, позволяющие генеральному секретарю разработать новую стратегию и представить предложения по ее применению для обсуждения на следующем саммите», - говорится в документе.

Важнейшими событиями саммита стали избрание следующего генсека НАТО, которым станет премьер-министр Дании Андерс Фог Расмуссен, и решение Франции вновь вступить в военные структуры НАТО.

150
{"b":"111617","o":1}