ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

СЕКТОР КОШМАРА

В ночь с субботы на воскресенье, 18 января, кабинет министров Израиля заявил о завершении операции «Литой свинец» в секторе Газа и прекращении огня. Правда, войска, направленные в зону конфликта, остаются на своих позициях, но правительство заявляет, что поставленные цели достигнуты.

Победа получается какая-то странная. Израильские политики говорили, что цель операции будет достигнута, если исламистское движение ХАМАС, контролирующее эту территорию, окажется неспособно обстреливать его территорию ракетами. Ракеты как ни в чем не бывало продолжали летать на протяжении всех трех недель боев. В ту самую ночь, когда в Иерусалиме говорили об успехе, боевики ХАМАС дали по территории Израиля очередной залп. Как всегда «в молоко», но исламские ракетчики и раньше не отличались точностью.

Совершенно в стиле романов Орвелла или Войновича, израильские власти добавили, что «были предприняты шаги, призванные приблизить освобождение захваченного палестинскими террористами военнослужащего Гилада Шалита». Иными словами, освободить не удалось, но меры приняты…

Если это успех, то почему прошлая война, против «Хезболлы» в Ливане, считается поражением? Разве только потому, что во время прошлой войны военные не могли препятствовать присутствию прессы в зоне боевых действий. На сей раз операция по блокированию деятельности иностранной и израильской прессы прошла с блестящим успехом: в секторе Газа практически не было журналистов. Однако это не предотвратило, а, скорее, даже усугубило критику действий Израиля в международных средствах массовой информации. Собственно, именно это давление мирового общественного мнения заставило принять решение прекратить огонь.

Увы, это далеко не конец. Войска остаются в Газе, а ХАМАС заявляет, что не может признать перемирие до тех пор, пока этот палестинский анклав не разблокирован. Правда к вечеру воскресенья исламисты пообещали соблюдать прекращение огня в течение недели, но лишь при условии, что за это время израильтяне отведут свои войска на исходные рубежи.

Поскольку блокада продолжается и о серьезном мирном процессе не идет даже речи, пальба может возобновиться в любую минуту. Единственное, что сдерживает ситуацию, это необходимость обеих сторон «зализать раны». ХАМАС, несомненно, понес изрядный ущерб, хотя несравненно меньший, чем утверждают в Израиле, потери которого в основном репутационные. Отношение к Израилю на Западе сейчас находится на самой низкой точке за всю историю существования этого государства. Для страны, весьма зависящей от внешней поддержки, это серьезная проблема, даже если она пока не выражается в конкретных материальных трудностях.

Конфликт не хочет затухать. Главной жертвой войны стало мирное население Газы. Убито более тысячи трехсот человек, преимущественно мирных жителей. Превращены в развалины дома, школы, магазины. Вне всякого сомнения, погибло и множество боевиков ХАМАС. Разрушено некоторое количество кустарных мастерских, которые израильская пропаганда гордо называет «ракетными фабриками». Но никакого влияния на способность исламистов запускать ракеты «Кассам» по израильской территории это не оказывает. Ракеты, кстати, очень примитивные, изготовлены могут быть чуть ли ни в домашних условиях, так что, пресекая контрабанду оружия в Газу, израильтяне ничего не добьются. Это знают военные, знают спецслужбы, знают политики. Знают и журналисты, особенно западные, которые не скрывают недоумения. Происходившее безумие не имело никакого отношения к объявленным целям. И с формальной точки зрения не имеет и никакого смысла. Если, конечно, принимать заявления военных и политиков за чистую монету.

Запуски ракетные со стороны Газы столь же неустранимы, сколь и неэффективны. Они практически не наносят израильтянам ущерба, если не считать нервного напряжения (даже если все ракеты летят «в молоко», это не слишком приятно жителям городков, находящихся под обстрелом). С стороны ХАМАС тактика «булавочных уколов» имеет одну единственную цель - продемонстрировать как израильтянам, так и палестинцам решимость продолжать борьбу. Это, скорее, форма пиара или пропаганды, чем боевые действия. И израильтяне прекрасно знают, что самое эффективное средство против таких «булавочных уколов» - это спецоперации, точечные удары. Собственно, Израиль, имеющий первоклассные спецслужбы и отряды коммандос, именно к таким методам прибегал, когда действительно стремился пресечь террористические атаки. В ходе нынешнего конфликта, между прочим, немногие реальные успехи, достигнутые израильтянами, приходятся не на регулярную армию, а на те же спецподразделения, которые действуют в Газе (и действовали задолго до начала официальной войны).

Если уже применяется полномасштабная военная сила, наземные войска, танковые подразделения, фронтовая авиация, то единственный смысл всего этого может состоять в том, чтобы эффективно оккупировать, взять под контроль всю территорию, загнав ХАМАС в подполье. В таком случае сопротивление бы не прекратилось, но, во-первых, направлены действия боевиков были бы не на мирных жителей юга Израиля, а против находящихся под боком военных, а во-вторых, было бы невозможно запускать ракеты каждый день по дюжине - этого не допускала бы обычная полиция, тем более что проконтролировать небольшой по площади сектор Газа не очень сложно.

Однако такой сценарий тоже Израилем отвергается, правительство постоянно подчеркивает, что возврата к оккупации не будет, что израильские войска, закончив операцию, вернутся на свои базы. Что, в общем, понятно. Оккупировать Газу значило бы взять на себя ответственность за поддержание там порядка, экономическое развитие города, обеспечение его жителей работой, топливом и продовольствием. Короче, пришлось бы палестинцев не только убивать, но и кормить и обслуживать. Убивать проще и дешевле. Кроме того, это у израильтян, как правило, лучше получается.

Спрашивается, зачем вообще тогда проводится операция, если она ничего решить не может? И главное, это заранее было известно и тем, кто отдает приказы, и тем, кто их выполняет.

Первый и главный ответ состоит в том, что израильское правительство стремится к цели прямо противоположной той, которую объявляют публично. Правительству Израиля нужна не победа, а война сама по себе. Задача не в том, чтобы выиграть войну, а в том, чтобы ее затянуть - в той или иной форме до бесконечности.

Некоторые политологи справедливо, на мой взгляд, связывают войну с предстоящими в Израиле выборами.

Правительственные политики пытаются повысить свой рейтинг, доказать крутость, мобилизовать общественное мнение на основе патриотизма. А оппозиции в условиях войны предстоит либо демонстрировать свою непатриотичность, либо поддерживать власть, тем самым работая против себя самой. Учитывая, что оппозиция «Ликуда» в Израиле еще более правая и более националистическая, чем правительство, то игра премьер-министра Эхуда Ольмерта беспроигрышная. И она уже приносит плоды.

В общем, на довольно умеренный ракетный пиар ХАМАС Израиль ответил полноценной пиар-войной. В данном случае не принципиально, что именно происходило на поле боя. Главное то, что по итогам резни обе стороны могут объявить себя победителями. И их аудитория поверит. У каждой стороны свои ставки и свои масштабы. Трагедия почти полутора миллионов людей, которые застряли под бомбами, без отопления и электричества в секторе Газа, никого, естественно, не интересует. Кстати, об отоплении - не шутка. Ночи там в январе холодные.

Политическая жизнь сегодняшнего Израиля - это борьба правых с ультраправыми. Цель ультраправых состоит в «окончательном решении» арабского вопроса путем поголовного истребления или (гуманистический вариант) депортации. Они понимают, что и то и другое сегодня недостижимо. Не только из-за возмущения «мирового сообщества», но и потому, что подобные методы окажутся неприемлемыми даже для самих израильтян. Следовательно, ситуацию надо «подвесить» в нынешнем состоянии. И ждать, пока шанс для «окончательного решения» - политический, психологический - наконец появится. Умеренные правые не столь кровожадны. Их просто устраивает нынешнее положение дел. Оно гарантирует возможность держать израильское общество под идеологическим контролем. Кого волнует экономика, социальное развитие, если страна воюет? К тому же военная помощь «Большого брата» из США конвертируется в некое подобие социального развития. Тысяча-другая убитых арабов и полтора-два десятка погибших израильтян не такая уж высокая цена за сохранение власти.

17
{"b":"111617","o":1}