ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Разумеется, нельзя исключить, что внезапное пробуждение интереса прокуратуры к алтайскому браконьерству вызвано не только общественными протестами. У нас в стране ничего не происходит просто так. Позиции алтайского губернатора Александра Бердникова, похоже, оказались недостаточно прочными. Безусловно, решение прокуратуры завести дело о браконьерстве вызвано не только митингами в Москве и Горноалтайске, но и изменениями внутренних раскладов в бюрократии. Однако это отнюдь не умаляет заслуг активистов и просто людей, которые вышли на улицу. В том-то и суть хорошей тактики, чтобы правильно выбирать цель и формулировать реальную, разрешимую задачу. В данном случае задача была поставлена реальная, посильная и сопоставимая с практическими возможностями, уровнем влияния и массовости движения. И эта задача была решена.

Увольнение генерала Пронина с должности шефа московской милиции стоит в этом же ряду. После скандальной истории с майором Евсюковым, превратившимся из высокопоставленного стража порядка в массового убийцу, власть сыграла на опережение, стараясь успокоить общественность. До протестов просто не дошло. Однако произошедшее ничуть не меньше, чем «дело о мертвых баранах», свидетельствует о том, что общественное мнение начинает влиять на процесс принятия решений. Не всегда и не везде. Не для всех и не каждый раз. Но ситуация меняется.

Результативность экологических протестов находится в резком контрасте с «Маршами несогласных» и прочими выступлениями либеральной оппозиции, которая, собственно, конкретных и выполнимых требований и не выдвигает (если, конечно, не считать таковым требование к власти, чтобы она сама себя отменила).

Акции либеральной оппозиции и примкнувших к ней ультралевых групп подчиняются своеобразной логике демонстративной безрезультатности. Акция должна быть разогнана и подавлена, иначе ее можно считать провалившейся. Ибо разгон и подавление как раз и являются единственной целью мероприятия. При этом и оппозиция, и власть получают свои политические дивиденды. Либералы, получив очередное документальное подтверждение «жестокого авторитаризма», могут использовать новую порцию фотоматериалов, документирующих полицейское насилие, для своей пропаганды - прежде всего, вне страны. Власти, со своей стороны, получают бесспорное подтверждение недоговороспособности, безответственности и «экстремизма» оппозиционеров, что дает основание усилить контроль, выделить дополнительное финансирование соответствующим службам и организациям, а заодно и объяснить «своим» колеблющимся, почему «нельзя расслабляться». Зачем оглядываться на «уличную оппозицию», если единственный ответ, о котором мечтают сами организаторы акций, это дубинки ОМОНа?

Масса населения, воспринимающая происходящее со смесью недоумения и отвращения, предпочитает оставаться от подобных событий в стороне. Власть выглядит неоправданно жестокой, а оппозиционеры - невообразимо тупыми, но конечный итог происходящего сводится к формуле «при чем здесь мы?»…

Очевидная бессмысленность акций протеста селит в обывательском сознании уверенность, что эти акции непременно кем-то заказаны и проплачены, иначе зачем бы стали люди с риском для здоровья совершать действия заведомо безрезультатные и никому не интересные. Эту тему охотно подхватывают специалисты по «черной пропаганде», рассылающие соответствующие обвинения по сетям Интернета. В действительности все далеко не так просто. Не скажу за организаторов, но могу поручиться, что рядовые участники акций со стороны ультралевых - люди вполне бескорыстные. Они просто не привыкли и не очень хотят думать о смысле собственных поступков, руководствуясь известным «правилом военрука»: зачем думать, прыгать надо! Либералам так тоже удобнее. Зачем тратить деньги, если есть люди, готовые подставлять свои головы под дубинки совершенно бесплатно?

Устранение граждан из политики вполне устраивает и либеральных оппозиционеров и противостоящих им чиновников. Либералам и ультралевым, сколько бы они ни кричали про гражданское общество и массовое движение, ничего подобного не нужно, ибо включение в политическую жизнь миллионов людей, не разделяющих либеральных взглядов и не воспринимающих левацкие лозунги, может обернуться только дальнейшей маргинализацией оппозиционеров, которые окажутся даже слабее, чем сейчас. Ведь на фоне молчания одинокие вопли слышны. А на фоне гула многих тысяч голосов их просто никто не заметит.

Что касается представителей власти, то их нынешнее положение дел вполне устраивает. Беда лишь в том, что ситуация объективно меняется, общественная жизнь становится сложнее, а сами чиновники далеко не во всем едины. В обществе возникают объективные ниши для социального протеста, появляются вопросы, решение которых будет зависеть от общественных настроений и уровня давления снизу.

Успешные кампании становятся механизмом формирования гражданского общества - реального, а не симулятивного, организованного на иностранные гранты или по поручению высшего начальства. В том-то и состоит смысл гражданской жизни, чтобы люди могли высказывать свое мнение по конкретным вопросам сегодняшнего дня и чтобы их голоса могли повлиять на людей, принимающих решения.

Таких конкретных вопросов, по которым разворачивается сегодня борьба, изрядное количество (от строительства небоскреба Газпрома в Петербурге до Единого государственного экзамена), и есть все основания думать, что общественные кампании в меняющейся ситуации будут иметь возрастающий эффект. И успех одного выступления придает уверенность участникам других.

После того как решилось в пользу общественности «дело о мертвых баранах», возникает надежда, что не будут безрезультатными и протесты против ЕГЭ. Высказывания ряда высокопоставленных экспертов и критические замечания в адрес ЕГЭ, высказанные президентом Медведевым, свидетельствуют о том, что общей консолидированной позиции по этому вопросу у власти нет. Следовательно, голос общественности может быть услышан, а протест может быть эффективен.

Тем, кто мечтает о мировой революции и всеобщем перевороте, подобные темы могут показаться малозначительными и скучными. Но беда в том, что люди, беспрестанно рассуждающие о глобальных проблемах, вызывают ничуть не меньшую скуку у 99% своих сограждан. Становление демократии и гражданского общества требует не громких слов, а добросовестной постоянной работы.

ОСВОБОЖДЕН ВАЛЕНТИН УРУСОВ

12 мая 2009 года Верховным судом Якутии отменен приговор в отношении Валентина Урусова, профсоюзного лидера Удачнинского горно-обогатительного комбината компании АЛРОСА. Урусов освобожден из под стражи в зале суда. Об этом сообщила его адвокат Инга Рейтенбах.

Напомним, председатель профсоюза в Удачнинском подразделении АК «АЛРОСА» был арестован 13 сентября прошлого года по обвинению в «хранении наркотиков». Арест рабочего лидера удивительным образом совпал с начатой его организацией кампанией протеста работников АК «АЛРОСА». Рабочие требовали повышения зарплаты и улучшения условий труда.

Задержание Урусова проводил лично начальник Мирнинского отдела УФСНК РФ по Республике Саха (Якутия) С. Рудов. Понятым при изъятии наркотиков оказался заместитель директора Айхальского ГОКа по экономической безопасности Г. Пустоветов. Уже в ходе первого судебного заседания версия обвинения начала разваливаться, Рудов и Пустоветов признались, что знакомы и состоят в служебных отношениях. Как заявил Пустоветов, они с руководителем антинаркотического ведомства «оба имеют одну основную задачу: охрану имущества АЛРОСА». Тем не менее, Урусов был осужден и отправлен в заключение.

В защиту профсоюзного лидера развернулась широкая общественная кампания как в России, так и за рубежом. Британский политолог Саймон Пирани назвал дело Урусова «важнейшим вопросом, требующим показать силу международной солидарности».

Освобождение Урусова воспринимается в левых и профсоюзных кругах как важная победа.

174
{"b":"111617","o":1}