ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Проблема в том, что общественное мнение Запада не может такую войну поддержать.

Ситуация, когда в Газе ежедневно убивают более сотни мирных жителей, - это уже слишком для гуманного европейца. Впервые за все существование Израиля на Западе против его войны настроены не только левые, но и большая часть либерального «мейнстрима».

Комментаторы ведущих телеканалов, таких как Би-Би-Си и CNN, дружно говорят о чрезмерном применении силы, о нежелании израильского правительства считаться с интересами мирного населения, неуважении правил войны, о том, что насилием проблему не решишь, что идеи ХАМАС глубоко укоренились среди жителей сектора Газа, что страдания людей вызовут только желание мстить. Даже Кристиана Аменпур из CNN, прославившаяся в 1990-е годы пропагандистскими антисербскими репортажами из Косово, обосновывавшими необходимость бомбить Белград, на сей раз выдавила из себя несколько слов осуждения по отношению к израильской армии.

Израильтяне были уверены, что можно вызвать поддержку европейцев, если их напугать исламизмом. Но европейцам уже не страшно. У них есть более реальные заботы. Они напоминают израильтянам, что их воинственный подход только на руку радикалам. Между тем рост исламизма строго пропорционален развитию неолиберальных тенденций в экономике Ближнего Востока.

На идеологическом уровне рост влияния ХАМАС, «Братьев-мусульман» и ливанской «Хезболлы» был связан с упадком левых сил и деградацией арабского национализма, который из идеологии антиколониальной борьбы превратился в оправдание коррупции правящих режимов (включая покойного Ясира Арафата и его окружение). 20 лет назад исламисты были маргиналами в палестинском сопротивлении, где доминировали совершенно иные идеи. И израильские спецслужбы всячески подыгрывали ХАМАС, надеясь тем самым расколоть и ослабить арабское движение.

Надо признать, что мы, граждане бывшего СССР, с полным безразличием допустившие распад собственной страны и геополитический разворот новой России спиной к «третьему миру», несем свою долю ответственности за все происходящее там сейчас. Но политическое усиление исламизма имеет и другую сторону - социальную. И она куда важнее идеологии.

Желание мстить за израильские притеснения - далеко не главное. Дело в том, что исламистские организации не только ведут пропаганду и запускают ракеты. Для запуска ракет достаточно иметь несколько десятков боевиков. Ну, может быть, две-три сотни, которые среди миллиона четырехсот тысяч жителей Газы найдутся всегда. А чем занимаются остальные десятки тысяч функционеров и сторонников ХАМАС? Они - и это куда более масштабная часть их деятельности - создают собственную социальную инфраструктуру: больницы, кассы взаимопомощи, детские сады, различные социальные услуги.

Сотрудничество с ХАМАС - это гарантия минимального благополучия в обществе, где почти полностью уничтожены все возможности нормально жить и работать. Это возможность получить должность в структуре власти, участвовать в распределении гуманитарной помощи от братских исламских организаций. С ХАМАС конкурируют в этом плане только западные гуманитарные агентства, по зданиям и работникам которых, кстати, тоже ведут огонь израильтяне. Но масштабы социальной деятельности ХАМАС на порядок больше. По мере того, как государство, в точном соответствии с рекомендациями неолиберальных экспертов, сворачивает программы по поддержанию социальной сферы, вакуум заполняется исламистскими организациями.

Говорят, будто идеи нельзя победить оружием. Увы, это, не так. Люди могут устать от борьбы, разочароваться в идеологии, осознать ее бесперспективность, почувствовать свое бессилие. Сила идей опирается на материальную силу поддерживающих их организаций. Но сила не только военная, она организационная и политическая. На протяжении истории завоевателям не раз удавалось сломить сопротивление покоренного народа, соединяя кнут репрессий с пряником экономического развития. Так поступали еще древние римляне - с теми народами, которые не были ими предназначены к поголовному истреблению или рабству, подобно жителям Карфагена и Сардинии. Очень часто побежденные становились опорой победившего их государства. Примеры хорошо известны: этруски в древнеримской Италии, шотландцы и сикхи в Британской империи. Так умиротворялась Индия после восстания сипаев. Так же действовали русские цари на Кавказе в конце XIX века. Принцип был прост. Тот, кто с оружием в руках противостоит империи, уничтожается. А тот, кто не выступает против власти, получает новые позитивные возможности. При этом победители не требовали даже прямого сотрудничества, поддержки своей власти. Политического одобрения. Они ставили единственное условие - неучастие в вооруженной борьбе. Людям предлагалась альтернатива: безнадежная война или просто нормальная жизнь.

В конечном счете, так же поступали руководители СССР на западе Украины и в Прибалтике. Они лишь прибавили к экономическим стимулам социальные - равенство, доступ к образованию, бесплатную медицину, развитие промышленности. И это работало. Потому сегодня никакая националистическая пропаганда в бывших советских республиках не вытеснит ностальгию по тем временам.

Однако такая политика проводится тогда, когда победитель стремится превратить бывших врагов в лояльных подданных, союзников или даже товарищей. Израильские элиты не могут не знать об этом историческом опыте. Но они не хотят его повторять. Более того, подобный поворот событий был бы равнозначен краху нынешних израильских элит, власть которых держится на страхе (с обеих сторон). Элит, которые толком не умеют ничего, кроме как воевать. Им не нужен мир на Ближнем Востоке, им не нужны дружба и сотрудничество с арабами. Им нужны враги.

Немногочисленные в Израиле прогрессивные либералы и левые гуманисты продолжают повторять формулу о двух независимых государствах, делая вид, будто не понимают, что такого решения нет. Им вторят умеренные палестинские националисты, для которых консервация нынешнего двусмысленного положения дел равнозначна сохранению власти на западном берегу реки Иордан. Хотя, опять же, в глубине души все догадываются, что разговор о «двух государствах» - это лишь способ юридически закрепить нынешнее невыносимое положение дел, оставляющее экономическую и политическую власть в руках сегодняшних израильских элит, обрекающее палестинцев на жизнь в «бантустанах», лишенных экономической перспективы. Увы, ни прогрессивные либералы, ни левые гуманисты не умеют думать. Да и не нужно им это. У них есть своя комфортная ниша, позволяющая чувствовать себя морально безупречными людьми при минимуме усилий. Достаточно в очередной раз написать шаблонную резолюцию (все слова уже 40 лет назад подобраны) и зайти на митинг (собрание, пикет), где повторяются те же политически корректные и заведомо неработающие формулы. Начать всерьез чего-то добиваться значит выйти из уютной ниши благородного ничегонеделания.

А палестинцы тем временем продолжают гибнуть. И никого это особенно не волнует…

Выход рано или поздно будет найден. Идея демократического государства, объединяющего израильтян и арабов на территории объединенной Палестины, постепенно прокладывает себе дорогу если не в массовое сознание, то хотя бы в экспертные дискуссии. Но для того, чтобы эта идея перестала быть просто гуманистической утопией, необходимо возрождение левой политики - как среди израильтян, так и среди палестинских арабов.

Бесконечное и бессмысленное продолжение войны отучает людей от привычки думать, формируя другую привычку - выживать. Социальные проблемы и классовые противоречия уходят на второй план. Даже ненависть - вопреки представлениям идеологов - притупляется. Остается одно: механически повторяющаяся рутина войны.

Но и от войны можно устать. Сейчас никого не волнует усталость и отчаяние палестинцев. Однако рано или поздно устанут и израильтяне. Тем более что экономический кризис не обойдет стороной даже Землю Обетованную. И тогда шовинистическое единодушие сменится вопросами. Очень неприятными вопросами, на которые придется отвечать нынешним правителям Израиля. Отвечать не перед мировым сообществом и гуманистической интеллигенцией, а перед собственным обывателем.

18
{"b":"111617","o":1}