ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, в порыве гостеприимства нас отвезли в особнячок, расположенный в двух километрах от офиса. Мы не успели даже заметить, что дом не отапливается, потому что надо было спешить — массажист уже ждал. Косметичка побледнела, завидев нас. Абсолютно не было мест для еще двух клиенток в первой половине дня и около сорока. Нам — около сорока. А она — в первой половине дня. Она договорилась с массажистом. Если он сразу сможет сделать массаж одной из нас, то она тут же займется другой. И массажист начал массировать. Сначала меня, потом Юстину. Косметичка обернула водорослями сначала Юстину, потом меня.

Затрапезный плотный полиэтилен громко шелестел, в косметическом кабинете было четырнадцать градусов, водоросли должны быть зелеными, но у нас сквозь них просвечивало тело. Что-то не то с этими водорослями. Было холодно, потому что вышла из строя обогревательная система, но нас успокоили — кто-то где-то что-то сделает, и вечером наверняка уже будет тепло.

С плаката на стене улыбалась дама, вся в водорослях, зеленая. У Юстины стучали зубы, моя кожа стала сине-зеленого цвета.

Уважаемая читательница!

Я навела справки о восстановительном центре красоты и здоровья, который Вас интересует. У него хорошая репутация, и он предлагает ряд услуг…

Синюшного цвета кожа на наших бедрах на глазах становилась упругой, плакат на стене выводил из себя. После трех часов регенерации мы чувствовали себя изможденными. В водорослях и фольге понеслись в ванную, вымылись — сначала я, потом Юстина. Вода тоже была холодная. Ну, точнее, прохладная. На лимфодренаж, который должен был превратить нас в шестнадцатилетних, необходимо было сбегать в тот, первый особнячок. У нас зуб на зуб не попадал.

После приема ванны мы попытались нагреть воды на чай кипятильником, но не было электричества. Закурили. Я посмотрела на Юстину. Разве затем я впервые за четыре года поехала отдыхать, чтобы так мучиться? В конце концов мой лишний вес не так уж велик. Кожа у меня пока не растрескалась, вены не выступают, с целлюлитом знакома я только по письмам, приходящим в редакцию, во всяком случае, так было до сих пор. Но что же сказать подруге? Дебетный счет открыт, деньги сняты. Со щитом! Только не на щите. Ведь все будут смеяться, если вернусь.

Юстина также внимательно смотрела на меня. Насмотревшись, она неожиданно заявила:

— Э-э-э… на фига нам такая регенерация? Будем бегать по этому городишку туда и обратно за пятьсот злотых в день? В такую погоду? Чтобы вены вздулись? Мне не нужен варикоз! И я не хочу выглядеть как шестнадцатилетняя девочка!

В комнате становилось все холоднее. Мы сложили вещи и пошли к заведующей. Спросили, почему женщина на плакате зеленая, а мы нет. Почему массаж проводится в неотапливаемом помещении. Почему было написано, что есть бассейн, но не сообщалось, что он открытый. Ответы получили маловразумительные.

Мы приняли решение закончить регенерацию немедленно. Заведующая, узнав, что мы из редакции, не взяла с нас ни копейки. Мы заказали такси — поезд отходил лишь через два часа — и под дождем, переходящим в снег, отправились в чудесное кафе, расположенное в парке, и заказали самые лучшие в этой стране пирожные. Три съела я, три — Юстина. В конце концов, на свете есть женщины и полнее меня. Время уйдет, и они пожалеют, что не съели когда-то этих пирожных.

Прибыло такси. То же самое. А может, здесь был всего один таксист? Он понимающе улыбнулся:

— О, и вы тоже так быстро отсюда уезжаете? Никакой регенерации никогда в жизни! Что это вдруг втемяшилось мне в голову?

Прямо с вокзала — то есть из самого центра Европы — мы отправились к Юстине.

Утром мы посмотрели на наши упакованные сумки. Подсчитали стоимость омолаживания… а жизнь проходила мимо! Нас это слегка вывело из себя. Может быть, вместо того, чтобы готовить себя к новой жизни, стоило немного просто пожить? Уж если нам так мало осталось, потому что мы рассыпаемся… такие дохлые… Надо жить, жить и еще раз жить — тем более что мы так внезапно я решительно отказались от магнитотерапии, обертывания водорослями, гимнастики, массажа (хотя последний был очень даже ничего), витамина Е и орошения артишоками. Жить… Но как и где?

Ибо с кем — ясное дело, раз мы обе остались неомоложенными, значит, наш удел — держаться вдвоем.

Мы сели в трамвай. Холодно. Сыро. Сумрачно. В трамвае было открыто окно, оно не закрывалось — наверняка то же самое, которое невозможно открыть в июле. Дул холодный ветер, сыпал снег вместе с дождем.

И вдруг реклама за окном! Мы бросились к выходу, сбив с ног молодого человека, который говорил кому-то по сотовому, что едет в трамвае. Турагентство — вот еще один шанс. Ясно одно, что дороже, чем в Курденчове, быть не может нигде. Так оно и оказалось — у них как раз были lastminute[2], lastchance[3]. Кипр, вылет завтра. Вдвое дешевле нашей регенерации. Взяли.

Я срочно погрузилась в электричку и помчалась домой, чтобы переупаковать сумку. Потому что там тепло. Не дома, а на Кипре. Дома — чистота, камин натоплен, в кухне накурено. Тося побледнела, увидев меня. Я сделала вид, что утратила обоняние. Успокоила дочь, что через минуту уезжаю. Перерыла весь дом в поисках загранпаспорта. У меня не было ни купальника, ни шорт, неизвестно, где босоножки.

Я не стала звонить ни маме, ни папе. Попросила Тосю передать им, что у меня изменились планы. Села в поезд и поехала к Юстине.

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

Аэропорт благоухал парфюмом от Живанши. Юстина понятия не имела, любит ли она летать, потому что никогда не летала. Я знала, что не люблю, потому что я летала. Приняла три таблетки успокоительного. Самолет взлетел. Юстина у окна попискивала от удовольствия. Она в восторге. Я умирала. Через минуту таблетки начали действовать, и мне стало безразлично, разобьюсь я или нет. Во время посадки мы держались за руки. На нас украдкой посматривали попутчики.

Сколько света! Какое небо! Какие краски! Душистая жимолость в цвету! Фламинго, как на картинке, стоят у соленого озера! Тепло, как летом! Какое солнце! Но повеяло чем-то родным. Ну где же представитель турфирмы? Ах вот она — эта девушка. Но извините, уважаемые, гостиница другая. Простите, пожалуйста, но здесь жарко. Послушайте, ведь мы платили за номер с видом на бассейн. Вы помните? Так примите это во внимание.

Нас принимать во внимание вовсе не обязательно, потому что мы вообще не представляли, что с нами будет. Автобус доставил нас на место. По дорожке среди готовых расцвести опунций, пальм, вдоль бассейнов, одного, другого — в первом вода как парное молоко, двадцать семь градусов, — мы направились в наши апартаменты. Кухня, ванная, спальня (двуспальная кровать), терраса, вид такой, что захватило дух — моя комнатная юкка как ни в чем не бывало росла здесь на красной земле и достигла трехметровой высоты, а крошечные фикусы Бенджамина вымахали по четыре метра, а еще агавы, эвкалипты, гортанное гуканье морских львов из дельфинария — нам повезло, на Кипре зима, туристический сезон еще не начался, дельфинарий закрыт, а потому никаких людей, никаких криков и аплодисментов. Мы застонали от счастья.

Туристы, прилетевшие с нами на одном самолете, шли рядом. Они были очень недовольны, что дельфинарий не работает.

* * *

Стук в дверь. Я толкнула Юстинку. Она завопила:

— Comein[4].

— Зачем так кричать? — поинтересовался мужчина, стоящий в дверях.

Он хотел узнать, нравится ли нам здесь. Он сказал, что женат на киприотке. Мог бы поиграть со мной в теннис после работы. Если нам что-нибудь понадобится — нужно сказать ему, не стесняться.

Мы начали распаковывать сумки. Вынули супы. “Возьмите с собой побольше сухих супов, — посоветовал кто-то нам вчера. — Вечером не выходите одни. Кипр небезопасен: много русских. Но главное — супы. Получится дешевле”. В результате Юстина купила сорок штук, я — двадцать восемь, для нас обеих на эти две недели.

вернуться

2

Горящая (англ.)

вернуться

3

Последний шанс (англ.)

вернуться

4

Войдите (англ.)

15
{"b":"11163","o":1}