ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

АЛЕКСАНДР НЕЖНЫЙ

ОГОНЬ НАД ПЕСКАМИ

Повесть о Павле Полторацком

ПРЕДИСЛОВИЕ

События, о которых рассказывает художественно-документальная повесть А. Нежного «Огонь над песками», отдалены от нас не только десятилетиями, но и переменами, неузнаваемо преобразившими Среднюю Азию, где они происходили. Многое забыто, многое сегодня не легко понять. Так вернемся к тому времени, к тем сложным и волнующим событиям, которые не случайно привлекли внимание автора повести.

Туркестан, июль 1918 г. …Огромный край, раскинувшийся от берегов Каспия до снежных вершин Памира. Еще совсем недавно — колониальная окраина Российской империи, синоним вековой отсталости, жестокого угнетения, деспотического произвола. Край, где господствовали едва затронутые капитализмом феодальные и даже дофеодальные отношения, а современные города с фабриками и заводами, с рабочим классом были столь же редки, как оазисы в туркестанской пустыне. Накануне мировой войны среди пяти миллионов жителей Туркестана насчитывалось лишь около 60 тысяч промышленных рабочих и железнодорожников.

Составлявшее большинство населения крестьянство, будь то хлопкоробы или же скотоводы-кочевники, подвергалось жесточайшей эксплуатации, несло на себе тяжелый груз вековых обычаев и традиций, догм ислама…

Немногим более полугода минуло с тех пор, как в далеком Петрограде была провозглашена власть Советов, но какие разительные перемены произошли за ото время в жизни Туркестана! Уже через несколько дней после победы вооруженного восстания в столице Советская власть была установлена в центре края — Ташкенте, а к весне 1918 г., вопреки трудностям и препятствиям, во всех городах, во многих кишлаках и аулах. Туркестан стал советским.

Великая Октябрьская социалистическая революция разрушила созданную царизмом «тюрьму народов», навсегда покончила с национальным угнетением. Она предоставила недавним «инородцам» — узбекам и туркменам, киргизам и таджикам, казахам и каракалпакам, всем среднеазиатским народам — не только право, но и реальную возможность самим вершить свою судьбу. В соответствии с правом народов на самоопределение в канун Первомая — дня интернациональной солидарности трудящихся, была образована Туркестанская Советская Республика — одна из первых автономных республик Российской Советской Федерации. Этот исторический акт, продемонстрировавший верность партии большевиков ее программным лозунгам, стал мощным стимулом пробуждения широких трудящихся масс многонационального Туркестана к активной политической жизни, к решительной борьбе за упрочение Советской власти, за победу нового, социалистического строя. Советская автономия являлась необходимой ступенью к решению в Туркестане особенно сложного, национального вопроса, к преодолению уходящих корнями в далекое прошлое недоверия и враждебности в отношениях между среднеазиатскими народами, к их братской дружбе и сотрудничеству с русским и всеми другими народами Страны Советов.

Были предприняты первые шаги в деле восстановления подорванного войной народного хозяйства, преобразования его на социалистических началах. Нацпонализированы железные дороги и банки, хлопкообрабатывающая и горнодобывающая промышленность, на остальных предприятиях установлен рабочий контроль.

Много внимания уделялось сельскому хозяйству, особенно хлопководству, продукция которого была столь необходима для всей страны.

Принимались меры по борьбе с голодом, который в зависящем от привозного зерна Туркестане ощущался все более и более остро. (Городской житель нередко получал лить 100 граммов немолотого зерна и 50 граммов риса в день.)

В крае, где коренное население было практически лишено доступа к образованию и оставалось почти поголовно неграмотным, уже в первые месяцы после революции были открыты не только новые школы, но и Туркестанскийнародный университет, широко распахнувший свои двери для рабочих и крестьян всех национальностей.

Все это, конечно, было совсем немного по сравнению с тем, что предстояло сделать. Это были только первые, к тому же не всегда уверенные и правильные, шаги по никем еще не изведанному пути к великой цели — социализму. Это было только самое начало, по начало великого дела. Поэтому нельзя не восхищаться туркестанскими большевиками — первопроходцами социализма в Средней Азии, на плечи которых легла неимоверная тяжесть борьбы за преодоление наследия феодального и колониального прошлого, за свободу и счастье трудового народа, нельзя не преклоняться перед их энтузиазмом и энергией, самоотверженностью и героизмом.

Их было в то время совсем немного — примерно 2 тысячи. В июне 1918 г. они организационно сплотились, образовав Коммунистическую партию Туркестана — составную часть единой Российской Коммунистической партии (большевиков). За небольшим исключением они еще не имели ни необходимых знаний, ни достаточного опыта политической борьбы и руководства массами, что порой приводило к ошибкам и неудачам. И все же они были признанными руководителями трудящихся края. Все более возраставший авторитет большевиков в массах основывался не только на их личной самоотверженности и убежденности, на революционном энтузиазме, увлекающем других. Они являлись членами великой ленинской партии, представляли ее здесь, в Туркестане, проводили в жизнь ее мудрую политику, отвечающую самым насущным интересам и чаяниям трудящихся всех национальностей. В этом был источник их неодолимой силы.

ЦК РКП (б) и правительство РСФСР, лично В. И. Ленин придавали огромное значение Советскому Туркестану как форпосту социалистической революции на Востоке, внимательно следили за происходившими здесь событиями, оказывали большую помощь туркестанским трудящимся. Они не были одиноки в это трудное для них и всей страны время. Так, в начале 1918 г. в Туркестан был направлен ряд опытных партийных работников, в том числе П. А. Кобозев, мандат которому подписал В. И. Ленин. В качестве чрезвычайного комиссара Советского правительства П. А. Кобозев многое сделал для укрепления Советской власти и партийной организации Туркестана.

Большую заботу проявлял В. И. Ленин о восстановлении хлопководства, о закупке и транспортировке хлопка для ждущих его текстильных фабрик центральных районов России. Глубоко ознакомившись с состоянием и перспективами хлопководства, В. И. Ленин подписал в мае 1918 г. декрет об ассигновании 50 миллионов рублей на организацию оросительных работ в Туркестане. Помощь РСФСР играла решающую роль в снабжении Туркестана хлебом: только в мае сюда было направлено свыше полутора миллионов пудов зерна.

И это делалось в те дни, когда вся страна испытывала острый недостаток в опытных кадрах и в финансах, в хлебе и промышленных товарах. Бескорыстная братская помощь РСФСР не только способствовала удовлетворению самых жизненных нужд трудящихся Туркестана, но и лучше всех слов убеждала их в подлинно народной и интернационалистской сущности Советской власти.

Нет сомнения в том, что освобожденные Октябрем рабочие и крестьяне сумели бы под руководством Коммунистической партии в исторически кратчайшие сроки одержать полную победу над разрухой и голодом, успешно решить все унаследованные от старого мира проблемы, если бы не отчаянное противодействие сил контрреволюции.

Революция свергла господство эксплуататорских классов. Дальнейшее ее развитие означало их неизбежную ликвидацию, уничтожение самих источников эксплуатации человека человеком. Поэтому против революции, против Советской власти поднялись не только капиталисты и помещики, но также кулаки и духовенство, баи и феодальные вожди, кровно связанные с буржуазией чиновники и интеллигенты. Первые контрреволюционные выступления в Туркестане были отбиты, как и во всей стране, сравнительно легко. Потерпели поражение банды Дутова, пытавшиеся после захвата Оренбурга наступать на Ташкент. Красная гвардия разоружила возвращавшиеся через Туркестан из Ирана и Хивы казачьи части полковника Зайцева, сорвав попытку контрреволюционеров использовать их для свержения Советской власти. Была разогнана так называемая «Кокандская автономия» — созданное буржуазными националистами правительство, единственной опорой которого были банды уголовника-басмача Иргаша. Не удалось контрреволюции использовать в своих целях серьезный вооруженный конфликт с Бухарой, где еще сохранялась власть феодального деспота — эмира, бывшего вассала царской России. Правительство РСФСР, учитывая отсутствие революционной ситуации в Бухаре и решительно отвергая экспорт революции, проявило искреннее стремление к установлению равноправных и добрососедских отношении с этим феодальным государством (как и с Хивинским ханством, также вклинившимся глубоко в территорию Советского Туркестана).

1
{"b":"111638","o":1}