ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Подобные симптомы часто возникают в обыденных жизненных ситуациях: экзамен и так далее. Никто в таких случаях не распознает невроза, хотя описанные расстройства...»

Надо ли мне все это переписывать? Какой прок кому-то от этих знаний? Разве девушка, прочитав подобное, перестанет бояться автобуса? Уверится в том, что красива и ей не нужна пластическая операция, которая якобы благотворно действует на воспаленный мозг? Собственно говоря, почему я отдала деньги посторонней женщине, с которой мне только раз пришлось иметь дело и которая в общем-то не внушала мне доверия? Нельзя так думать. Спокойствие. Я должна ответить на это чертово письмо, человек ждет от меня помощи...

«Чаще всего невроз развивается под воздействием отрицательных эмоций, повторяющихся продолжительное время. Иногда они вызваны одним и тем же фактором, порой несколько различных причин накладываются одна на другую. В зависимости от индивидуальных особенностей нервной системы или врожденной предрасположенности невроз может развиться...»

Вот именно, врожденная предрасположенность. А у меня? Наивность? Глупость? Желание не отстать от Реньки? И чтобы Адам не обращал на нее внимания, а только на меня? Это и называется предрасположенностью?

«...в случае разного рода тяжелых эмоциональных потрясений, например, разлада с сексуальным партнером...»

Невроз мне обеспечен, и еще какой! Мой милый Адасик, Голубой, ведь я тебя и не хотела обманывать, а всего лишь взяла деньги на время для нашего же блага! Чтобы у тебя не возникало чувства вины, что ты не зарабатываешь столько, сколько Ренин муж... А может быть, я подсознательно именно хочу, чтобы ты зарабатывал столько же, сколько он? И чтобы ты был моим... Стоп.

«В этом случае, впрочем, можно говорить о страхе, то есть о таком состоянии, когда существуют вполне конкретные причины для тревоги. Трудно установить границу между физиологическим и патологическим чувством страха. О патологии мы говорим тогда, когда страх присутствует постоянно и мешает нам работать...»

В моем случае о патологии вообще нет речи. Разве страх повлиял на мою работоспособность? Ничуть. Ведь я села и работаю как ни в чем не бывало. Господи, что же мне делать, что же мне делать, Адам! Вернись с этой проклятущей работы и скажи, что бы такое умное мне написать в ответ! Я отложила письмо. Здесь должен советовать врач. Самое главное — не навредить.

Почему Азор любит Адама?

Дорогая редакция!

Вы обходите стороной важные темы, я не нашла в вашем журнале ничего такого, о чем люди должны узнавать из прессы. Вы не поднимаете серьезных проблем о тех принципах, которые указывают нам путь к правильной жизни, в том числе и в физическом плане. Например, «умеренность в привычках» полезна для здоровья (1 Тим. 3:2). А ведь если мы будем жить так, как нас учит слово Божье, то обретем счастье. И каждый, кто будет нести в себе внутреннее спокойствие, источником которого является Библия, станет хорошим мужем или женой. Вы пишете только о сексе и о том, что сделать, чтобы секс завладел всей нашей жизнью. Если вы будете и в дальнейшем работать в таком направлении, то приведете людей к деградации. Вы не несете в массы добрые, полезные, правильные идеи...

Что тут ответить? Приводит ли секс к деградации? Лично меня — нет. Но других вполне может, например, когда-нибудь деградирует Йолин супруг, тот, который, невзирая на семью... Стоп! Теперь я должна семь раз подумать о нем хорошо. Мне это дается с трудом, но Уля рассказала, что есть очень простой прием, который помогает излечить душу. Если подумаешь о ком-нибудь, что он свинья (либо иначе, потому что «свинья» зачастую лишь добродушный эвфемизм), немедленно нужно вспомнить семь его достоинств, чтобы не оставлять отрицательной энергии в космосе. Вообще-то Уля не верит ни в энергию, ни в космос, но считает, что это прекрасное упражнение, чтобы одернуть наше излишне раздутое ego,«Я», которое каждый из нас лелеет в одиночестве. Увы, семь хороших вещей, связанных с моим Эксом, а ныне Йолиным мужем, никак не приходили на ум, потому что уже несколько месяцев все положительное ассоциировалось у меня только с Адасиком. Все же я решила попытаться. Во-первых, благодаря ему у меня есть Тося. Во-вторых... как-то он достал по моей просьбе из холодильника масло, чтобы оно немного оттаяло... В-третьих... он ни разу меня не ударил. Однако потрясно получается, факт. Кроме того, он никого не убил, не обокрал. Я сбилась со счета, вернусь-ка назад. В-третьих... он получит сполна, когда Йоля лет через десять подыщет себе ровесника. И отлично! И превосходно, только, увы, будет уже слишком поздно сожалеть о том, как он поступил со своей собственной бывшей женой, которая станет счастливой женщиной!

Я широко распахнула дверь в сад. Работа дома имеет свои преимущества, особенно когда идет дождь, или мерзко на улице, или хлещет сильный ветер, или стоит зима. Но когда июнь вовсю распоясался, и солнце светит, как очумелое, и все налившиеся соком растеньица повылезали из земли, того и гляди зацветут, — работа дома требует огромной силы воли.

Прежде чем засесть за компьютер, можно не спеша пройтись к Реньке, она звонила, хотела зайти, потому что купила слишком много роз и некоторые ей не подходят. Отдаст их просто так. Может быть, она и инструментов купила с избытком, а то лопнул черенок у моих американских грабель, и вилы совсем никудышные, может, у нее и грабли найдутся лишние... Прогулка пойдет мне только на пользу, тем более что это совсем недалеко. Порой я задумываюсь над несправедливостью жизни. У этакой Реньки есть все. Настоящий законный супруг, деньги, прислуга, ей не надо работать, она ходит к косметичке и на лимфодренаж. Единственный ее недостаток — ротвейлер, огромный и черный, и то, что он еще никого не загрыз, — слабое для меня утешение.

Я заперла дом и вышла на дорогу. Мир в июньский предполуденный час восхитителен. До Реньки, наверное, метров восемьсот, но эти несколько сот метров проходят среди берез, их молодые свежие листья перешептываются у прохожих над головой. Я миновала дуб и огромную яму, в которую пару месяцев назад угодила машина Адама так, что лопнул масляный картер. Яма опасная, здесь что-то рыли, потом все забросили; глинистая, красноватая земля становится коварной после дождя. Именно поэтому Ренька получила от мужа внедорожник! Я остановилась у ее ворот. Азор, ее очаровательный ротвейлер, носился вдоль сетчатой ограды. И не лаял. Я позвонила. Ренька, в зеленом платье, побежала к калитке.

— Юдита, как я рада, что ты зашла!

— Запри собаку. — Я стояла у калитки не шевелясь. — Я пришла за розами, которые ты обещала...

— Розы тебя дожидаются, а Азора оставь в покое, он еще никогда никому ничего не сделал!

Слабоватый аргумент. Мой Эксик тоже до определенного момента никогда ничего мне не делал.

Ренька закрыла Азора в большом боксе где-то в углу сада. Не знаю, почему собаку назвали Азором. Азор — эта кличка как бы сама собой подразумевает маленькую хорошенькую дворнягу, а не убийцу с огромными зубами и зловещей мордой.

— Без истерик, — заметила Ренька, — ты одна так на него реагируешь. И он начинает нервничать. Адам, например, вообще его не боится... — Ренька собрала свои рыжие волосы, закрутила в хвост и забросила за спину. Она потрясающе хороша, и я бы предпочла, чтобы она говорила о своем муже, а не о моем Адаме. — Пошли, выпьем мартини со льдом. Ужасно жарко.

Мартини? Со льдом? С утра? В будни? А почему бы и нет. Можно и это попробовать. Я послушно последовала за Ренькой в дом. Гостиная у нее по меньшей мере метров сорок. Я отношусь к этому уже спокойно. Но самое красивое, что у них есть, — ванная комната. Когда соседка мне ее показала, я, ей-богу, чуть не лишилась чувств. Мамочка родная, как во сне. В углу джакузи, душ, углубленный в пол, — спускаешься по ступенькам, — пара огромных плетеных кресел, дверь в сауну и сама сауна, рассчитанная на пятерых. Поперек зеркала, которое занимает всю стену, висит белая гладкая полка, а на ней целый парфюмерный магазин. Предмет моей большой зависти. Если бы у меня были такие кремы и такие духи, я бы уж точно выглядела, как Тося.

14
{"b":"11164","o":1}