ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иномирье. Otherworld
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Код благополучия. Как управлять реальностью и жить счастливо здесь и сейчас
Лучшая неделя Мэй
У кромки океана
Наказание жизнью
Повестка дня
Восторг, моя Флоренция!
Строптивый романтик

Да. Она хотела видеть его. Да и не могла же она, в конце концов, сидеть целую вечность в своей комнате! Какое ей до него дело? Или ему до нее? Кто знает, может быть, именно он и был источником всех вчерашних недоразумений. Чисто инстинктивно она отмела эту возможность. Однако она все-таки не была готова к тому, чтобы полностью исключить ее.

Итак, Андреа прошла через ванную и нажала на ручку щеколды в комнату Фелиции.

Ей потребовалось некоторое время, чтобы осознать, что именно предстало ее глазам.

Фелиция была настолько увлечена, что даже не заметила того, что открылась дверь. И только тихий возглас удивления, от которого не могла удержаться Андреа, насторожил ее. Но было слишком поздно. Девочка находилась слишком далеко от постели, да и от кресла-каталки тоже.

Они молча смотрели друг на друга. Фелиция будто окаменела от страха и не могла произнести ни слова.

— И как давно, — наконец спросила Андреа, — ты снова можешь ходить?

— Я поняла, что ноги слушаются меня, после того, как Джастин перевернул мое кресло-каталку, — ответила Фелиция.

— Значит, два с половиной года, — подсчитала Андреа. — И что же заставляет тебя по-прежнему оставаться в кресле?

— О-о, умоляю вас, мисс Вэйд! Не говорите об этом никому! — Фелиция бросилась к ней и обняла Андреа за талию. — Умоляю, никому и ничего не говорите об этом. Меня убьют, если вы проговоритесь, мисс Вэйд. Это точно. Умоляю, ничего не говорите об этом!

Андреа попыталась успокоить девочку. «Нет, — думала она, — нет, на сей раз я ничего не обещаю. Кому-нибудь ведь нужно все узнать. Никаких больше тайн. Никакой лжи».

Когда Фелиция прекратила рыдать и несколько успокоилась, Андреа подвела ее к креслу-каталке.

— Ну, а теперь давай, усаживайся в него снова. Боюсь, что никто не поверит, если я расскажу о том шоке, который только что перенесла благодаря тебе. И в первую очередь не поверит твоя бабушка.

— Но ведь вы не собираетесь рассказывать об этом, правда? — умоляюще протянула Фелиция.

Она на самом деле выглядела жалкой и расстроенной.

— Хорошо, но тебе в этом случае нужно объяснить мне необходимость этой лжи, — потребовала Андреа.

— Но я же вам уже сказала, что меня убьют, если узнают правду.

— Что за чепуха! Кому нужно убивать тебя? И почему это зависит от того, можешь ты ходить или нет?

— Меня убьют, если рядом со мной никого не будет постоянно, — печально объяснила Фелиция. — Правда, я бы не скрывала, что могу ходить, если бы дедушка продал ферму. Как же я ненавижу ее!

Она произнесла это с такой злостью, что Андреа испугалась. Она и так ничего не понимала.

— А почему ты не любишь ферму? Это же твой дом.

— Я просто ненавижу ее! — упрямо повторила Фелиция. — Здесь привидения. — Она замолчала, ее губы дрожали. — А кроме того, здесь живет Джастин, и он творит ужасные вещи. А иногда ночами я вижу человека. Да ведь вы и сами видели его, правда ведь?

— Да, — помедлив, ответила Андреа. — Я видела его.

— Но никто не поверил вам, верно?

— Да. Никто мне не поверил, — подтвердила Андреа. — Но разве ты не понимаешь, если мы вдвоем будем утверждать одно и то же, им придется поверить нам.

Фелиция отрицательно покачала головой.

— Вовсе нет. Я уже пыталась говорить им это, но они объяснили мне, будто я просто видела тяжелый сон. Даже когда мисс Пуч подтвердила мои слова, они заявили, что мисс Пуч перенервничала, так как прежде ей никогда не приходилось жить в сельской местности. Хотя, по правде говоря, мисс Пуч никогда не видела того человека. И мисс Клозен только слышала его шаги.

— Но Бельма говорила, будто она видела человека.

— А-а, Бельма иногда рассказывает истории с привидениями, — с некоторым пренебрежением заметила Фелиция. — Но пока еще никто ничего не видел.

— И мисс Вернер тоже не видела?

— Нет. Она даже не слышала никаких стуков или шагов.

— Таким образом, кроме нас с тобою никто не видел этого человека?

— Нет, никто. — И Фелиция печально взглянула на нее. — Теперь вы, наверное, тоже уедете? — озабоченно поинтересовалась она.

— Это будет зависеть от многих обстоятельств, — уклонилась от прямого ответа Андреа. — Мне незачем оставаться, раз ты можешь ходить, и в то же время я почему-то не должна никому об этом рассказывать. Ну, а если мы все-таки расскажем, что ты здорова, а также и о таинственном человеке, то тогда ты, наверное, сможешь уехать отсюда и тебе не придется больше никого бояться?

Фелиция только упрямо покачала головой.

— Тогда давай расскажем все только твоему дяде Дэвиду, — предложила Андреа.

— Хорошо, — к великому удивлению Андреа, на сей раз Фелиция согласилась сразу, — давайте расскажем дяде Дэвиду, но больше никому. Ни одному человеку на всем белом свете! Обещаете?

— Это я тебе могу обещать, — объявила Андреа, кладя на сердце три пальца.

Ну, а что предпримет Дэвид, это ее уже не касалось.

Андреа поднялась.

— Мы расскажем ему все, как только он придет домой, хорошо?

— Договорились, — согласилась Фелиция. Но в тот вечер Дэвид так и не вернулся домой, и Андреа пришлось одной нести груз случайно открывшейся ей тайны.

Глава 10

На следующее утро Дэвид не появился и к завтраку. Его мать пояснила, что он будто бы задерживается по делам в Клинтон-Сити, и должен приехать в течение дня. Это было не особенно радостное известие. Андреа пожалела, что обещала поделиться своим открытием только с Дэвидом. И если Дэвид не появится в ближайшее время, ей придется, может быть, поговорить с Беном Трэвисом.

Ночь прошла спокойно. Она проснулась только один раз, когда ей показалось, будто ее дверь открылась и затем вновь закрылась. Однако, когда она выглянула в коридор, то никого не увидела там. Несмотря на это, она решила оставить горящим свет внутри шкафа. Падающие оттуда на пол слабые полоски света действовали успокаивающе.

Прежде чем пройти в классную комнату, Андреа отправилась на поиски Вельмы. В суете последних событий она абсолютно забыла о красной шали, которую обнаружила в домике семьи Бевис. Но теперь ей непременно хотелось узнать о том, каким образом эта шаль могла туда попасть.

Бельма как раз застилала постель в комнате Фелиции. Не говоря ни слова, Андреа сразу показала ей шаль.

— Откуда вы ее взяли? — удивилась Вельма.

— Нашла… на улице, — солгала Андреа, которой совсем не хотелось исповедоваться в тайном посещении дома Бевисов.

— Наверное, она выпала у меня из сумки, — сказала Бельма и забрала шаль назад. — Большое вам спасибо, мисс Вэйд.

Итак, Бельма бывала в доме Бевисов. Интересно, что она там делала?

— А вы всегда застилаете постели, Бельма?

— Почти всегда, — ответила Бельма и взбила подушку, — иногда мне помогает в работах по дому миссис Коллинз.

— А кто приводит в порядок помещения в других домах на ферме?

— Как это? А-а, ну, конечно, те, кто живет в них. — Бельма удивленно взглянула на Андреа. — Только миссис Бевис раз в неделю ходила наводить порядок в дом миссис Маклин. А теперь это делаю я, когда у меня есть свободное время.

— А кто поддерживает чистоту в домах, если из них выехали жильцы? продолжала допытываться Андреа.

— Да ведь никто и не уезжает отсюда. В течение трех лет никто не выезжал. Кроме миссис Бевис. Но она сама оставила дом вылизанным до пылинки. Она была лучшей домохозяйкой во всей нашей округе.

— Бедная миссис Бевис! — с состраданием произнесла Андреа. — И что, ей даже никто не помогал, когда она переезжала?

— Видите ли, мисс, я никогда не знала ее близко. После похорон мы все навещали ее. Это было кошмарно тяжело. Я побывала у нее с мистером и миссис Коллинз. Знаете, она даже не плакала, однако ее глаза были красными и опухшими.

— А куда перебралась эта семья?

— В Каунтри-Лайк. Там у отца миссис Бевис небольшая ферма. Мне кажется, что Коллинзы также из тех краев. Сестра миссис Коллинз сейчас живет в Элтонвилле, а ее брат — в Клинтон-Сити.

23
{"b":"111655","o":1}