ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А у меня есть.

— Огневолосая колдунья, — прошептал Эндрю. — Отец когда-то говорил мне о женщинах вроде вас.

Джоанн мягко рассмеялась. Эндрю подошел к ней и снова обнял, и она позволила ему это. Джоанн подняла лицо, глаза ее были прищурены и порочны.

Эндрю поцеловал ее, поцеловал нежно и осторожно. Интересно, сколько женщин у него было? — подумала Джоанн.

Эндрю тихо произнес:

— А не подняться ли нам поскорее на сеновал?

— Хорошая идея.

Она поставила ногу в сапоге на ступеньку лестницы, но он снова развернул ее к себе и поцеловал.

— Если вы будете останавливаться на ступеньках каждые две секунды, я сверну себе шею. — Джоанн засмеялась низким горловым смехом, как делают женщины, разговаривая с мужчиной, который нравится.

Эндрю был совершенно очарован ею. Он потерся лицом о ее щеку, как кот, и сказал:

— Ты мне нравишься!

— Хм.

— Что это за ответ? — Его голос был глубок и мягок.

А она прошептала:

— Я хочу тебя!

Склонив голову набок, Эндрю прорычал:

— Вот сейчас схвачу тебя в охапку и затащу на сеновал.

— У меня спутаются волосы!

— Так я тебе нравлюсь? — спросил Эндрю. — Почему же ты выбрала именно меня среди всех, кто сшивается на этом ранчо?

— Ты уникален. Упрямый как осел и…

— Я не такой! Я ласковый человек!

— Интересно, как скоро ты снова станешь грубым.

Крепко обнимая ее, он взглянул ей в глаза.

— Я был груб с тобой?

— Да.

— Тогда прости. Вот только не могу припомнить, когда это случилось. Ну да все равно, извини меня. Я действовал в целях самообороны. Меня так часто отвергали, что я нуждался в защите.

— Кто тебя отвергал?

— Люди. Теперь… Бадди. Я всеми брошен. Помоги мне!

— Я подумаю.

— О чем будешь думать? — осторожно поинтересовался Эндрю.

— Захочу ли я быть с тобой.

— Я буду очень осторожен. Джоанн улыбнулась:

— На какое время?

Он скорчил самодовольную мину.

— Зависит от того, насколько ты нетерпелива. Как сильно хочешь меня.

— Отлично.

— Ты уверена? — с нежностью в голосе спросил Эндрю.

— Я пошла к этой лестнице еще до того, как ты уразумел, что я хочу заняться с тобой любовью!

— Хорошо хоть не сказала — любить меня! Так или иначе, это означает, что ты не намерена лежать, как доска, предоставив все мне.

Она рассмеялась, слегка задыхаясь, и прокомментировала:

— Я буду немножко раскачиваться.

— Думаю, мне тоже понравилось бы поездить верхом при такой качке.

— Когда я буду снизу, но сперва мне хотелось бы попробовать сверху. Он положил руки на ее бедра:

— Нужна поддержка?

— Нет. — Затем она выдохнула:

— Проверь лестницу.

Эндрю осмотрел лестницу — это была вещь ручной работы, наспех скрепленная гвоздями.

— Выглядит не особо прочной, но одного, пожалуй, выдержит, — с сомнением проговорил он.

— Давай попробуем. Я полезу первой, а ты подожди, пока я доберусь до верха. Подъем вдвоем небезопасен.

— Не зарывайся в сено. Мы не собирается играть здесь в прятки.

— Не в этот раз.

Улыбка Джоанн была такой лукавой, такой многообещающей, что Эндрю застонал и на секунду прикрыл глаза. Открыв их вновь, он скомандовал:

— Поднимайся, — и похлопал ее по ягодицам.

Она проворно полезла по лестнице и исчезла на сеновале. Это заставило его поторопиться, и через несколько мгновений он был уже на верхней ступеньке. Огляделся, но Джоанн не увидел, зато услышал, как шуршит сено.

— Осторожно, не задохнись, — прошептал Эндрю. — И вообще, ты где?

— Я здесь.

Он обернулся — она была у внешней стены конюшни, разравнивала сено.

— Здесь нет птичьих гнезд, — пояснила Джоанн.

Ему захотелось рассмеяться, и он это сделал — тихонько. Поблизости находились конюхи, и они могли услышать подозрительные звуки.

Джоанн просто создана для любви, размышлял Эндрю. Сколько времени прошло с тех пор, как у него была женщина, подобная ей? И была ли такая вообще? Джоанн непредсказуема, она податлива и хочет его. Прямо здесь, на сеновале.

Эндрю наблюдал, как в лучах солнца Джоанн разделась донага, широко улыбаясь ему. Его дыхание с трудом рвалось из груди, что, впрочем, не помешало ему моментально освободиться от одежды.

Она желала сама надеть ему презерватив. На эту тему состоялась краткая перебранка, и наконец он заявил:

— В следующий раз, — и проделал это сам.

Эндрю так изголодался по женскому телу, что не стал медлить. Он осторожно вошел в нее — и их близость была неистовой.

Он оказался достаточно умел и терпелив, чтобы они вместе достигли высшей точки.

Сила собственной страсти даже немного напугала Эндрю. Дыхание его никак не могло восстановиться. Джоанн молча лежала под ним. Он приподнялся на локтях, чтобы дать ей возможность дышать. Затем осторожно лег рядом. И сказал, тщательно разделяя слова дыханием:

— Я хочу — я мог бы — продолжать еще! Она ответила:

— Герой!

Эндрю, с трудом выговаривая слова, предостерег:

— Не надо — меня — смешить, я — сосредоточен — на дыхании.

— У тебя все отлично получилось.

— Не дерзи! Болтушка.

— Я не болтаю — ты действительно произвел на меня впечатление.

Он засмеялся и скатился на бок рядом с ней с закрытыми глазами, держа ее за руку. Она улеглась поудобнее и посмотрела на него.

— Все мужчины впадают в коллапс после любовных утех?

— Почему — ты — спрашиваешь?

— Просто поинтересовалась. Если бы я не знала, что ты вполне здоров, я бы запаниковала, решив, что тебя хватил удар или разбил паралич.

— Это — у тебя — впервые?

— Конечно, да. А у тебя?

— Я не помню, чтобы делал что-либо подобное. Я мог запросто умереть прямо здесь — голый — как сейчас. Но — это — стоило — того. Я хотел бы поспать.

И Эндрю уснул. Уснул так быстро, что Джоанн засмеялась. Теперь его лицо было спокойно, расслабленно.

Джоанн повернулась на бок и положила руку между своей щекой и жестким сеном. Она смотрела на Эндрю. А тот уже крепко спал.

Эндрю спал целый час. Его разбудил заглянувший в конюшню ковбой, ставивший в стойло одну лошадь и бравший другую, отдохнувшую.

На сеновале затаили дыхание. Они слышали, как ковбой насвистывал, работая — расседлывая одну и седлая другую лошадь. Он похлопал по крупу первую лошадь и сказал:

— Ты свободна. Не пей слишком много воды сразу, слышишь?

Затем вскочил на другую лошадь и ускакал. Джоанн крутила локон, глядя на Эндрю. Он сказал ей:

— Ты изумительна!

— Тебе просто нужна женщина.

— Да. Но у меня есть ты. Даже не верится.

— Готов повторить эксперимент?

— Не уверен, что смогу выполнить все так же хорошо, но было бы приятно убедиться, что ты мне не приснилась!

Джоанн накатилась на него. Это возбудило Эндрю, и он с шумом втянул воздух.

— По-моему, ты слишком напряжен, — сказала Джоанн. — Дыши спокойнее, но, если хочешь, можешь протестовать и упрекать меня. Даже перевернуть в прежнее положение.

— Нет.

Она призывно засмеялась:

— Я не смогу помогать тебе в этот раз, ты меня истощил.

— Но не навредил? — испугался Эндрю.

— Нет. Я довольна.

— А я нет!

Она снова перекатилась на спину, раскинулась на сене и улыбнулась Эндрю.

Он очень нежно поцеловал Джоанн и скользнул рукой по внутренней стороне ее бедра.

Она упрекнула его, приглушенно смеясь:

— Ты коварный мужчина. Думаешь, что если целуешь меня, то я не замечу, что еще ты делаешь?

Эндрю положил голову на ее грудь и судорожно облизнул нижнюю губу.

— Я полагаю, что была безрассудна, разрешив тебе один контакт, промурлыкала Джоанн. — Теперь ты решил, что можешь делать любые вещи с моим телом!

Он издал звук согласия. Джоанн подвинулась так, чтобы он мог достичь большего. Его рот немедленно захватил ее нетерпеливый сосок.

Она никогда раньше не позволяла подобных вещей и была теперь так возбуждена, что подумала, как много она упустила! Из ее груди рвались хриплые звуки. Эндрю накатился поверх нее и спросил:

16
{"b":"111656","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Полёт на единороге
ДНК. История генетической революции
Настоящая любовь
Ничего не возьму с собой
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
У тебя есть я
Дурная кровь
Факультет чудовищ. Вызов для ректора