ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как бы я хотела, чтобы это так было, — из ее груди вырвался протяжный вздох.

— Еще я хочу, чтобы ты знала, что у меня в жизни есть друзья, как бы они ни были тебе неприятны, никогда не становись между мною и ими.

И еще я хочу тебя попросить не вмешиваться в мои дела. Помни, что я взрослый, самостоятельный человек, и все, что я делаю, вызвано либо моим желанием на то, либо обстоятельствами, не оставляющими мне другого выхода.

— Я люблю тебя, Сергей, — прошептала Вика, и слова эти прозвучали просто и безыскусно, — и никогда не осужу тебя ни за что, но я боюсь именно обстоятельств.

— Что-то грустный получается у нас вечер, — Сергей потянулся за очередной сигаретой, — давай не будем об этом сегодня говорить. Все может произойти, меня могут посадить, убить, покалечить.

Обещай мне, что если подобное случится, ты начнешь новую жизнь. Я не хочу, чтобы ты меня ждала из зоны, пожизненно носила по мне траур или была сиделкой у постели инвалида.

— Перестань, — у Вики на глаза навернулись слезы.

Сергей быстро вышел из-за стола и, протянув ей руку, сказал:

— Пойдем потанцуем.

Контраст между его приглашением потанцевать и предыдущей тирадой был столь велик, что Вика усмотрела в этом нечто веселое и, засмеявшись, послушно отдала себя в объятия любимого человека.

Больше за этот вечер не было сказано ни одного грустного слова. Они пили вино, танцевали, рассказывали друг другу старые анекдоты и, счастливые, вернулись домой.

— Сережа, вам звонили из Киева, — вместо приветствия сказала Вера Львовна, — Кроменский Николай.

— Спасибо, — поблагодарил ее Никитин и, не «откладывая в долгий ящик, набрал номер Крытого.

— У нас есть новости, — сообщил киевский авторитет, — приехали гости, Лысый их встретил радушно, как и должно быть. Они сообщили, что их родственники затерялись в Одессе. Те, которые гостили в Крыму, может, помнишь?

— Помню, — переваривая услышанное, протянул Сергей, — а кто их там встретит?

— Лысый сам поедет в Одессу к нашему другу, — Никитин понял, что под «другом» Крытый имеет в виду Соловья, — они вместе поищут гостей. С Божьей помощью не дадут им пропасть.

— Надеюсь, что все пройдет удачно, — сказал Сергей, — может, мне тоже выехать?

— Не надо, там его нет, — Кроменский имел в виду Мирзу, — кстати, с его адресом тоже проблемы.

— Постараюсь найти, — пообещал Никитин.

— Пока не забыл, запиши адрес Германа, он окажет тебе посильную помощь Крытый продиктовал адрес и несколько телефонов своего приятеля в Берлине.

Как только Киев дал отбой, Сергей тут же позвонил Васе Доктору и договорился с ним о встрече назавтра.

— Я к тебе завтра заеду, — пообещал он, — с будущей женой.

На следующий день в назначенное время Сергей с Викой пришли к Василию Григорьевичу Корину.

Василий Григорьевич и его жена Галина Никаноровна по случаю предстоящего знакомства принарядились: сутулая фигура Доктора, облаченная в серый шерстяной костюм, застыла на пороге; Никитину почему-то бросился в глаза старомодный галстук. Зрелище было несколько комичным — Корин никогда не носил костюмов, а уж тем более галстуков. Пиджак сидел на нем мешковато, нелепо застегнутый на все пуговицы, а галстук явно мешал дышать, от чего Доктор беспрерывно дергал головой из стороны в сторону, как бы желая избавиться от обременительной детали туалета.

Сергей откровенно рассмеялся:

— Ну ты даешь, Григорьич, ничего не видел более потешного!..

— Хватит тебе потешаться, — рассердился Доктор, — давай уж, знакомь.

Сквозь смех Сергеей с трудом выдавил из себя:

— Это… Вика, моя будущая… жена, — и утирая выступившие слезы, указал на Доктора и его жену, — а это… Василий Григорьевич… ох, не могу, — и каким-то образом совладав с приступом смеха, закончил:

— а это Галина Никаноровна.

— Ладно, поржал и будет, жеребец, — Доктор резким движением сорвал с шеи галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Затем, обращаясь к жене, бросил:

— Все ты, надень галстук, надень галстук, тьфу — посмешище.

Теперь уже смеялись все.

— Ну ты даешь, Григорьич, — не унимался Сергей, — прикинься соответственно положению и сними свой дурацкий балахон.

— Тоже скажешь, «балахон»! Это французский костюм, от Диора, проворчал Корин, тем не менее скидывая с себя пиджак и вешая его на плечики.

— А на вешалке-то клифт клево смотрится, — продолжал незлобливо издеваться Никитин.

— Ладно, хватит тебе зубоскалить…

Доктор всем видом производил впечатление рассерженного человека, однако из-под косматых бровей лукаво поглядывали смеющиеся глаза. Наверняка эта сцена повеселила и его.

— Ну ладно, проходите в комнату.

Сергей, слегка подталкивая Вику, проследовал в столовую вслед за Галиной Никаноровной.

Здесь был накрыт роскошный стол.

Хозяйка, усадив гостей, выносила из кухни и расставляла на столе, покрытом белоснежной скатертью, блюда. Вика, несмотря на упорное сопротивление со стороны Галины Никаноровны, вызвалась ей помочь.

Воспользовавшись тем, что женщины задержались на кухне, Василий Григорьич признался Сергею:

— Ну, Писарь, ну, бродяга, не думал, что ты на такое способен, — он имел в виду предстоящую женитьбу, — вообще-то ладная деваха, дай Бог, чтобы все у вас было хорошо.

— Будет, Григорьич, — заверил Сергей, — все будет хорошо.

За столом во время обеда разговор поддерживали в основном женщины, мужчины лишь тихо улыбались, наблюдая за ними. Посчитав официальную часть знакомства и связанной с ним трапезы оконченной, Писарь с Доктором удалились на кухню.

— Григорьич, мне Крытый звонил, — сообщил Сергей, наблюдая за тем, как старик раскуривает папиросу, — Лысый с пацанами в Киеве взяли черных.

— И что?

— Те сдали своих подельщиков в Одессе и Крыму.

— Тех, которые Абрашку завалили?

— Подробностей не знаю, но думаю, что да.

Корин открыл холодильник и вытащил оттуда две запотевшие бутылки пива, продолжая при этом внимательно слушать Сергея.

— Коля сказал, что отправляет Лысого к Соловью в Одессу. Дал мне концы в «бундесе».

— Когда собираешься отваливать? — спокойно спросил Доктор.

— Визу еще надо дождаться, — сказал Сергей, протягивая руку к телефонной трубке, — сейчас заодно и позвоню.

— Добрый день, — приветствовала его секретарь фирмы, услугами которой он пользовался для поездки на отдых в Пальма-де-Майорку.

Сергей попросил соединить его с Леной.

— Сережка, здравствуй! — заверещала она радостно. — Опять куда-то пропал. Наверняка звонишь по делу или все же соскучился на этот раз?

— К сожалению, по делу, — Сергей притворно вздохнул, — мне срочно нужна виза в Германию.

— Как срочно? — Елена слегка расстроилась.

— Дня за два, за три, — Сергей сделал вид, что не заметил, как изменились интонации в голосе девушки.

— Все, что я могу сделать, это-неделя.

Но Сергей не отступал:

— Мне действительно нужно срочно.

— Вообще-то есть один вариант, — сказала Лена, — но это при условии, что в Германии ты долго не задержишься. Я могу за день сделать тебе визу в Швейцарию, а ты купишь билет на поезд и обратишься в немецкое посольство за транзитной визой.

Как правило, немцы делают ее где-то за час.

— О'кей, — согласился Сергей, — а если я все же полечу самолетом?

— Объяснишь, что опоздал на поезд, — как вариант предложила Елена.

— Тогда я сегодня же к тебе заеду?

— Давай ближе к вечеру, — согласилась она, — часов в пять, сможешь?

— Буду, — пообещал Сергей.

Доктор, внимательно следивший за разговором, дождавшись, когда Никитин положил трубку, спросил:

— Ну что?

— Думаю, что послезавтра буду топтать немецкую землю, — охотно пояснил Писарь.

— Ладно, пойдем к дамам, — сказал Василий Григорьевич и встал из-за стола.

— Подожди, Григорьич, — остановил его Никитин, — есть еще один разговорчик. Помнишь, я тебе рассказывал про двух пацанов, которые хотели отмести мою тачку?

35
{"b":"111676","o":1}