ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кай обернулся к сплотившейся у костра толпе, стоял молча, пугающий, далекий. Он смотрел куда-то за спины, в темноту, словно видел что-то, другим недоступное. Грубый плащ трепало ветром, мокрый снег слепил глаза. Оглянуться никто не решился.

— Шиммель! Шиммель! — взвыли разбойники.

Их подхватило и понесло знакомой волной, означавшей, что он явился.

— Коня, — тем же чужим, трудным голосом приказал Кай.

Заноза подвел своего.

Кай вскочил в седло, ветер рвал его одежду, трепал волосы.

Глаза казались пустыми, как у ведьминой куклы.

— Кто за мной? — вдруг закричал он в ночь, громко и звучно, легко перекрывая шум бури и скрежет веток.

Многоголосый вой был ему ответом.

— И они поехали за мной, — Кай чуть запнулся, прикрыл глаза, вспоминая. Тени от масляного светильника очертили складку у губ, впадины под скулами. — По болоту. Не разбирая дороги. На следующий день мы захватили один из фортов лорда Кавена, а у меня было меньше десяти человек. Потом они начали прибывать, как лавина, слухи расползаются быстро… В конце ноября мы взяли Чистую Вереть и люди назвали меня болотным лордом.

Ласточка молчала, не зная, что сказать.

— Ты… ты думаешь, что этот… Шиммель… он вселяется в тебя? Как в одержимого?

— С чего бы? — удивился Кай. — Он делится со мной силой, признал. Когда мы уехали с острова, метель выла… Мело, как у черта в крупорушке. А отец… отец ехал за нами следом. Я чуял его… видел…

— Демона с черными крыльями и зубами, как ножи? На хромом лошадином скелете?

— Знаешь, моя сладкая… он совсем как обычный человек. И лошадь у него самая обычная. От других всадников не отличишь.

— Не страшный?

Кай ответил не сразу.

— Как тебе объяснить… Сам не страшный, когда с ним ездишь — не страшно. И потом… когда ночью заснуть не можешь или один сидишь… тоже не страшно… почти. Ну вот словно макового настоя напился, страх как бы есть, но его почти не чувствуешь. Стараешься не думать — и вроде не страшно.

— А если думать — то страшно?

— Ну… я же говорю, как настоя напился.

Ласточка пошевелилась, убрала затекшую руку.

— И ты предпочитаешь не думать.

Кай молча дернул плечом.

— Ладно, — сказала она сурово. — А если тебя поймают? Тебя уже не вздернут на суку, как обычного разбойника. Тебя лорд судить будет и четвертует, или лошадьми разорвет, или что таким как ты положено…

— Я не дамся живым.

— Если б каждый не давался живым, палачей бы не существовало, Кай.

— Вереть моя по праву. Я ее удержу.

— Лорд Гертран сильнее Шиммеля.

— Посмотрим. — Он зыркнул угрюмо. — Будешь опять меня воспитывать, Ласточка? Я вырос уже.

— А ума не вынес. Не буду воспитывать. Я сама виновата, что отпустила тебя.

— Выгнала.

Она вздохнула.

— Надо было с тобой ехать. В Тесору, — Ласточка прикрыла глаза. — Что теперь болтать про если бы да кабы. Останься со мной.

— Не могу.

Опять молчание, долгое как ночь. Капает вода, воет ветер. Жук точит стену в углу — скррр, скррр… скррр, скррр…

— Он… обещал мне…

Кай смотрел во мрак, где стояла в нишке фигурка святой Вербы. Тонко пахло прошлогодним вереском от ее венка.

— Он обещал, что заберет меня к себе, если я позову. Он сказал, чтобы я не боялся ничего. Не боялся мучений и смерти. Что смерти не будет, если я позову его. Хоть из тюрьмы, хоть с эшафота.

Ласточке стало холодно.

— Я смерти не боюсь, — сказал Кай. — Есть вещи похуже.

Она нашарила его руку и потянула к себе, положила себе на шею. Рука была жесткая, неловкая.

— Не буду его звать. Слышишь? Даже если заживо на части рвать начнут. Как подумаю, что придется вечно с отцом бок о бок ездить, из снега и грязи каждую осень подниматься… — Кай вздрогнул, Ласточка прижала к себе мокрую голову, затаила дыхание.

— Лучше б… я не родился…

18

В доме сладко пахло осенними яблоками, подсушенным сеном. Лорд Радель лежал на опрятно прибранной кровати, в бинтах, но уже не синюшно-бледный, блестел глазами.

Ярко горели свечи, дорогие, восковые — из собственных лордских запасов. Герт не желал лежать в вони и сквозняках общего госпиталя и потребовал перенести себя в избу почище.

Красивая хозяйская девка крутилась вокруг него, то одеяло поправит, то ложку с похлебкой поднесет.

На вошедших она посматривала ревниво и неласково, вот еще сию минуту вытащат пригожего рыцаря из постели, посадят на коня и прости прощай ласковые речи и радость побыть рядом не абы с кем — с хозяином Старого Стержа…

Герт благосклонно кивал ей, улыбался, но слушал пришедших гостей внимательно, иногда сдвигая темные брови в черту.

— Форт на Козловом озере мы бы удержать не смогли, — твердо сказал Мэлвир. — Вышибить оттуда бунтовщиков было не сложно, но оставлять полсотни воинов для охраны малозначимой крепости…

— Это была довольно хорошая крепость… совсем новая, — еле слышно пробурчал под нос Радель.

— Горела она и впрямь хорошо, — зло высказался Марк. — Сэн Соледаго полагает, что выжженная земля — это лучший способ сломить сопротивление.

— Сэн Энебро возможно полагает как-то иначе, — холодно ответил Мэлвир, покосившись на распростертого на койке Раделя. — Я вполне понимаю его стремление сохранить старому другу по возможности нетронутые укрепления…

Радель нахмурился сильнее.

— … но я предпочитаю поберечь людей и выполнить свою задачу, — закончил Соледаго.

— Вообще-то, Герт, он прав, — неохотно буркнул Марк. — Форт стоял у нас аккурат за спиной, людей не так уж и много… построишь новый, что там…

Герт молча закатил глаза и сказал девке, чтобы вышла.

— Сразу видно, Соледаго, у тебя своей земли нет, — укорил он.

Едва дышит, а поучает, с неудовольствием подумал Мэлвир.

— Ты еще амбары с зерном начни жечь, чтобы разбойников продовольствия лишить. Крестьян перевешай, чтобы приют душегубам не давали…

Судя по взгляду, которым Марк наградил золотого полководца, этот вопрос обсуждался.

— Я действую так, как подсказывает военная наука, — ответил Мэлвир. — Первым делом следует лишить врага припасов и укрытий. Мы выяснили, что разбойники прекрасно передвигаются по болотам, знают тайные тропы. Не стоит давать им лишнюю возможность разделить наши силы.

— На словах все это звучит очень умно.

— Вероятно, лорд-тень не послал бы меня сюда, если бы не был уверен в моих способностях.

— Я преклоняюсь перед твоим военным гением, Соледаго, но постарайся взять Вереть, не разрушив ее до основания, прошу. Ты в Катандерану уедешь и рыцарей королевских увезешь, а мне крепость удерживать всю зиму, еще и найлы налезут… чертов Кавен, угораздило его помереть и навесить мне на шею этот хомут с бубенцами!

Герт откинулся на подушки.

— Если бы… — начал Мэлвир, но осекся.

К чему в сотый раз говорить о том, что Вереть можно было бы лучше укрепить летом. Что земля застит глаза, как женщина, которую слишком любишь.

— Я привез с Козлова озера тела твоих людей, — сказал он. — Мы сломали клетки и достали… то что осталось. Их похоронят вместе с остальными погибшими.

— Спасибо, — Герт снова побледнел, осунулся, ему было лихо.

— Кончайте с этим болотным лордом, — попросил он. — Сил нет тут лежать. Муторно.

— Он действует так, как я и предполагал, — заметил Марк. — На болотах нас застали врасплох, но на сухой земле…

— Форт на Козловом почти не охранялся. Селяне говорят, что за четверть до нашего прибытия разбойники снялись с места и поспешно отступили. Мы нашли брошенные припасы и различные… следы, — Соледаго поморщился.

— Чудь предупредила, — мрачно сказал Радель. — Я до сих пор не могу взять в толк, как тварь, которая сейчас сидит на кавеновом месте, с ними договаривается. Может и впрямь человеческие жертвы гаденышам приносит…

— Ничего страшного. Пусть бегут, прячутся. Я бы не хотел всю зиму ловить бунтовщиков по элейрским чащобам, как тараканов.

38
{"b":"111683","o":1}