ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

24

— Что там еще? — Кай полулежал в кресле, закрыв глаза.

У кресла была жесткая деревянная спинка и все остальное не мягче, поэтому он свернулся немыслимым образом, перекинув ногу в грязном сапоге через подлокотник.

Лаэ внимательно оглядел круглую комнату, принюхался.

— Твой учитель тебя не убил, за то, что ты в таком виде?

— Кто мне учитель? Чума, ха! — Кай приоткрыл один глаз. — С какого перепрыга он мне учитель? Меня учить не нужно. Ушел наверх, не желает на меня смотреть, такого некрасивого. Змеенышем обозвал. Сговорились они, что ли?

— Наверх?

— На крышу. Стоит, поди, обозревает земли, которые я ему завоюю.

Кай перестал ухмыляться, сел, выпрямился.

— Чего там? С лордом этим?

Лаэ внимательно смотрел на друга, словно не узнавая.

— Ну и что ты так на меня уставился? Все-таки думаешь, я демон?

— Я думаю, что ты иногда сам не осознаешь, что делаешь, — спокойно сказал найл. — Довольно часто.

— Хорош меня поучать, ладно? Я устал. Будто все кости повытаскивали.

Кай потянулся, потом зевнул с подвыванием.

— С лордом Гертраном не все ладно, — сказал найл. — Госпожа Ласточка просила…

— Вот как? Ласточка? Уже познакомились? — Кай прищурил зеленые глаза, голос его стал холодным.

— Ты же рассказывал о ней, — Лаэ глянул с недоумением. — Конечно, я знаю, как ее зовут. Что с тобой, а?

— Забудь, что я о ней рассказывал. Я думал… ладно, неважно, обойдусь.

— Лорд очень болен. У него жар.

— Я вне себя от горя.

— Она просила какое-то снадобье… называется чудье молочко, — найл старательно выговорил незнакомое название.

— Чудье молочко? Луну с неба не надо ей?

— Кай.

— Я не понял, почему она тебя посылает? Пускай сама придет, скажет, обсудим, что ей там нужно. Для красивой женщины ничего не жалко! — он презрительно скривил рот.

— Она очень занята, лорд без сознания, и еще Лана с ней там…

— Ясно, нашла, кого можно лечить, и счастлива. Кто бы сомневался.

— Я пойду, позову ее?

— Стой, подожди, — Кай вскочил с кресла, подошел к двери, ведущей к лестнице на крышу, и аккуратно заложил засов. — Еще придет старый хрен и помешает. Ну-ка, полей, я весь в кровище.

Лаэ взял кувшин с водой, стоявший у каменного умывальника, плеснул другу на руки. Потекли ржавые и бурые струйки, железистый запах резанул ноздри.

— Мне кажется, что это не отмоется, — рассудительно заметил Лаэ. — У тебя плащ с правой стороны даже не сгибается.

— Ну и ладно, пускай зато видит, что я пытался, — Кай извернулся, пытаясь посмотреть на плащ сзади. — Мда… В окно его.

Лаэ покачал головой.

— Я ее позову.

Кай содрал плащ, скомкал и вышвырнул в окно. Хлопнула ставня. Потом быстро оглядел комнату Чумы, передвинул пару предметов на столе, придавил карту стопкой книг, поставил поближе золотой кубок и рухнул обратно в кресло.

Дверь приоткрылась, Ласточка вошла неторопливо, как всегда, остановилась посреди комнаты. Кай небрежно глянул на нее, оперся локтем о стол. Перелистнул страницу толстого фолианта.

Серые внимательные глаза осмотрели опрятно убранную комнату, ровно горящие свечи, заправленную койку. Во взгляде Ласточки отразилось удивление.

— Так чего тебе? — спокойно спросил Кай, глядя на нее поверх кипы бумаг. — Что там нужно твоему…лорду?

Лекарка поджала губы.

— Девушка одна сказала… про чудье молочко. Есть оно у тебя?

— А, Ланка что ли, — Кай хмыкнул, повертел в руках гусиное перо. — Без нее не обошлось. Чудьева молочка тебе, значит? Для лорда.

— Для лорда.

— Да я понимаю, как не понять. Я понятливый.

Болван ты последний, отразилось в серых глазах. Лекарка сжала губы сильнее, чтобы не ляпнуть что-нибудь.

— Что ж тебя понесло в наши трясины? — болотный лорд ухмыльнулся самым мерзким образом. — Жить надоело?

Ласточка не опустила глаз.

— Кай, потом поговорим. Если будет у тебя такое желание. Есть у тебя это снадобье или нет? Умрет лорд — вам тоже не жить.

— Тебе что с того? Советы мне давать приехала?

Кай в сердцах схватил кубок, отпил добрый глоток, страшно скривился и замолчал.

— Снадобье. Или иди и прикончи Раделя сам, — лекарка скрестила руки на груди. — Своими руками.

Молчание.

Дьявол! Опять Чума намешал в свое питье какой-то невыносимой дряни!

Кай махнул Лаэ рукой, уводи ее, мол. Тот сделал бровями вопросительный знак, Кай непримиримо вздернул подбородок.

Чертово лекарство воняло, как стая дохлых мышей, ни проглотить, ни сплюнуть.

— Да что же ты с собой сделал! — воскликнула Ласточка, приходя в отчаяние. — Ты же был… казался… умным парнем. Кай! Что ты молчишь!?

— Прошу, прекрасная госпожа, — Лаэ учтиво отворил дверь. — Я уверен, что наш лорд найдет способ отыскать то, о чем вы просите.

Найл выпроводил женщину, вышел в коридор, Кай, не в силах больше сдерживаться, выплюнул пакость прямо на ковер.

Чертова дура, предательница!

Он шарахнул кулаком по стене, ободрав костяшки.

Нашла себе кого получше.

Предательница.

Она еще пожалеет, что разговаривала с ним так нагло.

* * *

Плохо дело. Ласточка понюхала бинт с пятнами скудных выделений и поморщилась. Гнилостный запах был ей слишком хорошо знаком. Бледная сухая рана с отечными краями, грязноватый налет. К вечеру жар у Раделя спал, после проливного пота начался озноб. Лорд очнулся, но сознание оставалось спутанным. «Голова болит, — пожаловался лорд. — Позови Марка».

Ласточка почистила рану, превязала ее заново. Напоила лорда вином, разбавленным теплой водой — вино в маленькой баклажке принес найльский паренек. Он же принес пучок лент ивовой коры, нарезанной под стенами крепости, на берегу Лисицы. Ласточка который раз за сегодня поблагодарила бога, что им достался такой заботливый страж.

Беременная девица перетащила в комнату свою подстилку, и без особой нужды за дверь не выходила. Снаружи несколько раз шумели и ругались — это приходили бывшие жильцы, рвались внутрь, требовали хотя бы вернуть вещи. Лана сгребла в охапку кучу вшивых тряпок и демонстративно вышвырнула их за порог. Постояла, послушала ругань и угрозы, потом сморщила носик и улыбнулась Ласточке.

Ласточка криво улыбнулась в ответ. Ничего не кончилось, глупая девочка, подумала она. Пока лорд Радель жив — мы отделены от разбойников запертой дверью и парочкой суровых найлов. Если Господь таки приберет его, найлы и дверь испарятся, как не было… Да и защита разве те найлы? Когда их хозяин своим же людям головы походя рубит. Про Шиммеля тоже сказывали, что он ни своих, ни чужих не жалел.

И ты теперь такой, Кай?

— Ммммм, жарко… — промычал Радель, только что стучавший зубами под плащами и одеялами. — Окно открой… дышать… нечем…

По полу дуло, тянуло сквозняком. Кособокий ставень завесили рогожей, но спасала она мало. Гертран Радель метался и царапал желтыми пальцами шнуровку на груди.

— Милорд, миленький, потерпите. Нельзя окно открывать. Простынете, еще хуже будет. Давайте отвара выпьем, надо больше пить, чтобы жар вымыло… Лана, поддержи-ка милорда… подсунь ему мешок под спину, вот так. Вам удобно, милорд?

— Мммм… гадость… — взрослый мужчина морщился и отворачивался от чашки, как мальчик.

Стукнула дверь, открытая пинком. Вошел Лаэ, как-то странно вошел, мелкими шажками, закусив губу и не сводя глаз с чего-то маленького, то ли живого, то ли очень хрупкого в своей ладони. В другой руке у него болтался фонарь. Лаэ остановился посреди комнаты, твердо встал обеими ногами, и только тогда перевел взгляд на Ласточку.

— Вот, — сказал он. — Ты просила, прекрасная госпожа. Снадобье.

Ласточка подошла и заглянула в найльскую ладонь. Там лежало яичко — охристо-серое в пляшушем свете каминного пламени, с темным крапом, с обоих концов залепленное пуговками из древесной смолы.

— Что это?

50
{"b":"111683","o":1}